Новогодняя история

Страница: 6 из 9

— В зале ляжет Настя, а я переночую в бане. — Сказал я.

— Я не против, — сказал Рома, — это вы сами разбирайтесь.

— Разберемся, — покачала головой «моя» подруга.

— У меня мясо готово, — сказал Виталик, — пойдемте на улицу.

Мы направились к выходу. А Татьяна придержала Виталия за локоть. Уже в дверях он окликнул меня:

— Стас, проследи за мясом, мы через пять минут будем.

— Хорошо.

Мясо получилось правильное — сочное, ароматное, нежное.

В расход пошло пиво, теплое принесенное из дома, и на морозе с горячим мясом... ух! По стаканчику выпили даже девушки.

Яна с Настей наперебой хвалили шашлык и расспрашивали рецепт, когда открылась дверь. И на пороге появились Татьяна с Виталием.

Рома уронил свой кусок шашлыка в пиво и расплескал его на снег. Я просто замер с открытым ртом.

На пороге стоял «партизан» «Вася», а рядом с ним Таня, да-да именно Таня в поношенной серой курточке, валенках, вязаной шапочке, почти без макияжа.

— Всем привет! — сказала она, мило улыбаясь.

Мы дружно кивнули.

— Ущипни меня, Стас, — сказала Настя почему-то Роме на ухо.

Я догадался об этом, только когда роман повторил эту фразу мне на ухо. Из ступора всех вывела та же Таня.

— Ау-у, нам нальют? Или сервис закончился?

— Момент, — спохватился Некроф. — Вина, пива?

— А водочки можно? — улыбнулась мадам.

И все рассмеялись.

И настроение как-то сразу улучшилось.

Я подхватил бутылку стоящую рядом, в снегу. Налил в рюмку, стоявшую на подносе. Таня подошла, взяла с подноса, рюмку, стебелёк зеленого лука, и кусок сала, опрокинула водку в рот, занюхала луком, и отправила его вместе с салом в рот. Потом подцепила кусок шашлыка двумя пальцами, и тоже съела его.

— Вот теперь хорошо! — выдавила она из себя и закурила, но в этот раз обычный тонкий «Winston».

Постепенно завязался какой-то разговор сначала ни о чем, о погоде, о музыке. Ромка травил анекдоты.

Я незаметно откололся от коллектива и пошел посмотреть, что творится в бане, парилка прогрелась, температура держалась, в районе пятидесяти градусов. Я плеснул на камни воды, она не зашипела, но испарилась быстро. Подбросил в топку поленьев, приоткрыл поддувало, чтобы они быстрее разгорелись, и вышел на улицу.

— Как там? — Поинтересовались все хором.

— Хамам — готов, через пол часика и баня будет готова.

— А во Владике уже новый год. — Глянув на экран телефона, сказала Яна.

— Ура! — Крикнула Татьяна.

Мне поднесли стакан пива. Я взял его отхлебнул, ухватил с тарелки предпоследний кусок шашлыка, закусил.

— Заряжаем еще партию? — спросил я.

— Да, и пойдемте в дом. — Сказала Настя.

Рома с Виталиком взялись нанизывать мясо на шампуры, я присоединился к ним. Потом вспомнил, что в машине лежит охотничья ракетница, и побежал за ней.

— Устроим маленький салют?

— Это как? — Заинтересованно спросила Яна.

— Сейчас увидишь, — Я накрутил красную ракету, взвёл механизм и отпустил скобу.

Хлопнул выстрел и красный огонек взвился в небо.

Со всех сторон раздались хлопки ладоней, крики «Ура», Виталька засвистел. Я перезарядил синюю, выстрелил, потом зеленую.

— Всё, остальное на новый год.

Девушки пошли в дом, мы с ребятами закурили.

— Всё нормально Парни? — вдруг спросил Вася. — А то Таня говорит...

— Всё отлично мужик, — перебил я его.

— Новый год идёт, ребята! — Завершил мою мысль Рома.

Сняли мясо, и пошли в дом. На столе уже стояли салаты, соленья, бутерброды.

Пока все рассаживались за столом, я сходил, подложил еще дров каменку и пару поленьев в печь в доме.

— Баня готова, — со знанием дела заявил я.

— Тогда первый парок мы на себе опробуем, — сказал Роман, — мужикам не привыкать, а потом девушки.

Все согласились.

Ели немного, зато вспоминали первый новый год на этой даче, Виталик тогда тоже был с нами. Таня рассказывала о себе.

Потом проснулись Витя с Миленой, Яна занялась детьми. Настя подсела к Татьяне поближе, а мы с парнями отправились в баню.

Первый заход был недолгим всего минут пять, потом вышли в предбанник, закутались в простыни и сидели, пили пиво. На второй Ромка нагнал пара, распарил веники, хлестали друг друга по очереди, минут через двадцать в дверь постучали.

— Как вы там мальчики? — Раздался голос Яны.

— Отходи! — крикнул Некроф, — ну что в сугроб?

— Ага! — В один голос заявили мы с Виталвасом.

— Бежим!

Ромка распахнул дверь и вылетел на улицу, мы за ним. И только рухнув большой пушистый сугроб, я понял, что все трое — в чем мать родила. Плавки остались в предбаннике вместе с простынями.

— Хорошо! — Визжал, барахтаясь где-то рядом Виталик.

— На секунду погреться в парилку и место девушкам.

Прикрываясь руками, мы пробежали обратно в баню, похватали простыни, залетели в парилку.

Отогрелись, завернулись и гордо вышли в предбанник, где нас уже ждали дамы. Все они загадочно улыбались.

— Мы так, пожалуй, не будем, девочки! — Сказала Таня.

— Да, в неглиже, пожалуй, не стоит, мальчики не выдержат, а вот в сугроб я нырну. — Заявила Настя.

— И я, — сказала Яна, — кстати, а почему в этом году нет проруби?

— Завтра сделаем, — приложил я руку к груди, — Торжественно клянусь.

— Мы в дом, а вы развлекайтесь, вам березовые венички запарены в шайке. — Сказал Ромка.

Накинув сверху куртки, мы ушли греться.

Девушки появились за полчаса до нового года. Розовые, веселые, довольные жизнью.

Пока они переоделись, мы подготовили третью порцию шашлыков.

Владимир Владимирович рассказал нам про то, каким был год уходящий, и каким должен быть год следующий. Под бой курантов мы открыли шампанское и впрыгнули в новый год. Потом был стол и шум, и гул, и поднимались тосты. Танцевали до упаду, особенно дамы. Играли в «фанты». Ромка откуда-то вытащил гитару, вспомнили походные песни, Настя, оказывается, тоже играла.

Часа в три не выдержала Яна, попрощавшись со всеми, она ушла спать. Через полчаса расцеловавшись со всеми, ушли Виталик с Таней. Настя держалась до последнего. Мы с Ромкой взяли остатки двух салатов, гитару, и бутылку коньяка, и пошли в баню. В полпятого начал зевать и он. На том и разошлись, он — к жене, я — в парилку, в которой было еще очень тепло.

Постелил на полке одну простынь, разделся, лег, накрылся второй. Сон не шел. Я потягивал коньяк, прямо, из горла. Не знаю, сколько прошло времени, но немного. Я не успел ни напиться, ни уснуть, когда тихо скрипнула дверь предбанника. Потом кто-то постучал в дверь парилки.

— Стас, ты спишь?

— Нет, Настён, заходи.

Дверь приоткрылась, в свете луны, попадавшем в предбанник через небольшое окошко, в парилку скользнула маленькая тень.

— Включи свет, справа от двери в предбаннике.

В темноте раздался щелчок, у меня над головой загорелась тусклая двадцати пяти ватная лампочка.

— Можно к тебе?

Я, молча, сдвинулся на край широкого полка, и откинул простынь. Настя скинула куртку, бросила её в предбанник, закрыла дверь, и ловко перепрыгнув через меня, улеглась рядом.

— Не спится. Вы, как ушли, я прилегла, да так и ворочалась всё время.

Я только слегка усмехнулся.

— Мысли, дурные в голову лезут. — Она положила голову мне на плечо.

— И у меня тоже самое. Жена бывшая даже SMSку не прислала и трубку не берет. Я так, но просто обидно. Коньяк будешь? Закуски-запивки нет.

— Я тобой закушу. — Настя протянула руку.

Я передал ей бутылку.

— Блин! Купальник мокрый.

— Извини, — она сделала глоток, вернула мне бутылку.

Присела, повернулась ко мне спиной.

— Развяжи.

Я потянул за веревочку. Она закинула лифчик на верхний полок, сняла трусики и положила их туда же. Провела мне по животу вниз.

— А ты?

Я тоже снял трусы и отправил ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх