Укрощение царицы драконов

Страница: 16 из 24

отверстие уретры стало сокращаться так сильно, что тонкие струи смазки выплёскивались на высоту пяти метров, половой проход выбрасывал на четыре, анус на три, пока в нём не закончилось излишнее семя. Она уже не пыталась свернуться в клубочек и сжать ноги, как в первый раз, наоборот выгибала спинку и старалась шире раздвигать ноги, хлопала почти расправленными крыльями, поднимая вверх брызги из лужи спермы виверн, глубоко всаживала когти рук и ног в землю, царапала её. Так она финишировала долгие шестнадцать минут, периодически выбрасывая смазку и семя фонтанчиками, иногда выдвигала трубку и пускала мочу. Лишь когда все сокращения прекратились, Шетеш подошёл к ней, все её отверстия приняли первоначальный размер, будто совсем не было их насилия, провёл пальцем по её сжатым половым губам, от этого лёгкого прикосновения к гениталиям её тело затрясло, щелка раскрылась, выпустив лепестки и сжалась, она вновь стала ярко кончать. Шетеш смотрел на неё, на интенсивные сокращения половых мышц и текущую смазку, вновь желая её. Его тело давно стало прежним, фаллос был наготове, но не мог из-за шипов. Её задний вход не был ему интересен, хотел любить её, делить с ней наслаждение. Второй раз она кончала четыре минуты. Шетеш выждал ещё одну и прикоснулся к ней.

Она вновь стала интенсивно кончать. Так повторилось ещё трижды, в последний раз он мог уже свободно касаться половых губ, даже вводить один палец. Шетеш решил очистить её промежность от обилия налипшей смазки, для чего воспользовался языком, он почти завершил, когда она вновь резко кончила, сведя на нет его работу. Впрочем, он не стал уходить, не был против испить её соков, уже чистых без примеси семени виверн. После дал отдохнуть три минуты, затем поцеловал в губы рта, она приняла поцелуй, раскрыв рот, их языки сплелись, она так же просунула свой язык ему в рот, ощущая вкус своей смазки. Так, не размыкая губ, он залез на неё и нежно вошёл, начал двигаться в ней. Здесь они были только вдвоём, и она не сдерживала своих чувств. Приняла самую удобную для себя позу, позу покорённой самки и, прибывая под ним, начала оглашать на многие километры то, как в ней скользит его фаллос. Её певчий голос ласкал ему уши, вибрация голосовых связок распространялась по всему её телу. Он словно играл на музыкальном инструменте, задавая глубиной и скоростью скольжения эту песню, особенно красочно голосила, когда кончала. Никогда и никого он так ещё не любил. Хотел её снова и вновь, уже не вынимал фаллос, когда кончала, ощущая, как её шипы упираются ему в фаллос, а её изливания омывают его половую щель.

Обвив ему шею своей, она прошептала ему на ухо, что хочет действительно кончить и Шетеш должен довериться ей. Захмелевший её любовными соками он задвигался в ней чаще, рассчитав момент, она выставила все интимные шипы, и они вошли в фаллос. Головка остановилась точно у входа второй матки, а интимный канал сжался на всём протяжении. Ощутив боль и поняв, что она совершила, Шетеш попытался вынуть, но безуспешно, теперь точно знал для чего ей такие усиленные любовные мышцы. Шипы стали выпускать яд, дополнительно, через них прошёл электрический разряд, это проявил себя её дополнительный брюшной орган. Шетеш, ошарашенный и растерянный обнажил зубы, намереваясь разорвать её шею, перед гибелью, но чуть замедлился, обнаружив в её глазах беспредельное удовольствие. Яд действовал моментально, одновременно поразил второй разряд. Шетеш испытал самую сильную боль в жизни боль и удовольствие разом, и сразу же стал кончать, мощно, как никогда раньше. Шетеш утратил контроль над собой, крылья раскрылись, начали хлопать. Ему хотелось глубже проникнуть в неё, фаллос полностью высунулся, но пробиться не смог. Она ощутила, как семя полилось в матку, почти пустую, Шетеш избавил её от семени вместе с первым яйцом, высвободив приличный объём. Шетеш испытывал самое сильное в жизни удовольствие, яд заставлял его яйца вырабатывать огромное количество семенной жидкости, семя было неспелым, но успешно дозреет в ней, в её матке. Он чувствовал головкой её сокращения, она реально доила его, также находясь на своём пике сношения. Это длилось двадцать минут, они наслаждались оба, пока вторая матка не наполнилась вся. Ощутив это половая система прекратила выделять яд, а интимный проход ослабил хватку.

От изливания семени в полную матку ей стало больно, стала выползать из-под него. Фаллос медленно покидал её любовный канал, продолжая изливаться, заполняя оставленное пространство семенем. Она старалась быстрее освободиться, но как только головка покинула первую матку и её шейку, вагина бесконтрольно сжала головку члена в замок. Теперь семя заполняло её первую матку и ей вновь стало приятно, он продолжал кончать, и она кончала с ним вместе, всё ещё прибывая под ним, под его крыльями. Так продолжалось ещё пятнадцать минут, лишь заполнив первую матку, вагина отпустила фаллос. Вход в матку закрылся. Всё ещё испытывающий возбуждение Шетеш продолжал лить семя, теперь, когда фаллос оставил её он обрёл прежний контроль над своим телом и слез с неё. Воспользовавшись передышкой, мог посмотреть, что с ней происходит. Она всё ещё прибывала в позе, вагина сжалась, половое отверстие и лоно сомкнулось, лепестки скрылись, но сокрытое мочевое отверстие продолжало толчками проливать мочу, не высунув трубку. Её глаза оставались открыты, но никуда не смотрели, в них было счастье. Наслаждаясь приятной тяжестью в матках, её хвост задрался, при этом анус стал сокращаться обратно, не сжиматься, а раскрываясь. Шетеш видел на его стенках обильное выделение смазки. Она ощущала эти сокращения, и не понимала, почему её тело так себя повело. Анальная смазка текла ровно меж половых губ, ей это нравилось и возбуждало, не только её. Шетеш залез сверху и воспользовался приглашением её заднего входа. Она стала выгибаться под ним, наслаждаясь этим сношением. Анальный массаж способствовал её маточным сокращениям, и это сношение продлилось ещё на четверть часа, пока Шетеш не свалился с неё, он выдохся полностью. Обессиленный, опустошённый, не было никаких сил, чувствовал, что умирал, но всё равно смотрел на неё, как она была счастлива, чешуя её тела сияла удовлетворённостью. Сожаления и злости, что она предала его смерти у него не было. Он был с ней, не с Нраин, а с настоящей царицей, подарившей ему царское наслаждение, кем бы она ни была, с таким чувством он закрыл глаза. Открыл он их только утром, необычно бодрый и удивлённый, что всё ещё жив. Она была рядом, чистенькая и блестящая.

— Не удивляйся, я ещё не решила, что с тобой делать, — она подняла левую руку, демонстрируя искорки разрядов на когтях. — Электричество определённой частоты разложило мой яд на составляющие, которые так хорошо повлияли на твою любовную силу. Ты первый в кого я вколола шипы и первый выживший, но не радуйся, яд снова соединиться и ты умрёшь, — она лукаво на него посмотрела. — Если только до завтрашней ночи мы не повторим это, а если вдруг воспользуешься другой самкой, то...

— Дай угадаю, тоже умру? — Шетеш повернулся на спину, подставляя тёплому солнцу живот.

— Ещё более медленно и мучительно.

— Изощрённое принуждение к совокуплению. Твои шипы очень острые и их очень много, уверен, мои раны от них ещё не сошли, — он раскрыл половую щель и стал выдвигать фаллос, наблюдая за тем, как она смотрит на его израненный половой орган.

Нет, в её взгляде не было сочувствия и любопытства о наличии ран, будто зачарованная она смотрела на член, не могла отвести взгляд, стала подходить. Шетеш хотел, чтобы она его полечила, причём воспользовалась для этого своим ротиком, но ему просить не пришлось. На дракона ещё действовали последствия вчерашнего, не сумел удержать орган, отчего она увидела его весь, насколько он длинный. Она ещё не знала многих особенностей, к примеру, если самец решится всунуть весь, то фаллос начнёт принимать спиральную форму, за счёт колец будет чувствоваться ощутимо толще. А если учесть движение этой пружины при половом акте, то кольца будут елозить по чувствительным ...  Читать дальше →

Показать комментарии (21)
наверх