Новогодняя история

Страница: 7 из 9

их наверх, лег. Её рука снова скользнула по моему животу вниз, провела по члену, яичкам. Я напрягся.

Настина голова лежала у меня на груди, я поцеловал её в макушку. Она чуть закинула голову назад, подставляя лоб и переносицу, я снова поцеловал её.

В это время Настина рука уже настойчиво гладила мой пенис, который становился всё более упругим.

Мы поцеловались. Моя рука скользнула в её промежность, слегка коснулась половых губ, еще и еще раз. Я утопил пальчик в Настину киску, она бала горячая и влажная. Перевернулся на бок, Настенька лежала на моей левой руке. Я нежно массировал её писечку, она подрачивала мой пенис.

Я высвободил свою руку из-под её головы. Она легла на середину полка и раздвинула ножки. Я переместился на неё.

Медленно начал искать членом дырочку. Попал, стал входить в неё всё глубже и глубже, медленно увеличивая амплитуду. Погрузившись до предела, пару минут я продолжал двигаться с той же скоростью. Настя задышала чаще. Я увеличил скорость. Она начала постанывать. Мое дыхание стало тяжелее, уменьшил амплитуду и еще ускорился. Она жадно хватала воздух ртом, пытаясь дотянуться до моих губ. Я поцеловал её. Ещё через пару минут она застонала громче, еще громче. Я пыхтел, увеличив скорость до предела. Вдруг она взвизгнула, на мгновение обмякла, а потом обхватила меня ногами и крепко притянула к себе.

Мы замерли. Несколько минут просто лежали, потом она отпустила ноги, и я продолжил двигаться. Вскоре я почувствовал что кончаю, вынул свой член, излился ей на животик.

Мы лежали вместе, Настя уткнулась носом мне в шею и тихо спала. А я просто думал как мне хорошо рядом с ней. Просто лежал и смотрел в закопченный потолок деревенской бани. И наконец, уснул.

Пробуждение было жестоким. Кто-то громко и напористо постучал в дверь парилки, и через минуту распахнул её.

— Подъем, герои-любовники! — Сказал Роман

— Стас, я знаю, почему у него прозвище «Некрофил», — прячась под простыней, сказала Настёнка, — До смерти испугал меня, а потом скажет что любя.

— Я так тоже подумал, Ром помнишь три «В»? Выйди Вон, Выкину.

— Уже исчезаю, время час дня, завтрак готов. — Дверь закрылась.

— Доброе утро, вроде как... — задумчиво выдохнул я.

— И тебе того же. — Настя откинула простынь достала с верхнего полка сначала мои трусы, а потом свой купальник. — Одевайся.

Вода в баке над каменкой оказалась ещё теплой, хотя чуточку ржавой, но мы с удовольствием ею умылись.

На столе в доме уже стоял самовар, на большом блюде лежали пряники, печенье, халва, конфеты. Для страждущих, рядом стоял запотевший бочонок пива «Хайнекен».

После завтрака мне намекнули на то, что надо бы заняться прорубью, что делать обещал.

Вооружившись ломами, топором и рыбацким буром мы отправились к реке за баню.

Тут всё просто через каждые пятнадцать-двадцать сантиметров сверлятся лунки по периметру будущей проруби, а расстояние между ними выдалбливается ломами и вырубается топором, потом куски выкидываются на лед рядом. Сейчас многие выпиливают её бензопилой, но у нас таковой просто нет.

Заодно поставили пару жерлиц, и к моменту окончания наших праведных трудов имели еще и трех приличного размера щучек. Да вечером у нас была уха.

К четырем часам взмокшие уставшие, но довольные собой все разошлись по своим делам.

Мы с Настей занялись баней, Роман с Виталиком ухой и шашлыком. Таня с Яной подготовкой классических видов закуски.

Пока Анастасия мыла баню, я наколол дров, заодно подтопил печь в доме.

Тайком от девчонок, а особенно от Татьяны (как дети малые), бегали в гараж выпить по пятьдесят.

Разжег каменку, и решил немного пошалить с Настей. Не тут-то было. На самом интересном месте с улицы раздался зычный крик, «Васи», сопровождаемый ударами по пустому ведру как в рынду:

— Все к столу! Уха готова! Все к столу!

Пришлось быстро одеваться.

Уха получилась настоящая, наваристая — в три закладки, с ароматом костра, за несколько минут до готовности Ромка влил в неё законную рюмку «Жидкости Менделеева».

В тарелки отдельно выложили куски вареной рыбы, лук и картофель, а бульон с мелко порезанной морковью разливается в чашки, кружки или пиалы. Такой способ потребления ухи связан с тем, что не вся рыба после варки остается съедобной. Например, «Царская» уха — ершовая очень вкусна сама по себе, а вот рыба костлявая и её поедание зачастую связано с последующей поездкой к врачу.

... Выпил рюмочку водочки, и запил горячим рыбным бульоном, потом взял с отдельной тарелочки кусок рыбы и закусил, и отправился спать в палатку. Вот в чём прелесть истиной рыбалки. С девками, ящиком водки и ведром пива — это тоже хорошо, но называется по-другому. Что-то я отвлекся...

После такого «обеда на пленере» мы всей дружною толпой отправились фотографироваться. Места там чудесные, поселок стоит на одном берегу небольшой речки Тамлык, на противоположном берегу растут раскидистые ивы и лоза. Летом там не погуляешь, местность зарастает камышом и осокой, а вот зимой... сфотографироваться под снежными шапками, свисающими с ветвей. Залезть на какое-нибудь дерево, при этом натрясти себе и друзьям снега за воротник. Упасть в сугроб и сделать «ангела», размахивая руками и ногами. Побегать по замерзшему руслу реки, поиграть в снежки. В общем, на время впасть в детство.

Вернувшись, домой, грелись, конечно, алкоголем и тут у некоторых повыбивало пробки.

На этот раз первыми в парилку отправились дамы. Мы же очистили прорубь от намерзшего льда. И каково было наше удивление когда, скромные в обычной жизни девушки с криками выбегали из бани в «костюме Евы», и прыгали в купель, разведя ноги и демонстрируя окружающим красоты своих тел. Выныривали и так же быстро убегали обратно в парилку. Слава Богу, дети в это время отдыхали в доме.

— Вот это да... — сказал Виталик, — первый раз такой Таньку вижу, она даже дома после секса сразу же одевается.

— То ли еще будет? — ответил Некроф.

Я промолчал.

— А ты, что мочишь, Ёжик.

— Моя лучшая, а я человек скромный, вот и всё. — Честно признался я.

И мы рассмеялись.

Минут через десять из предбанника показалась голова Татьяны.

— Мальчики, парилка свободна. Просим.

— Нас просят «Вась», неудобно отказывать дамам, — я аккуратно подтолкнул его в спину в заданном направлении.

Оказалось девочки подогрелись еще и двумя бутылками вина. Поэтому были весьма охочи до разного рода штучек не свойственных женскому полу в нормальном состоянии.

Раздевшись в предбаннике до плавок, мы направились в парную, но нас не пустили, заставив раздеться полностью. Потом из-за двери раздавались громкие смешки, и нескромные тезисы по поводу того, кому повезло больше.

Распарились, конечно, здорово, я выскочил первым и прыгнул в ледяную прорубь, когда вылез на меня, нет не на меня, а на... вы, поняли, на что смотрели три пары глаз.

— А вы знаете, что в холодной воде Людовик шестнадцатый становился четырнадцатым. — Заявила Яна.

Следующим выбежал Рома, и удостоился ничуть не меньшего внимания, чем я.

Виталвасу досталось больше всех. С криками: «мы замерзли», его просто вынесли на руках и бросили в ту же купель.

Следующий заход в парную проходил под лозунгом «Пролетарии всех стран объединяйтесь», то есть парились мы все вшестером.

Настя не выдержала первой, а вернувшись обратно, прижалась всем своим ледяным телом ко мне, чем вызвала во мне неоднозначные чувства.

Потом долго сидели в предбаннике, рассказывали пошлые и скабрезные анекдоты. В знании, коих опять же, отличилась Таня.

— Я замерзла, — вдруг сказала Настёнка, взяла простынь и уселась мне на колени.

Простынёй она закутала нас обоих, и я почувствовал, что с моим органом происходит что-то не то. Когда осознал происходящее, я уже был в ней. Это вызвало у меня почти истерический смех, непонятный окружающим, а у Насти довольную ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх