Любите своих жён, с которыми развелись...

Страница: 1 из 3

(Людмиле, на которой был женат один и единственный, как показывает практика, раз в своей жизни)

В разводе с женой я уже семнадцать лет...
У нас какой-то странный развод. Живём не вместе. Но официальных штампов, что мы теперь не муж и жена, нет.
За что особенно благодарен супруге бывшей, что фамилию оставила мою. Так, если подумать (люди то вокруг дурные, как и государство) может быть ей с этой фамилией приходилось и напряженно за годы без меня в конторах разных: заканчивается ведь она, фамилия, на «о». Не русская, скажем прямо, фамилия. Но не сменила. Оставила. И доче своей... Что говорю — нашей доче, — тоже оставила мою фамилию...

Почему мы расстались?
Первые годы потом, определенно был уверен, что во всём вина супруги. Моё в этом убеждение: исключительно исходя из фамилии, которая заканчивается на «О». Для тех, кто этого немножко не понимает — на «О» заканчивается украинская фамилия. И существует убеждение, что люди, «награжденные» такой фамилией — они упёрты, как бараны...
Что грешить против истины: я был упёрт.
Года так четыре или пять после нашего «разбежания» друг от друга — так и полагал, будучи совершенно в этом уверен, что в нашем расставании виновата исключительно жена...

Не говоря ничего, затолкал тогда личные вещи в несколько сумок и ушёл...
Потом уже, годы спустя, мысли появились: а только ли она в этом виновата? Не сам ли сволочь?
Так вот. Прошли эти самые годы, как пишут в умных книжках.
Странно, но о повторном браке у меня не было и мысли. А если подумать о разводе — так я это вовсе отсекал. Конечно, не монах, в койке за это время перебывали многие... Но, что противно, я их всех — хотел — не хотел, всегда сравнивал с супругой. Вслух не говорил, но конкуренции «девочки на ночь» с женой бывшей не выдерживали...

Мы не созванивались эти годы.
... Первой на контакт вышла жена. Хотя, честно признаюсь, не позвони она первой, я уже сам был готов сломаться на контакт с ней.
И после этого у нас воцарились дружеские взаимоотношения. Был какой-то итальянский фильм, кажется, называется он «Народный роман». Он собирал толпы в кинотеатрах. Где-то в середине 70-х прошлого уже века. Там ребята тоже разбежались после серьёзной размолвки, вплоть до сексуальной измены. С применением потом даже и оружия. Двустволки. Как сейчас помню, прибежал муж, которого любовник «оброгоносил» к нему, к любовнику. Из кармана достаёт патроны к этой двустволки из пижамных брюк со словами, у меня и патроны есть... А потом ничего. Потом у них возникло чисто дружеское общение. Вот тако и мы.
Плюс еще и другое. Супруга «поднялась» в буквальном смысле этого слова: шикарный ремонт квартиры, хорошая машина. Да и доча вся в шоколаде... Мои государственные копейки, в смысле алиментов с них, вряд ли ей воспринимались всерьез...

... — Саш, на дачу завтра поедешь? — позвонила она мне под 1 мая.
Вот интересно, давно вместе не живем, а какая-то зависимость у меня от неё осталась. Эдакая «подкаблучность». На этот раз я решительно решил от неё избавиться. От «подкаблучности». Тряхнул головой, продышал несколько раз ртом и носом и, наконец, как мне показалось, твёрдо сохранил своё мужскоё я;
— Люд, какого хрена, ты же знаешь; я от заказов живу — у меня «завтра» на весь день расписан.
— Ой, какой занятой, вы только подумайте, — даже по телефону услышал как она всплеснула руками (телефон был на громкой связи). Саш, мне маму с дедом на лето нужно перевезти на дачу. Помоги, а?
Ну и где моё «твёрдоё мужское я»? Вы бы отказали? Я отказать не смог.
В итоге у меня произошёл очень неприятный разговор с шефом. Но он относится ко мне хорошо. И субботу с воскресеньем в итоге разрешил мне засчитать как выходные дни.

... Тёща повеселила. Бывшая (хотя, почему бывшая? Она очень хороший человек. Хотя и тёща).

Так вот. Тёща килограммов двадцать сахару в одну из сумок напихала... Спросил, зачем? А здесь, говорит в магазине, на пару рублей дешевле, чем в деревенском. Я мял при этом в кармане то ли штуку, то ли пять сотен — бумажку какую-то... А всего таких сумок было около сорока. Плюс рассада.
Я-то было размечтался. На дачу в «джете» Фольксвагена Людкиного, думал, королем поеду. Ага, щас.
Все в кульках, в пакетах. С одной стороны, на заднем сидении — дедя, второй муж тещи, с другой, там же — рассада. А посередке я. Я, существо, внутренне матерящиеся, жутко недовольное, но при этом делающее благодушную мину лица...

Ребяты! Кто бы так любил свою жену как я: четыре часа — с одной стороны рассада, с другой несущий бред дедя (я ему не в укор, все-таки за 80 лет человеку, а я толерантен), и при этом — не покурить, ни пива попить! Табу, едрёнуть.

Я чуть отвлекусь, окунусь, так сказать, в историю
Вообще-то моя бывшая — стоматолог. Когда она была на последнем курсе, выяснилось, что она на третьей неделе.
— Артем!!! — радостно заорал я.
— Аня будет, — спокойно, без каких-либо эмоций сказала будущая мать, жена моя, то есть (удивительно, но так потом и случилось — получилось: доча у нас — Аня).
Но я не об этом. Я об том, кто бы мог любить свою жену больше, чем я? Показываю наглядно: курсовая у нее была по плану, по кариесу. Причем, практика. А проходить где?
Так вот.

Инквизиторы испанские не имели того агрегата, который таился на Людкиных антресолях. Представьте картину, беременная супруга на коленях мужа, сидящего в кресле. Он — одной рукой обнимет ее уже изрядно округлившуюся талию, другой — держит и направляет свет лампы себе в рот. И при этом следует ее указаниям «Быстрее, медленнее...» а для этого жмет сильнее или слегка на педаль чудо машинки. Сборной, которая являет собой в итоге стоматологический д-р-р-р-р-р-р в поликлинике... Но там то все под анестезией! А мне вот только рюмка в заключение процесса...

... Итак, мы приехали на дачу. Людка открыла багажник, а я закурил сразу две сигареты. Никотиновый голод. Сто километров за четыре часа. Это получается, вроде как до Иркутска долетел в самолёте. Курить запрещено категорически на всё время полёта. А я человек соблюдающий законы и предписания.

Людка буквально вырвала из моих рук банку «Клинского» и жадно припала к ней.
— Ты чего творишь? Нам же еще ехать, баллоны газом заправлять!
— Сегодня уже никуда не поедем...
Не поедем, ну и не поедем, мне-то что — впереди два дня. Я обвешался сумками, сумочками, пакетами, корзинками, как новогодняя елка игрушками и стал перемещать этот груз из машины на дачу. А надо еще было перенести потом дрова ближе к дому, сложенные у ворот...
— Саш, ну их... На завтра оставь, — супруга бывшая уже скинула свой пижонистый водительский наряд, стояла в чем — то среднем, между сарафаном и халатом.

— Рюмочку выпьешь?
Хотел, было сказать, что и стаканчик вместо рюмочки хорош бы был бы, но прикусил язык: а ну как за алкоголика примет?
Мы чокнулись, ни за что. Но перед этим — или мне показалось? — из Людкиных глаз выпрыгнули черти...
Водка быстро всё успокоила и всё расставила по местам... Хотя не совсем всё.
— Люд, а чего ты Джету перешла? — с чего мой язык повёл меня не в ту сторону? Может, просто слов для разговора сразу не нашёл что сказать, ну и ляпнул первое, что под язык подвернулось? — Хундай Гетц неплохой же был..

Пауза немножко затянулась. Людка замялась
— Я давно «автомат» хотела. Коробку... — она словно ждала моего вопроса, хотя и задержалась с ответом. При этом говорила нетвердо, сказывались усталость: за рулем больше четырех часов, постоянное напряжение в пробках. Плюс выпила. Да и время уже было позднее.

— Дорого...
— Конечно, дорого... Если бы мне Гурген не помог, видела бы я эту Джетту... — тут она прикусила язык...
Правильно, в общем-то, прикусила.
Я ничего не стал говорить. Понятно всё и так. Без лишних слов. Я поставил рюмку на стол беседки и пошел к «келье» — так мы называли пристройку-одноэтажку к даче.
Сколько я выкурил ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх