Укрощение царицы драконов

Страница: 10 из 24

спала, не двигая головы, осмотрела обстановку и убедившись, что опасности нет, плотно сомкнула веко, вернувшись в сладкий провал. Названная Нраин пролежала так ещё пятнадцать минут, переживая первый в жизни маточный оргазм.

Неловко встала и неуверенно опираясь на ноги, подошла к оставшейся луже, присела в характерную самке позу, приподняла хвост и стала справлять малую нужду, не смущаясь, намеренно привлекая внимание раскрытой промежностью и журчанием. Завершив, немного приблизилась, шире разведя ноги, не пряча трубку, изогнула шею, стала вылизываться и одним глазом поглядывать, как они воспринимаю её провокацию. Шетеш ещё не принял решения, продолжал перебирать и взвешивать варианты, наблюдая, как старательно её язычок счищает смазку с трубки. Она принадлежала к побочной ветви цариц, которую все ненавидели и не только из-за Тиирит, они относились очень жестоко не только к короткоживущим, но и драконам, были тираны среди тиранов. Её старания были напрасны, как только втянет трубку, то вновь окажется в любовной смазке. С другой стороны ядовитые уступали главной ветви цариц лишь в физической силе, в чародействе им не было равных, в инстинктах тоже первыми были они. У неё не было необходимости раскрывать всё лоно, выпускать внутренние лепестки, но оно всё это раскрыла, а один глаз явно следил за ним. Будто она была на охоте, в засаде. Сейчас в её второй матке было его семя, очень занятое ища предназначенные ему проходы в скорлупе яйца. Вот только, насколько Шетеш знал и никто этого не оспаривал, что у ядовитых никогда не было первичного яйца.

Шетеш всё же решился подойти к ней, закрыв собой от других её бесстыдство. Она продолжала чиститься, будто не замечая. Шетеш вытянул голову и к её действиям присоединился его язык, его помощи она не возразила. В отличие от её язычка, он уделял внимание всей промежности. Она чуть больше вытянула трубку, в последний раз облизала её всю и втянула. Чужие прикосновения заставляли её возбуждаться. Прогнула спинку, её половое отверстие распахнулось, стало течь. Шетеш ощутил на языке её сладкие любовные соки, стал собирать и пить этот нектар, вдыхать запах. Она намеренно изменила состав, чтобы усилить влечение Шетеша. Он нежно касался её лепестков языком и даже губами. Не в силах устоять на ногах от ласки, она легла, расположив ноги в очень удобной для вторжения позе. Шетеш лёг на неё, прижал своим весом, привычно сомкнул зубы на её шее. Она не рычала и никак не выказывала несогласия. Фаллос коснулся входа, в предвкушении она широко раскрыла его, заурчала, повиляла хвостом. Но Шетеш не хотел рисковать, головка скользнула выше и упёрлась в анальный проход. Нраин или как там её, не хотела такого подхода и упиралась. Шетеш настойчивее начал давить, в напоминание звякнули цепи, зубы на шее сжались сильней. Она признала, что выбора нет, и расслабила, он стал входить. Совсем не то удовольствие, которое она ожидала, но её чувства и мнение здесь не считалось. Совращённый её любовными выделениями самец не мог сдерживаться, вошёл в неё яростно, стал владеть жестоко и властно, лишь в своё удовольствие. Отчего она ощущала себя вещью. Он выворачивал её бёдра, стараясь всадить ещё глубже, насадить всю и чем больше она сопротивлялась, тем было ей больнее и жестче. Чтобы не быть разорванной ей пришлось помочь ему, а главное себе.

Шетеш осознал, что он делает, что чрезмерно груб, вспомнил, что она не способна принять в себя весь его член, лишь, когда его половая щель стала интенсивно шлёпаться о её анус, в который он успешно засаживал весь свой член. Фаллос не упирался ей в брюшную диафрагму, как было раньше, а поворачивал, проходя глубже и дальше. Шетеш сбавил ритм, стал пользовать её мягче, но по-прежнему всаживая весь. Достигнув момента, Шетеш вышел из её заднего входа, частично втянул фаллос и вставил в лоно, не глубоко, до шипов. Её глаза чуть расширились от удивления, затем зрачки сузились от удовольствия, он кончил в неё. Это не совсем то удовольствие, которое она ожидала и всё же её затрясло. Лепестки плотно обхватили фаллос, но всё равно, почти всё семя толчками излилось наружу. Шетеш зарычал от злости, у него не было много семени, он не мог проливать его зря.

Лишь змей знал о его проблеме с ядовитыми шипами, смотрел и молчал, ожидая, когда Шетеш сам обратиться к нему и тогда он поднимет цену. Чтобы возбудить царицу и заодно попользовать её в задний проход Шетеш отдал двух своих драконов-помощников, которые уже были мертвы. Сейчас так называемая Нраин может дать ему только одно яйцо, неважно добровольно или насильно у него будет дочь, но если ему удастся свободно пользовать её тело, то тогда даст полную кладку. Шетеш был согласен уступить половину своей свиты, может даже больше, дать змею свободу, если он этого захочет. Но змей хотел значительно больше, смотрел на Шетеша стоящего к нему боком, жадно, откровенно разглядывая его мощное тело, ноги, бёдра. Член змея чуть высунулся, показалась головка, ясно давая понять, чего он хочет.

Она прибывала пару минут в отключке, затем просто лежала, решая, как дать понять Шетешу, что действительно убьёт его своим ядом, если он не прекратит бояться её ядовитых интимных шипов. Она создала первичное яйцо, точнее его оболочку, две сотни лет откладывая часть отбираемой у жертв силы и это чтобы понять, что энергии смерти и жестоких мучений недостаточно. Боясь, что её убьют в момент её слабости, пересекла время и оказалась здесь, где все забыли о ней, ну почти. В сравнении с этим оказаться на службе Нраин и попасться в сети Шетеша, было самым лёгким. По её мнению он остался единственным достойным среди этих поглупевших зверей, сумел выжить и был самым старым и хитрым, намного старше её. Гибель царств ей не казалась трагедией, если всё сложиться удачно, то она будет единственной царицей и в этом ей поможет дочь. От этих мыслей её отвлекло мягкое прикосновение, никого не было рядом, цепи не ползали, она бы это заметила. Промотав на десяток секунд всё назад, она заметила, как тонкая цепь сошла с шеи змея и незамеченная проползла к ней. Лишь змей и Шетеш наблюдали за ней, как реликтовый артефакт обвивая ей хвост, приноравливаясь, приблизился к промежности и коротко размахнувшись передней частью вторгся меж сомкнутой чешуи, именно это прикосновение она сейчас ощутила, а теперь артефакт быстро проползал вглубь. Она знала о реликтовых артефактах — самых сильных и вечных, но все они были оружием, мечами, копьями огромных размеров. Но подобные ей никогда не встречались и назначение этого было неясно. Она мгновенно встала и попыталась перехватить, но юркая нить быстро скрылась в ней. Ей оставалось лишь непонимающе хлопать глазами, переводя взгляд между Шетешем и змеем, чувствуя, как эта вещь проникла в её интимный канал и приняла форму спирали, прижав её страшные шипы к стенкам. Она напрягла мышцы канала, стараясь опустить шипы, один раз, второй, ничего не получилось. Шетеш это понял по её растерянности, а главное это подтверждало заклинания, она лишилась своего оружия. Шетеш не стал идти, он прыгнул, перед падением расправил крылья, смягчая удар, она не пыталась увернуться. Он был на ней, а его фаллос в ней.

Теперь он мог воспользоваться ею как угодно, а главное безопасно.

Через пять минут, не прерываясь, Шетеш сменил позу, завалив её на бок, сам лёг напротив, так, чтобы их животы плотно касались. Дракон-помощник подошёл к ним, взял её ногу, которой обхватывала Шетеша, поднял высоко вверх, отвёл в сторону её хвост, открывая промежность и лёг сверху.

Нраин была поглощена удовольствием скольжения фаллоса и не сразу ощутила вторжение в задний проход. Пока понимала что происходит, головка вошла полностью, и входил уже ствол. Шетеш тоже это чувствовал и остановился, давая ей возможность лучше прочувствовать двойное проникновение. Раньше она сама подвергала такому прочих цариц и обычных, это было унижение, теперь так поступали с ней. Она царствующая царица, а ими нельзя так владеть, поэтому стала пытаться высвободиться, подтягиваясь вперёд, но её держали за ...  Читать дальше →

Показать комментарии (21)
наверх