Укрощение царицы драконов

Страница: 8 из 24

Он не разбирался в особом строении половой системы цариц, но понял очевидную подсказку её тела, все чувственные участки первой очереди, даже не находясь в стадии возбуждения, имели синий цвет. Также отличалась вкусом выделяемая ими влага. Эти участки первыми переходили в фиолетовый цвет, а затем её чувствительность выравнивалась по всем тканям. Цепи на её ногах и хвосте постепенно слабли, предоставляя ей волю движений. Голова и руки давно были свободны и она воспользовалась ими. Дракон не желал высовывать фаллос, а ей этого очень хотелось, она подобрала доску и направила его ему в анус. Он разлил её вино, и она не испытывала сожаления. Помощник воспротивился, но, что удивительно, Шетеш ему пригрозил и он подчинился. Нраин погрузила древко, стала массировать его простату. Под таким стимулом, он не смог удержаться и полностью высунул член. Она приняла его в рот. Помощник смирился и стал пользовать её рот. При этом Нраин не переставала массировать его древком, пока он не кончил. Последний оказался тоже опытен и подстраховался, когда она начала его ласкать он перехватил её язык и, не позволяя втянуть, просунул весь фаллос ей в горло. Её язык в руке стал страховкой.

Шетеш добился чего хотел, она с удовольствием принимала его язык, а когда он замедлялся, то её бёдра поднимались навстречу. Он решил проникнуть глубже, обвёл кончиком языка вход в интимный канал, попытался проникнуть и накололся на шипы, пришлось отступить во влагалище и там продолжить ласки. Странно, ему показалось, что её интимные шипы расположены под острым углом к входу. Шетеш решил вновь исследовать её глубину, в этот раз, язык не встретил препятствий, больше она не выставляла шипы. Заклинания услужливо передавали ему её состояние. Половые органы были так возбуждены, что её разум не мог сопротивляться. В огне желания расплавилась гордость, стало безразлично, что драконы видят её такой, выгибавшей спинку, задирающей хвост от жажды соития. Именно такой захотел её видеть Шетеш, когда внезапно отстранился, а все цепи отползли прочь. Не понимая, почему всё прекратилось, она поднялась и обиженно посмотрела.

— Ты хочешь сношения? — спросил Шетеш.

Нраин повернулась к нему хвостом, высоко его задрала и, сдвинув на бок, опустила, не закрывая промежность, чешуя разошлась, обнажив отверстия, прогнула спинку и ноги, открывая замечательный вид. Так она приглашала его, но Шетеш остался на месте. Тогда опустилась на колени, грудью на пол, завела руки за бёдра и ими шире раздвинула их. Интимная чешуя, также раздвинулась, губки лона широко раскрылись, внутренние лепестки вышли, раскрыв всю любовную нишу, показав возбуждённое уже раскрытое отверстие влагалища. Нраин завернула шею, опустила голову на пол, наблюдая за ним, ожидая. Он сломил её гордость, совратил тело, и теперь, когда она жаждала соития, остановился. Вновь заставляя её унижаться, просить, чтоб залез на неё. Если Шетеш отвергнет её, это будет невероятное оскорбление и будет последней ошибкой в его жизни. Он обязан воспользоваться ею, иначе она убьёт его и всех свидетелей на закуску. Причём очень жестоко, ведь нет никого хуже, чем отвергнутой царицы.

Её когти вышли чуть больше, от запястья до локтя чуть разошлась чешуя, самую малость обнажая шипы, что также не свойственно царицам. Даже в этом полу обличье она могла вступить с ними в схватку и победить. Только змей заметил опасность, но теперь ему не было страшно, прекрасно зная, кто таиться в обличье Нраин.

— Покажи, как сильно ты хочешь, — потребовал Шетеш, заметив лишь огонёк ненависти её глазах.

Его выдал голос, он хотел её, просто играл, она успокоилась. Сохраняя положение, подняла кончик хвоста и ювелирно точно коснулась им лона, неглубоко погрузила в себя. Когда вынула, за ним протянулась широкая нить её влаги, все могли это видеть. Шетеш счёл это убедительным, но сначала решил приласкать, подошёл и встал так, чтобы и другим было видно. Провёл пальцем по влажному сочащемуся соком лепестку лона и это лёгкое прикосновение вызвало сокращение нижних мышц лона, выплеск её смазки облил ему руку. Два пальца в смазке вошли глубоко в широко раскрытое половое отверстие, спровоцировав новый всплеск. Нраин прикрыла глаза, каждое сокращение этих мышц несло ей удовольствие. Пальцами второй руки Шетеш шире развёл лепестки, обнажив всю поверхность. Руки Нраин сползли вниз от удовольствия, поэтому всё пришлось делать ему. Аккуратно раскрыл когтями её щелку уретры, трубки канала не было заметно от обилия смазки. Пришлось глубже просунуть пальцы во влагалище и нажать вниз, что вызвало выход смазки и повторное сокращение мышц. Шетешу удалось подцепить показавшуюся мочевыводящую трубку. Нраин не знала, что он задумал, но позволила ему её вытянуть всю наружу, сейчас в конце не было выраженного отверстия, плоские грани смыкались плотной щелью, открывавшейся от давления с внутренней стороны. Шетеш часто слышал, что чувствительность нижней полосы лона, если высунута трубка, увеличивается в разы и решил проверить это на ней. Обхватил и сжал трубку, чтобы она не втянула её обратно, и стал активно ласкать пальцами её недра, обводить пальцами складки влагалища, чувствуя большую, чем прежде мягкость и подвижность внизу. Из отверстия уретры, где теперь выступала трубка, обильно истекала неровными толчками смазка, чувствовались частые сокращения уретры. Нраин часто прерывисто задышала, её мышцы интимного хода тоже стали сокращаться, она попыталась втянуть трубку, но Шетеш крепко держал. Тогда лоно и влагалище сильно сжалось в попытке остановить пальцы, но Шетеш продолжал. Тогда попыталась отползти, уже во всю стоная, но цепи ожили и удержали её.

Поскольку всё же частично отползла, Шетеш приблизился к ней, к счастью не выпустил трубку, но пальцы вышли. Она смотрела на него слёзными глазами, просящими его такого больше не делать. Сама говорить не могла, часто дыша и судя по подёргиваниям трубки и истекающей смазке, переживая непрерывные сокращения. Шетеш подозвал двух помощников, они прижали её к полу, чтобы не могла сопротивляться. Пальцы вновь заняли лоно, она зажималась, но он просунул их вглубь и стал ласкать, движениями эмитируя фаллос. Нраин пыталась упорствовать, пробовать прочность цепей, пыталась подняться, но всё безуспешно, цепи лишь шире раздвинули её ноги. Подумав, Шетеш высунул язык и стал ласкать им её лепестки. От этого она стала голосисто кричать, ещё никогда Шетеш и помощники не слышали, чтобы так кричали. Непрерывно пыталась втянуть трубку, втянуть лепестки, но при таком возбуждении и положении ног, это было невозможно. Влагалище и лоно резко непроизвольно сжалось один раз, второй, очень сильно сжав пальцы внутри, и стали неистово сокращаться, выплёскивая вагинальную смазку меж пальцами сильными струями. Мышцы бедер также пришли в движение, хотя цепи крепко держали, всё тело Нраин задрожало, пальцы на ногах сжались, поскольку мочевыводящая трубка осталась снаружи, она не смогла сдержаться и стала ссаться.

Шетеш был удивлён и растерян, она явно кончала, кончала без семени. С трудом вынул пальцы, настолько сильно сжимала, встряхнул руки от смазки и отступил. В первые секунды она пыталась сомкнуть ноги, свернуться в клубочек и прижать хвост, принять привычную позу, в которой переживала эти моменты слабости. Но цепи не давали сомкнуться ногам, а помощники прижимали к полу, ей пришлось кончать в этом положении. Один из помощников всё ещё удерживал её хвост задранным, так что была видна вся промежность. Анальное отверстие было плотно сжато, сфинктер периодически сильно сжимался, попадая в такт с сужением полового отверстия. Теперь, когда в нём не было пальцев, струи чистой вагинальной смазки выбрасывались на расстояние до двух метров. Щель лона сокращалось ещё чаще, но не могло закрыться. Отверстие уретры так же выделяло смазку, слабыми, но частыми толчками, во время которых торчащая трубка канала полностью выходила, затем частично втягивалась, также толчками изливая мочу. Меж ног Нраин быстро собиралась лужа её мочи и смазки, больше она не сопротивлялась,...  Читать дальше →

Показать комментарии (21)
наверх