Укрощение царицы драконов

Страница: 15 из 24

путы и стали свободны руки, она попыталась повернуться на бок, чтобы лишить их возможности пользовать лоно втроём, это стало ошибкой. Путы вязал Шетеш и они перевязались, изменяя её положение тела. Запястья вытянулись, натянув в стороны руки, а промежность вместе с тремя вивернами высоко приподнялась, она стала на половину подвешена. Виверны в очереди быстро оценили удобство нового положения, сначала один подполз под неё и его фаллос вошёл в незанятый задний вход, затем второй. Ей пришлось расслабить анус, принимая в него второй член, вдвоём они стали растягивать в глубину её задний проход. Так её промежность пользовало уже пять фаллосов сразу. Не ожидая пока собрат кончит, другой виверн взял её голову за рога, подтянул ближе к себе и в насилуемый рот вставил свой член. Теперь их в ней было семь. Вскоре под неё протиснуся третий виверн. Она только вздрогнула, когда в её тугой задний проход вошёл третий фаллос, даже не могла зашипеть, ведь её рот оставался занят. Два члена оттягивали её щёки, сначала один, потом второй всаживал полностью член.

Насилие продолжалось уже пять часов, они кончали в неё и менялись, она видела лишь меняющиеся промежности перед собой и два члена во рту. Фаллосы скользили во всех её отверстиях одновременно, в разных направлениях и скоростью, всё сильнее натирая и больше растягивая. Это сопровождалось их возбуждённым дыханием, трением чешуи и шумным хлюпаньем семени и смазки в отверстиях. По ощущениям, каждое отверстие в промежности принимало уже больше трёх членов сразу, она не могла посмотреть как, но вивернам удалось разместиться в два ряда, некоторые стояли, опираясь на спины собратьев. Она не считала, сколько в ней уже побывало, принимала и принимала, каждый раз чувствуя, как кто-то кончал, изо рта, лона, ануса лилось семя, стекало по шее, спине, хвосту. Внутри уже мало что ощущалось, чувство времени растворялось и так продолжалось и продолжалось, пока её не воспользовались все, не много ни мала — вся стая. Только последним не повезло, они крутились вокруг неё, топтались на ней, напрасно вводя члены в половой и задний вход, даже четыре в одном отверстии под хвостом не давали им необходимую узость, настолько стали разъёбаны и уже не сжимались.

Дракон, таившийся рядом и наблюдавший последние два часа, оставил укрытие, рыкнул и последние виверны сбежали неудовлетворённые. Обошёл, детально рассматривая жертву насилия и стараясь не сильно испачкать ноги. Чешуя, крылья, собственно она вся и вся трава рядом была залита семенем. Он намеренно оставил её в небольшой нише, которая теперь стала лужей, в которой полностью утопал её хвост, а вниз по склону протёк ручей. От долгого и упорного насилия, а также свойств спермы виверн её вагина и анус оставались раскрытыми и предельно растянуты, зияя всей широтой и глубиной. Было видно, как сперма их наполняет, уровень меняется при дыхании. Половые губы, вагинальные складки имели красный окрас от натёртости. Он развел в стороны и натянул лепестки, раскрыв её половое отверстие в полную ширину. Уровень спермы опустился, стала отлично видна вся внутренняя полость вагины и раскрытое отверстие интимного канала и прижатые к стенкам шипы. Шетеш просунул руку, кисть легко прошла вся, коснулся шипов, ощупал, были плотно прижаты. Подумав, сжал пальцы в кулак прямо в ней и вдвинул глубже, пройдя канал, рука вошла в первую матку, немного меньше растянутую, как вагина. Там он раскрыл ладонь, ощупал яичные складки, они были плотнее и длиннее вагинальных, почти такими же как лепестки. Насилие её так обессилило, что она ничего не ощущала. Вновь сжал кулак и продвинулся ещё глубже, упёрся во вход второй матки, ощупал шейку. Сюда фаллосы виверн не достали, одним пальцем упёрся в отверстие-вход, попытался проникнуть, другими стал разминать шейку. Она приоткрыла глаза, узнала Шетеша, рука в ней была по плечо, а палец уже проник во вторую матку. Она опустила интимные шипы, сразу впившиеся меж чешуи, ему пришлось вытащить руку. Зря упорствовала, Шетеш сжал кулак и вставил его в анус. Она этого не ощутила, вновь впав в забытье. Кулак свободно прошёл чуть более середины, глубже проход не был растянут, пришлось двигать назад и вперёд, растягивая его.

От этого она очнулась, открыла глаза, кулак двигался в ней, как поршень проталкивая семя виверн глубже, отчего оно текло у неё изо рта. За шесть минут такого обращения кулак начал свободно проходить в полную глубину. Анальное проникновение его кулака похоже нравилось её телу, это было видно, по всё так же распахнутой полости вагины, складки в ней окрасилась в тёмный фиолетовый цвет возбуждения, по ним стала сочиться смазка. Шетеш не преследовал цель удовлетворить её или свои садистские склонности. Раскрыл ладонь, нащупал, обхватил пальцами вторую матку, стал её разминать. Такая прямая стимуляция, усилила её возбуждение, но рука прекратила ритмичное движение в её заднем входе, теперь таком же чувствительном, как влагалище, но только при полном половом возбуждении. Слишком возбуждённая она стала сгибать спину и ноги, сама насаживаясь ему на руку, двигаясь на ней. Наложенное заклинание расширило шейку матки, раскрыло её. Пальцы сжали вторую матку и первичное яйцо проскользнуло в первую и далее в интимный канал. Смещая руку, он продвигал яйцо к выходу, его движение в ней сопровождалось у неё обильным выделением смазки. Анус чуть сжал руку, она почти кончила, когда яйцо вышло. Щель уретры пару раз раскрылась, выплёвывая слабую струйку смазки, омывая ею яйцо.

Очень скользкое, полностью покрытое её смазкой яйцо теперь было в его руке. Оно было немного крупнее обычных, но намного тяжелее. Поверхность не была гладкой, от острого начала к тупому концу протянулись три десятка рельефных линий симметрично скручивающихся в слабую спираль, в точности повторяя грани плотно собранных яичных складок второй матки, в которой оно росло. Свет солнца, на поверхности яйца переливался всеми оттенками. Нельзя было ответить какого оно настоящего цвета, или какого на нём больше. Шетеш смотрел на него под разным углом и его цвет менялся, но всегда оставался блестящим. Чувствовались сильные чары, что свидетельствовало о большой волшебной силе ещё не появившегося существа. Таких Шетеш никогда не видел и в руках не держал. Обычно царицы вынашивают их в себе до срока, в тепле и защите, но Шетеш не хотел оставлять его ей, сам о нём позаботиться.

Она тоже разглядывала своё яйцо. Доставая его, Шетеш возбудился не меньше её, но растянутые насилием отверстия не могли дать ему удовольствие, впрочем, одно осталось в ней девственно нетронутым. Взгляд остановился на маленькой прорези уретры, сейчас её возбуждение спадало и оттуда немного сочилась выработанная ранее смазка. Это отверстие было очень узким и не глубоким. Оценив примерный размер, Шетеш применил редкое заклинание, его тело уменьшилось, он стал втрое меньше её. Двумя пальцами прижал ход уретры во влагалище, чтобы мочевыводящая трубка не скользнула вглубь, надавил на само отверстие, вдавливая его в вглубь, пока не показалось наружу окончание трубки. Так доставать было самое правильно, Шетеш ещё никогда так не вытягивал, но это её не насторожило. Он частично вывел наружу, прижал вниз и через возникшую щель ввёл фаллос. Внутри было очень влажно и особенно узко. Ощутив вторжение в это место, она широко раскрыла глаза. Сначала её было больно, такого она не ожидала, но член уже двигался в ней, входя ненамного, головка билась о дно и с каждым этим ударом из трубки брызгала моча. Ранее, сокращение этих мышц доставляло ей удовольствие, теперь же прямая их стимуляция, заставляла её содрогаться. Особенно когда он кончил туда, подарив ей желанное за всё время насилия вивернами наслаждение семенем самца.

Трубка канала взвилась наружу, толчками изливалась моча, щель уретры с выступающей трубкой выплёскивала его семя наружу, мышцы лона и ануса стали сокращаться, сужая просвет и выбрасывая наполнявшее их семя наружу. Шетеш наблюдал, как её отверстия с каждым сокращением становятся уже. Излив мочу, выводящая трубка втянулась,...  Читать дальше →

Показать комментарии (21)
наверх