«Европа-Азия»

Страница: 5 из 7

с меня и, не поворачиваясь, опять направила рукой мой член в себя. С минуту и правда было намного лучше, плоть Юльки стала туже обтягивать член, но потом все пришло в норму и член стал опять проваливаться в Юльку. Но Юльке эти изменения понравились намного больше, потому что она начала явно постанывать и покряхтывать. Да так заводно, что даже Лариса отвлекалась от членов и поворачивалась на звук.

Глебу Олеговичу надоело лежать на столе, он поднялся, оставив Ларису обсасывать подчиненных, обошел ее сзади и задрал подол платья опять до банта только теперь уже кверху. Под подолом обнаружились стройные бедра с небольшими растяжками и две массивные ягодицы. Дополняли всю эту красоту розовые кружевные трусики. Трусики тут же были отправлены вниз, и Лариса как лошадка перебрала ногами выходя из них. Причем мне бросились в глаза розовые же пяточки Ларисы и перетянувший их сверху ремешок туфель. Хозяйски проведя полной ладонью между ног и ягодиц женщины, чем заставив ее прогнуть спину, Глеб Олегович удовлетворенно хмыкнул и всадил член в Ларису сзади.

Лариса освободила рот от члена Санька и благодарно заойкала.

— Можно я с нее повязку сниму? — спросил не понятно у кого Санек, — люблю глаза видеть, когда сосут, а тут как будто куклу какую-то трахаешь..

— Сними, — разрешил Глеб Олегович, продолжая сношать Ларису, развернулся и посмотрел на нас Юлькой, — Юле все равно, она кайфует.

Санек сдернул с Ларисы повязку, и та начала вертеть головой, смотря и как бы заново знакомясь со всеми участниками представления. Первый взгляд Саньку, потом поворот голову на Белобрысого, благодарный и похотливый взгляд через плечо на Глеба Олеговича, держащего ее за бедра и долбящего сзади. Потом ее взгляд сфокусировался на нас с Юлькой и она с улыбкой сказала:

— Юленька, не скачи так сильно, зад повредишь себе. Откуда у такой, ох, б... ть, как хорошо, маленькой девочки такие дырищи..

От слов мачехи Юлька завыла просто на мне, неимоверно усилив темп. Недоумевая, я подался вперед, нашарил рукой Юлькину промежность и убедился, что оказывается киска последние минут десять никакого участия в сексе не принимает. Юлька легла на меня, домахивая одними бедрами, и начала просто спускать из своей киски горячую жидкость — толчок за толчком. От известия, что я трахаю Юльку в зад и от ее покорного и тугого тела, я через несколько ее скачков тоже начал выпускать ей в прямую кишку сперму струя за струей. Пока мы, слившись воедино, летали с Юлькой, наступил приход и у Ларисы, которая мелко затряслась и запричитала, как ей хорошо.

— Кончила, лошадь — удовлетворенно сказал и сильно хлопнул ее по заду Глеб Олегович, не останавливая фрикции. — А мы с пацанами никак не можем — от нервов наверное, какие ты нам доставила.

— Я не специально, — сипела Лариса.

— И сосать перестала совсем, — недовольно затянул Белобрысый.

— Иди, поменяемся дырками, — великодушно сказал Глеб Олегович и, развернув Ларису боком к столу, вышел из нее, и обошел спереди. Член его был в сбившийся в густоту от фрикций выделениях Ларисы, которая та попыталась стереть руками, перед тем как взять его в рот, но Глеб Олегович отвел их.

— Я не хочу, он склизкий — подняла на него глаза так и продолжавшая стоять наклонившись, отклячив попу, Лариса.

— Так он в тебе же и есть. Я-то еще не кончил, — весомо произнес Глеб Олегович.

Лариса надумала было что-то еще, но тут сзади наконец то ей вправил Белобрысый.

— Ох, бл... ь, — вскрикнула Юлькина мачеха. И потом еще раз уже с набитым до горла ртом простонала:

— Ох, бл... ь как же хорошо.

— Что именно хорошо? — с участием поинтересовался Глеб Олегович, опять держа женщину за волосы и проникая ей в рот. Глеб Олегович и Белобрысый как на дрезине начали подталкивать мычащую женщину друг навстречу другу, помогая одеть ее на себя еще сильнее. От этой картины: от дрожащих ног Ларисы, от ее шарящих рук, одна из которых, с обручальным кольцом, раздвигала киску пошире, чтобы толстый монстр Белобрысого проникал еще глубже, а вторая вцепилась светлыми блестящими когтями в загорелое бедро Глеба Олеговича, от раскачивающихся и болтающихся грудей, которые казалось, придают ее траханию и насаживанию еще больше инерции свои весом, от полоски пухлых губ, сомкнувшихся на члене, от ресниц ее, трепещущих прямо на волосатом лобке Глеба Васильевича, от длинных белых волос, — от всего это мой член, было подсдавший, начал расти и увеличиваться прямо в заду у Юльки. Юлька почувствовала это и игриво начала выгибать спину, лежа на мне. Я оттягивал ее соски, трогал киску, собирая пальцами из нее влагу и давая слизывать Юльке.

— Может я его смочу? — спросила Юлька, — а то сперма засохнет и разотрем мою попку.

Но тут над нами возник оставшийся неудел Санек, который задрал разведенные Юлькины ноги и начал входить в ее киску.

— Попку? — прокаркал он. — Ты хотела сказать твое совиное дупло?

От этих слов Юлька реально завелась:

— Ебите только сильнее. Жалко Ларку не видно, вы ее тоже уже в зад приходуете?

— А можно? — подал голос Глеб Олегович.

— Нельзя — промычала с набитым ртом Лариса.

— Еще как можно, — возразила сквозь стоны Юлька.

Хотела сказать еще что-то, но тут мы с Саньком набрали обороты и Юлька вместо фразы завыла. Несколько качков, и я даже из Юлькиного зада почувствовал, как Саньков член начал бултыхаться в жидкости Юлькиного оргазма. Через мгновения кончил Санька, потом, прибавив темп, второй раз за вечер слился в Юлькин зад и я.

— Кончаю, — простонал Белобрысый. Лариса мычала что-то типа в киску нельзя, но кто ее уже слушал?

Белобрысый отвалил от кормы Юлькиной мачехи и удовлетворенно сел на стол. Лариса же обреченно уперла руки в колени и принялась досасывать. Несколько всхлюпов, и Глеб Олегович весь вытянулся, даже поднялся на носках, а потом оттолкнул от себя Ларису, плюхнувшуюся на пол.

— Я от неожиданности все проглотила, — неловко обвела всех взглядом Лариса.

— А так и нужно, — заржал Белобрысый.

Все расселись по углам, запал проходил. Повисло неловкое молчание.

— Идите освежитесь, девочки, — сказал Глеб Олегович. — Вот ключ от директорского туалета, он через дверь по коридору. Только накиньте что-нибудь, нам слухи не нужны. Сначала вы, потом мы сходим.

Юлька натянула опять свой сарафан, Лариса было начала искать трусы и лифчик, но под нажимом Юльки, потащившей ее на выход, просто одернул подол и натянула лиф на сиськи.

— Сгоняй проверь бар, — вновь вернулся к своим обязанностям Глеб Олегович — потом, если все норм, мне и дамам коктейли — освежиться. Всем остальным сока.

Белобрысый как всегда влез с тупостью своей:

— И пожрать чего-нибудь.

— Время третий час ночи, кухня заказы уже не принимает, объедки не по статусу, — покатал на языке Глеб Олегович. — Андрей, вот ключ от склада, принеси колбасы, не дешевой, но и не слишком дорогой, хлеб, сыр, можно оливок.

Проверив бар, убедившись, что там тишь и гладь, отдав официантке все свои чаевые за вечер, я воспользовался туалетом для персонала и привел себя немного в порядок. Хоть Юлька и чистая девочка и чувствуется, что готовит свои дырочки к походам в клуб заранее, но все же не комильфо как-то после анального секса грязными концами всю ночь трясти.

Приготовив обычные «махито», помня, то меня просили освежиться, и налив кувшин сока, поставил все на свой столик для зала и покатил в подсобку охраны. По дороге объяснил Антону, который поднялся из подвала, что шеф сейчас занят, какой-то вопрос неудобный решает с важными клиентами, а Белобрысый и Саня с ним, типа накосячили, и сейчас в комнату охраны лучше не лезть под горячую руку. Антон посчитал, что лучше чем отдых, только смена обстановки вдали от начальства, и пошел поменяться с кем-нибудь из охраны на входе.

По дороге я зашел в кладовую, взял сыра, палку салями, несколько булок, и покатил все добро к адресатам.

В комнате ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)
наверх