Любое приключение должно с чего-либо начаться...

Страница: 3 из 8

все! Только почему даже во сне я чувствую эту мерзкую вонь? Стараясь не дышать, я вливаю в себя виски, и быстро подношу ко рту лимон, справедливо опасаясь, что иначе не удержу это в себе. И опять его кислота спасает меня — жидкость уже не просится наружу, а растекается по всему телу нежным теплом. Пока я занимался этим, Шляпник тоже не сидел без дела, потому что я обнаруживаю свои брюки обрезанными выше колен, а рубашку затянутой узлом на животе, с отрезанными рукавами.

— Вот так горррраздо лучше, — Чешир небрежно треплет мои волосы — и впервые в жизни у меня это не вызывает тихой ненависти.

— Ты готов, мой юный друг? Я согласно киваю, он подхватывает меня под руку и уводит с поляны рассказы о сексе . Я оборачиваюсь и машу рукой сидящим за столом, но они этого не видят. Соня снова спит, уткнувшись носом в чашку, а Заяц что-то доказывает Шляпнику, стуча кулаком по столу.

Мы идем по лесу... Идем? Нет, это Чешир волочет мою оцепеневшую тушку на себе, а я только бездумно переставляю ноги. Меня плохо слушается мое тело — ноги просто отказались двигаться, а вот язык... Несмотря на все мои усилия — он продолжает трепаться, я бессовестно выбалтываю все свои мысли и тайны. Этому способствует тихое мурлыканье спутника, он одобрительно хмыкает, иногда задает наводящие вопросы. Наверное, это продолжается довольно долго — откуда мне знать? Но вдруг Чешир останавливается, стряхивает меня со своего плеча — устоять на ногах не получается, я плюхаюсь на траву.

— Мм... Пршли?

— Нет, мой юный друг. Мы вообще шли не туда. — я поднимаю глаза — кот в раздумье чешет подбородок.

— Пщему?

— Герцогиня не переносит пьяных. И просто не пустит вас в таком состоянии. Да и мне все труднее... — он не продолжает фразу, но его взгляд подсказывает, что трудно ему вовсе не тащить меня на себе и даже не выслушивать мой бред.

— Ааа? — без лишних слов котяра хватает меня поперек талии и вносит под водопад — оказывается, мы на берегу небольшой речушки! Черт! Вода просто ледяная! Я начинаю брыкаться, но в ягодицу недвусмысленно впиваются когти.

— Эй, пусти! Холодно же! Коот! Вместо ответа мою голову держат под струями холодной воды жесткие сильные руки. У меня уже нет сил отбиваться, я просто вишу на нем. Наконец-то пытка кончилась и он вытаскивает меня на берег. Экзекуция возымела эффект — в мозгах у меня прояснилось, я сажусь и уже более осмысленно осматриваюсь. Чешир стянул мокрые шорты и развалился рядом, явно блаженствуя под лучами предзакатного солнца. А меня начинает бить дрожь, холод идет не снаружи, хотя легкий ветерок и вносит свою лепту. Нет, ледяная волна поднимается изнутри, я обхватываю себя руками, пытаясь удержать хоть каплю тепла.

— Вам холлодно, мой пррррелестный друг? — лениво мурлычет рядом Чешир.

— А сам-то как думаешь? — у меня зуб на зуб не попадает, я с ненавистью смотрю на наглого котяру, который потягивается на солнышке.

— Мой вам совет — снимите мокрую одежду. Так и вы быстрее согрррреетесь, и она быстрррее высохнет. — вот скотина. Советы он тут мне дает.

— Между прочим — я не просил меня поить! И меня даже не предупредили! — кот переворачивается на живот, подпирает голову рукой и жмурится.

— Я так понимаю, моим советом вы не хотите воспользоваться? — хочется ответить что-то в духе Зайца, но совет-то дельный. Тихо бурча, я все-таки раздеваюсь, раскладываю рубашку и шорты на камнях и ложусь на нагретую солнцем траву.

— Я бы снял все — но вы, видимо, решили мерзнуть.

— Отвянь, а? — мне становится теплее, дрожь медленно унимается. Я вытягиваюсь, закидываю руки за голову. — Значит, мы шли не туда. А как мы теперь попадем к Королеве? Ведь Соня ясно сказала — оттуда прямо до вечера.

— Налево до вечера. А потом прямо и до обеда. Наша Соня знаток, но несколько... Академична. Я знаю более короткий путь до поместья Герцогини.

— Ак... академична? Соня — академик? — меня разбирает смех. Да её пальцем ткни — виски брызнет! — Соня! Ооой, академик! — неожиданно мои запястья стискивают сильные пальцы, надо мной нависает жилистое тело.

— Вы ничего не знаете, мой юный друг. И советую вам больше не смеяться над обитателями этого мира. — в паре дюймов от моего лица я вижу белоснежные и очень острые зубы. Но почему-то не боюсь.

— А над вами? Над вами тоже нельзя смеяться, обладатель длинного хвоста? — кот улыбается и клыки прячутся за обманчиво мягкими губами.

— Можете попрррробовать. — он тихо мурлычет и наклоняется ко мне. Я молчу. Бирюзовые глаза видят меня насквозь, и когда его губы касаются моих — я замираю. Он целует меня нежно и неторопливо, то дразня ловким языком, то посасывая нижнюю губу. При этом его бедро раздвигает мне колени, и я чувствую, как к моему паху прижимается его напряженный член.
Вот же черт! Это что, это... Это... Но Кот отвлекается от моих губ и нежно ласкает мочку уха. Потом принимается вылизывать за ухом, его язык шершавый, как у... кота. Это производит неожиданный эффект — мое тело отзывается, я выгибаюсь ему навстречу, чувствуя сладкую истому.

— Ммммрррррр... — он мурлычет и вибрация отдается эхом в моем теле. Последним усилием воли я пытаюсь отстраниться, но котяра мурчит еще громче.

— Ннн... Не... Не наадоо...

— Ты уверрренн? — шершавый язык медленно проводит по моей шее влажную дорожку. При этом его хвост выписывает узоры на моей коже, и от этих прикосновений я просто теряюсь во времени и пространстве.

— Оххх, Чешиир!

— Мммммрррррррррр... — нежные поцелуи спускаются по моему животу, от этих ласк мой член встает колом и грозит порвать трусы. Кот на мгновение замирает и я приподнимаю голову. Лукаво улыбаясь, он цепляет когтем резинку боксеров. Я теряю голову, закрываю глаза: так мучительно медленно ткань ползет вниз.

— Бооожее...

— Ммммрррр, нет, это все еще я. — сильные пальцы сжимают мои бедра, шершавый язык скользит вокруг, не спеша приблизиться. Я вцепляюсь руками в траву, вскрикиваю когда губы смыкаются кольцом на моем члене и вбирают его во влажную теплоту. Этого достаточно — меня бьет дрожь и я изливаюсь в нежный рот. В глазах темнеет, но отчетливо слышно довольное мурлыканье. Сильные руки обнимают меня, пока я перевожу дух.

— Вы согрелись, мой юный дррруг? — из блаженной истомы меня вырывает мурчание. Согрелся? Да я думал, что расплавлюсь.

— Чешир. Меня зовут Алекс, — я нехотя открываю глаза, только для того, чтобы увидеть два бирюзовых омута над собой..

— Я знаааю. — он мурлычет, и я слышу довольные нотки. И опять жмурится, наглый котяра.

— Как бы мне ни хотелось остаться здесь, но солнце заходит. Нам пора. — Он легко встает, протягивает мне руку — я хватаюсь за неё и тоже встаю. Собираю свою одежду, начинаю натягивать шорты. И вот эти обыденные действия как-то странно перечеркивают, смазывают все, что произошло недавно. Завязывая рубашку узлом на животе, я оборачиваюсь — Чешир шнурует кроссовки. Улыбаясь, смотрит на меня, а я отвожу взгляд, отворачиваюсь, проверяя, все ли застегнуто. Над ухом раздается голос.

— Идем? — Я опять подскакиваю — Чешир в облике толстого кота вальяжно развалился прямо в воздухе.

— Ээээ... Почему?

— Я вижу, что смущаю тебя, вот и решил, что так нам будет легче. — бирюзовые глаза щурятся, в голосе уже нет бархатных ноток.

— Прости. Я просто... Пожалуйста, не надо! — я пытаюсь ухватить это эфемерное существо и неожиданно утыкаюсь носом ему в грудь. Как же быстро он меняется! Чешир гладит меня по голове, ерошит волосы — и мне это нравится!

— Идем, Алекс. — но я удерживаю его.

— Пожалуйста, Чешир... — он мягко улыбается. И снова начинает мурлыкать.

И снова мы идем по волшебному лесу. Он залит мягким светом уходящего солнца, здесь удивительно тихо и спокойно. Чешир молчит, иногда загадочно улыбается, поглядывая на меня. Эти улыбки смущают, я опускаю глаза и краснею. Чтобы немного отвлечься,...  Читать дальше →

Показать комментарии (24)

Последние рассказы автора

наверх