Укрощение царицы драконов

Страница: 7 из 24

язык в его недра. Шетеш мог сомкнуть чешую и прищемить ей язык, это стало бы ей хорошим уроком. Но судя по слабому запаху, она стала возбуждаться, а боль может остановить процесс.

Шетеш сменил расположение, его подхвостье стало вне досягаемости её зубов, подал знак. Помощник подошёл к ней, встал так, чтобы ей было доступно его подхвостье. Нраин просунула голову меж его ног и стала ласкать. Сама не зная, что с ней, куда делась её гордость, чувство стыда. Она не просто испытывала жажду, желала ощутить вкус выделений самца, впитать в себя его соки. Половая щель самца приоткрылась, она просунула язык в его недра, ощутила вкус любовного сока этого самца. Стала интенсивно ласкать фаллос, вынуждая выделять соки. Этот помощник оказался не таким сдержанным, член резко вышел, причём сразу наполовину длины, вошёл в её горло и замер. Прекрасная возможность отомстить, но она хотела больше, поэтому начала сосать, сильнее втягивая в себя, продолжая ласкать ему щель. Дракон боялся лишиться самого дорогого, но всё же доверился, расставил ноги удобнее и фаллос весь погрузился в неё, стал двигаться. Нраин хорошо сосала, словно выжимая его, совсем не так, когда её заставляли насильно. Вскоре Нраин ощутила, как полились семенные соки. Он ещё не всё слил, когда она сомкнула зубы, пусть даже он был очень скользкий, зубы были острей. К вкусу выделений добавилась кровь, дракон взвизгнул, попытался освободить фаллос, но было поздно. Помощник хромая отступил от неё, придерживая руку у кровоточащей щели. Нраин пережевала и с удовольствием проглотила его достоинство. Не критично, отрастёт, драконы могут восстановить всё если их не убить.

Шетеш это видел, но не стал осуждать, помощник сам виноват. Подал знак и к ней подошёл другой, более опытный. Этот не заставил её ждать, встал над ней и чуть прогнулся, обнажив свою половую щель. Нраин не стала медлить и просунула язык, стала собирать желанные соки. Его фаллос был не глубоко, она ласкала, манила его, иногда головка немного показывалась из щели, Нраин обхватывала её губами и посасывала, старалась втянуть в рот, но головка соскальзывала, а дальше он не выводил. Наверно драконы так делают, когда справляли малую нужду, решила она, что наверно очень удобно, им не приходиться приседать, а после вытираться или вылизываться как ей. Для драконесс это была необходимость, чтобы удалить запах, не сказать, что он был неприятен, как и их испражнений, просто не желала спровоцировать самца к ненужным мыслям. Соки самца перестали течь, а ей их хотелось, она вставляла языковой усик в его отверстие головки и двигала в нём, намекая. Жаль, после случая с приятелем, он не доверял ей и она искренне жалела об этом поступке. Всё же сжалился, над ней. Этот дракон оказался намного опытнее или ему помогли заклинания, впрочем не важно, главное в её рот потекло семя, которое она с удовольствием стала глотать, стараясь утолить жажду.

Шетеш наблюдал в ожидании, её тело остыло, кинжал перестал холодить, но алмаз рукояти указывал её неготовность, в её крови недостаток воды. Как доказательство её лоно было сухое. Когда помощник кончил, Шетеш встал вместо него. Она сразу прильнула языком к его щели и стала вбирать его соки. Шетеш хотел решить её проблему влаги, почки стали обеднять кровь и вскоре у него набралось достаточно влаги, как он полагал. Головка чуть высунулась, и когда Нраин сомкнула губы на ней, то не поняла, что потекло в её рот. Не похоже на семя, без специфичности вкуса, не моча и не вода, приятный, слишком приятный вкус, будто драконье молочко, почти не приходилось глотать. Жидкость изо рта и горла сразу усваивалась в кровь. Нраин даже прикрыла глаза, наслаждаясь и вспоминая момент из детства. Завершив, Шетеш вернулся к её подхвостью, а его место занял другой.

Старательно облизав, он вынул ритуальный клинок и глубоко просунул язык в её сухое лоно. Нраин не стала защемлять его язык чешуёй, позволяя себя ласкать. Её влагалище поглощало всю влагу, быстро иссушая язык, приходилось часто вынимать и увлажнять. Шетешу это надоело, он распорядился принести вина. Нраин уже поглотила семя четвёртого самца. Шетеш пригубил из бочонка вина, остальное отдали ей, она окунула голову целиком и жадно пила. Решив, что ей хватит, двое помощников стали отнимать бочку. Не высовывая головы, ощутила их приближение, вцепилась всеми когтями рук в бочку и, не переставая пить, стала рычать. Помощник не стал мериться силой, провёл когтями по скрепляющим обручам, и бочка распалась на доски, драгоценное содержимое разлилось. Ей уже незачем было пить соки самцов, но она всё же просунула голову меж ног этого нехорошего дракона и стала требовательно лизать чешую. Дракон посмотрел на Шетеша, он разрешил и помощник раскрыл свою щель.

Змей неподвижно стоял, наблюдая, как драконы один за одним используют рот царицы, только ему Шетеш запретил, запретил даже касаться её, даже подходить близко. В отличие от других смотрел не на её нравственное падение, а на когти. Сейчас, многие его шрамы и сросшиеся переломы болели, так проявлялись чары. Понадобилось время, чтобы они обрели силу и стали действовать вновь. Их наложила хозяйка ради развлечения, чтобы змей помнил, кто нанёс ему увечья, чувствуя боль рядом с ней. Если бы не чары, он её не узнал. В ужасе смотрел на острые когти царицы, вновь переживая, как она терзала его. Тогда царица насытилась мясом и кровью его собратьев и наслаждалась лишь его болью, а после решила оставить калеку. Из-за неё змей возненавидел драконов, она сделала его рабом, одним из многих. Он желал ей смерти и она этим пользовалась, отдавая ему прочих покорённых. Змей терзал, насиловал их, представляя на их месте её, а она лишь смотрела, питаясь их страданием, болью, унижением, не делая ничего. Если была возможность, то при этом обязательно присутствовали родственники жертв, цари видели, как пользуют их цариц, матери — дочек, сыновей, как они испускали дух, а затем змей брался за них. Если ей что-то не нравилось в его работе — было наказание, всегда разное, у неё богатая на это фантазия. И всё же она не убила его, как многих неугодных, он нравился ей, потому что больше других её ненавидел, желал смерти. Ей доставляло удовольствие его слабость, что он так близок к ней и не способен ничего сделать. Конечно, она узнала его и теперь ужас змея доставляет ей удовольствие, ей было достаточно посмотреть на него, чтобы змей свалился и не мог встать, но она не проявляла силу, продолжая неумело сосать.

Раньше она никому не позволяла коснуться себя, все желавшие познать её недра и подступившие близко были растерзаны и частично съедены ею, причём она никогда не притрагивалась к их гениталиям, никогда не испытывала любовного желания, потому неумело сосала, но искренне старалась. То, что змей изнасиловал её в задний проход значит лишь, что он сделал, что ей было нужно, она им воспользовалась. Но змей ещё не упустил шанс отомстить ей, да она умна и коварна, но не знает всего. У змея не было сил справиться с ней, но зато мог вызвать того кто способен, отдав взамен ничтожную плату — своё тело. Страх в глазах исчез, его сменило высшее торжество мести и пусть он не увидит её страданий, знает, что они скоро настигнут её. Таковы были чувства и мысли змея когда он уходил. На краткий миг в его глазах возник огонь несвойственный, давно забытый в этих мирах и змей заново взглянул на происходящее в зале, ставшими чужими для него глазами. Прошло настолько много времени, что все подозрения исчезли и были забыты, лишь только он помнил. И сейчас, глядя с каким умилением она сосёт член, понял, что его ожидание завершилось. Демонический огонь глаз возник и сразу угас, демон уступил своё и арендованное тело хозяину, который уже никак не проявил внешне своего восторга.

Труды Шетеша были вознаграждены, его язык в её лоне перестал сохнуть и начал чувствовать её любовные выделения, с чутким вкусом. Втянул воздух у щелки, ощутил её запах «хочу», но по-прежнему слабый. Вновь просунул язык и стал старательно притирать чувственные складки, не забывая про лепестки....  Читать дальше →

Показать комментарии (21)
наверх