Укрощение царицы драконов

Страница: 17 из 24

стенкам и складкам, смещаясь по глубине, расширяясь и сужаясь, в приятное дополнение, сам фаллос будет скручиваться и раскручиваться. Как недостаток после такого сношения самка может не удержать в себе семя, оно выйдет всё, вместе с изобилием смазки, пружина распрямиться и их насильно отбросит. Второй недостаток, что это возможно только с самкой. Когда Шетеш всаживал ей весь в задний проход, то фаллос только проходил глубже по тракту. Вероятно, в её щелку такое ещё не получиться сделать, её мышцы слишком сильно сжимались, наделяя половой орган излишней эрекцией, да и Шетеш не хотел лить семя в холостую, но то был Шетеш.

Принимая его половой орган в рот, она не замечала в глазах дракона разгорающийся демонический свет. По правилу, даже нет — символу (поскольку не все демоны его соблюдали), после этого он будет иметь на неё индивидуальное право, которое возможно оспорить только в равном бою, а поскольку ему равных нет, то можно расслабиться, что он и сделал.

Тиирит не понимала, отчего её так влекло к половому члену, не могла этому сопротивляться, а главное не хотела. Поза, при которой он был внизу, была ей нова и неудобна, обычно они сами делали с ней что хотели, поэтому она действовала не уверено. Принять в рот и пропустить до самого желудка фаллос, было легко, а вот двигать его в себе неудобно. Она не знала, как ей лучше стоять и двигаться, попробовала проглотить, и это у неё получилось, головка оказалась в желудке. Откусить было бы проще, но она не могла так поступить. Пыталась изгибать шею, двигаться телом, пока он её не остановил. Взял за рога и стал двигать тазом навстречу, ей оставалось только неподвижно стоять, раскрыв рот и смотреть, как со ствола стекает смазка и её слюна. Так было пару минут, пока он не сделал вид, что Шетеш устал. Отпустил её голову и обвил её шею хвостом, не настойчиво помогая ей правильно двигаться, чтобы неподвижно лежащий дракон получал удовольствие. В этом деле ей не помогали её исключительная грациозность движений, властные жесты и даже несравненная хитрость, она чувствовала его недовольство.

Внезапно его член весь выпрямился, будто она проглотила шест, такой прочный, что невозможно было изогнуть шею. Он взял её за рога и стал насаживать ещё глубже, делая это довольно грубо. Тиирит задёргалась сопротивляясь, он обхватил её крыльями, чтоб удержать и чтобы она ничего себе не сломала. Когда её губы вжались в его половую щель, зажал её голову бёдрами. Сначала она старалась не кусать его член, но затем приложила все силы, но её острые зубки не смогли прокусить. Она не могла ничего видеть, но что-то менялось вокруг, возник ветер, сменилась температура, состав воздуха, притяжение. Они переместились, теперь Шетеш стоял на ногах, а она вниз головой, надетая ртом на фаллос, ставшим чужим и крепко обнятая его крыльями. Она не понимала, откуда у него взялась такая сила, его орган в ней и само его тело стало быстро меняться.

— Я удивлён, — сказал он незнакомым ей голосом. — Ты вправду хотела сохранить жизнь Шетешу, такое проявление благородство не свойственно тебе. Когда-то ты отвергла меня, и всё это время я ждал, пока тебя одолеют низменные чувства, и ты отправишься в поиск. Специально занял это тело, чтобы сделать это с тобой.

Он прижал её спину к стене, его крылья продолжали сжимать её тело, а руки поддерживали поднятые вверх и разведённые в стороны ноги, прижав, поддерживал навесу. В таком положении он стал пользовать её в рот, всаживая фаллос в желудок и сразу наполняя его. Ей удалось освободить руки, но это ей никак не помогло, она не могла его даже ранить, а упиравшись в ноги или живот — оттолкнуть. Могла ощупывать пальцами стену с неглубокими линиями на ней, образующие символы, до пола руками не доставала. Пальцами она чувствовала, как изменился Шетеш, больше он не был драконом и не был змеем. Ещё оставался свободным хвост, им она хлестала его, на это, как и все другие её действия, он не обращал внимания, продолжая насилие в прежнем ритме. Когда она касалась символов они зажигались огнём, горели пару секунд и не получив подтверждения гасли. Половой орган постоянно изливал семя и проталкивал его ещё глубже. Его было так много, что оно уже не вмещалось и, проходя по всему её пищевому тракту, изливалось из ануса. Он отступил от стены, широко раздвинул ей ноги и стал заводить их ей за спину. Если бы не занятый рот, она бы визжала, он выворачивал их, сначала одна, потом вторая, вышли из тазовых суставов. Чешуя на промежности растянулась, лоно раскрылось, лепестки вышли, половое отверстие выперлось и раскрылось. Не вынимая фаллоса, продолжая пользовать её рот, положил её на пол. Два пальца дополнительно растянули половое отверстие, так что вагина максимально раскрылась и были отчётливо видны все чувствительные внутренние складки и её скрытые лепестки, он ухватил за них и сильно потянул на себя. Пары внутренних связок и мышц удерживающие вагину во внутренней полости порвались, вагина вышла за интимную чешую до лепестков, при этом половые губы и внутренние ткани вывернулись наружу. Продолжая цеплять когтями-крючьями за продольные лепестки, продолжил вытягивать её недра наружу, дальше уже было легче, так он вынул и вывернул ей всю вагину. Немного изменил положение тела, ей стало видно своё подхвостье и торчащую на три четверти метра, вывернутую наизнанку вагину. Для неё было шоком, видеть свои пары интимных лепестков плавно переходящих во внутренние вагинальные складки и продольные лепестки, теперь это всё торчало снаружи. Но на этом он не остановился, зацепил и потянул, вытягивая и выворачивая следом её интимный канал.

Интимные шипы были больше похожие на длинные иглы, один за другим они выходили и выворачивались наружу, теперь малые складки канала их не прикрывали. Здесь вновь было отличие, но демон уже не удивлялся, она не могла их выпускать и втягивать, они были выпущены постоянно. Тиирит лишь могла прижимать их к стенкам и наоборот, ну и конечно выпускать яд, сейчас она как раз это делала. Её особая интимная железа создавала различные яды и не только их, принимая генетический материал через семя, половую смазку, кровь (кусая врага), могла создать наиболее эффективные вещества. За время насилия этот орган уже создал смертоносный яд, вот только она не знала физиологию демона, его существование не зависит от жизни тканей, но ими он чувствовал удовольствие и боль. Поэтому он осторожно встряхнул её яд с игл, а затем сдавил саму ядовитую железу, прижал вниз и этим обжёг руку. Созданный ею яд реагировал даже с его кожей.

— Мерзкая тварь, — выругался он. На обожжённой руке взвился огонь, им он восстановил поврежденные ткани и сжёг яд. — Придётся тебя наказать, впрочем я и так собирался это сделать.

Он сильно потянул за один из шипов, она ощутила, что его вырывают. Но при этом он искренне старался минимизировать её боль и удержать в сознании. Её зубы снова вонзились в член, давая ей отдохнуть от пережитой боли, перестал пользовать рот. Пока она отдыхала, он сделал жест рукой и рядом возник необычный алтарь, это был другой демон, закованный в цепи, живой, однажды он оспорил его право и теперь служил подушечкой для таких вот иголок — интимных шипов. Это стало его ритуалом, каждый раз, как владел шипастой самкой перед вторжением в новый мир, то пронзал его тело шипами их гениталий, на удачу. Если тело несчастного прикрывала чешуйка, то он её вырывал или загонял шипы под неё. Так были всажены свыше трёх сотен шипов, но все эти шипы были почти одинаковы. Сейчас в его руке был особый шип, длиннее и тоньше с каналом для яда, этот шип был самым прочным, поэтому главный демон искал ему соответствующее особое место. Тиирит не видела куда именно воткнул, но слышала крик. Алтарь исчез так же, как появился и вновь занялся ей.

Развернул её вывернутую половую часть к ней и сжал, она увидела, как высунулась из канала шейка матки, он её сжимал, и из отверстия изливалось семя. Так он опустошил обе матки и стал раскрывать отверстие шейки во всю ширину и выворачивать наизнанку....  Читать дальше →

Показать комментарии (21)
наверх