Укрощение царицы драконов

Страница: 5 из 24

Шетешу и помощникам видеть, как змей пользует её задний вход. Как смазка фаллоса срезается краями отверстия при входе, стекает вниз, огибая ей хвост, сочиться на пол. Как широко расходиться её интимная чешуя, ноги почти выпрямляются и бесстыдно выставляется вверх пещерка. Фиолетовые губки немного расходятся, обнажая светло-розовый цвет.

Любовное тело активно массировало её внутреннюю поверхность тела, втирая в ткани ферменты змеиной страсти из его смазки, всасываясь в кровь и разносясь по всему телу. Её половые органы приняли эту страсть за её увлечённость, совершили проверку и, не сочтя нанесённые раны критичными, стали отзываться, усиливая приток крови к себе и насыщая её уже подлинной страстью, влияющую на упорствующий разум. Дополнительно их работу стимулировала грубая анальная ласка. Нраин стала чувствовать вместе с болью приятную негу. Губы лона стали более выражены, пещерка раскрываться глубже и чаще, обнажая уже внутренние лепестки с заметным синим окрасом краёв. В один из моментов змей прижал головку фаллоса на выходе вверх и её немного более влажные внутренние лепестки выскользнули наружу, вышли и полностью вывернулись, разошлись в стороны. Эти внутренние лепестки выглядели как раскрытые створки, ранее они были завёрнуты внутрь, а наружные половые губы являлись их изгибом. Теперь вместо узкой половой щелки была раскрыта вся её любовная ниша, в глубине виден сомкнутый любовный проход, обрамлённый внутренними губами, а чуть выше отдельная прорезь мочеиспускательного отверстия. Теперь, Нраин не было что скрывать перед ними, как самке. Это стало для неё сильным унижением, но также облегчением, трущиеся от насилия лепестки разжигали её влечение, а теперь оказавшись снаружи прекратиться их раздражение. Так полагала она, но ошиблась, снаружи, в воздушной среде они начали чесаться. Драконы видели, как края лепестков приняли насыщенный фиолетовый цвет, от них её нежные розовые ткани стали синеть, а затем окрашиваться в фиолетовый цвет чешуи. Так выглядело распространение её возбуждения внешне.

Подобного никто не знал и раньше не видел. Нраин чувствовала это, как сильный зуд, как мурашек, наползавших с краёв к её любовному входу, она даже пару раз сжала внутренние губы, а затем и всё лоно, стараясь остановить продвижение. Когда лепестки соприкоснулись между собой, её будто ударил разряд. Больше она не пыталась препятствовать, мышцы лона расслабились. Любовная щель с уже раскрытыми внутренними половыми губами больше не казался щелью, по мере смены цветового оттенка этих губ, просвет полового отверстия увеличивался, мерно расширяясь, чтобы фаллос хорошо проскальзывал, готовясь к соитию. Жестокие мурашки продолжали двигаться в её недра, оставляя нестерпимый зуд. Когда возбуждение поглотило зону шипов и шейку первой матки, она снова попыталась подавить зуд, никто не мог видеть этих сокращений, её упорных сопротивлений, чувствовал только змей. Если снаружи ещё можно было почесаться, то внутри уже нет, она проигрывала битву, её тело сдавалось.

Поверхность лепестков стала покрываться масляными крупинками переходящими в капли. Это очередная стадия вожделения, доступная лишь царицам. Цари драконов называют такие капельки, выступающие только на лепестках — росса любви, они содержат концентрированный запах призыва, уникальный для каждой самки. Сообщавший на тысячи километров, что цветок раскрылся и готов к опылению. Шетеш сразу ощутил запах её цветка, невероятный, пьянящий и сводящий с ума. Он заранее позаботился, чтобы на него не слетелись драконы, за пределы логова не вырвется.

Желание, чтобы её почесали снаружи, а ещё лучше глубоко внутри, нарастало, подавляя прочие мысли. Боль насилия заднего входа, уже не шла в сравнение с зудом желания, но гордая Нраин не сдавалась. Не решалась даже почесаться, хотя этого очень хотелось, они заметят, увидят, а главное зуд станет только сильней. Теперь от него можно избавиться, лишь если самец сольёт в неё семя, это принесёт избавление и яркое наслаждение. Это очень жестокая мука. Нраин решила обжечь лепестки о горячее брюхо змея, но до него нужно дотянуться. Она сжала плечи змея, пользуясь ими, как упором. Змей ощутил, как сжались её когти ног, приятно напряглись ягодичные мышцы, сжав собой фаллос. Она старалась поднять промежность, но жесткий фаллос змея не гнулся. От наблюдавших драконов эти усилия не скрылись, как и широко раскрывшееся при этом лоно и половое отверстие, настолько, что стали видны складки влагалища. Даже больше того, эти усилия неожиданно спровоцировали мышцы уретры к непроизвольному сокращению. Прорезь её отверстия чуть выдвинулась и раскрылась, выстреливая тонкой струйкой прозрачной смазки. Через секунду выплеск повторился. Нраин не сразу поняла что происходит, у неё раньше такого никогда не было. При соитии эти выплески дополнительной смазки у самки должны изливаться на фаллос в лоне при входе, а поскольку её пользовали в задний проход, то была видна вся струя, как она выстреливает под брюхо змея. Нраин не могла контролировать этот процесс и не могла прикрыться, одна за другой вверх устремлялись короткие и длинные струи, являясь явным и неоспоримым свидетельством её крайней степени возбуждения. Каждое новое сокращение уретры лишало её воли сопротивления, желание принять в лоно фаллос в итоге подавило все её мысли. Колени сгибаясь устремлялись уже не вверх, а в противоположные стороны, интимная чешуя широко раскрылась и уже не пыталась сойтись. Лепестки выгнулись в откровенном призыве принимать фаллос, затрепетали ища головку, чтобы указать правильный путь, а затем периодически обнимать половую щель самца. Любовный ход бесстыдно широко раскрылся, являя всем возбуждённый окрас и влажность, смазка потекла непрерывно, а с нею и сильный запах желания.

Драконы не могли оставаться спокойны, каждый хотел помочь ей в утолении этой муки, но она прибывала под змеем, в его власти. Змей не замечал её чувственных изливаний, приближаясь к своему пику момента. Возросшая грубая ласка заднего входа заставила почти все мышцы промежности Нраин трепетать. Змей ощутил как её судороги сжимают фаллос. В отличие от иных цариц, не получая должного, она могла кончить без участия самца, что с нею случалось, очень редко, но случалось. Это не так приятно, но зато гордая царица не унижалась поиском и не просила недостойных об интимной ласке для себя. Может, поэтому её ненавидели, а она мстила в ответ, получая удовольствие, отнимая жизни. Ещё бы пара движений и она бы избавилась от ненавистного зуда, но и выдала тайну, но змей успел раньше. Прежде чем кончить, усилил заклинанием её брюшную диафрагму и почти вынул фаллос. Мощная струя семени пронзила её, до загиба кишки и предельно натянула диафрагму, вышибла воздух из лёгких. От резкого жара Нраин ненамеренно выдохнула огнём, засвидетельствовав, что змей в неё кончил. Семя оказалось горячей фаллоса, боль резкого растяжения сменилась чувством ожога и сразу прервала её возбуждение. Ноги соскользнули с плеч с плеч змея, разошлись в стороны. Змей знал, что так случиться и дал ей целую минуту на отдых, а чтобы семя не пролилось наружу, не вынул головку. Смазка из лона перестала течь, лепестки уменьшались и вяли, вновь обретая розовый цвет, края становились синими, глаза почти закрылись, ей было плохо. Решив, что достаточно выждал, змей стал вводить фаллос, одновременно проталкивая своё семя глубже в неё.

— Грр, хорошо, — сказал змей.

От влитого семени её брюхо нагрелось и теперь ему было комфортнее трахать её. Вернул ноги на свои плечи и продолжил насилие, жалея, что нельзя разорвать диафрагму, тогда бы член входил полностью, проскальзывал между лёгкими, а сердце бы ударялось прямо в него. Увы, больше одного раза такое насилие редко переживают, большинство гибнут в процессе, но как-то ему попался крупный сильный самец, змей успел трижды снасильничать его таким способом. Самки менее выносливы и мрут в разы быстрей, а в половую щель вообще не способны принять фаллос змея, он рвал их чувствительные половые органы и они сразу умирают от ...  Читать дальше →

Показать комментарии (21)
наверх