Какие они, всё-таки, маленькие!

Страница: 2 из 3

девушке рукописную книгу. — Это книга заклинаний, которые собирали не одну сотню лет!

— И какое же заклинание я прочитал?

— Обмен.

— Об этом я и сам догадался. Давай, найди отменяющее, и покончим с этим, — только многолетний актерский опыт помогал сейчас Ли удерживать себя в руках.

— А его нет!

— Что значит — нет?!

— А то и значит. Отменить его можно, но... Надо сделать кое-что.

— Что сделать? — поддельный «Ли» как-то смущенно опустил глаза и тихо засопел, накручивая на палец, за неимением своего, длинный локон «Эдейри».

— Ну не тяни, я готов на все! — по-прежнему, не поднимая глаз, «Ли» что-то тихо пробормотал.

— Что?

— Нам надо заняться сексом.

Ли настоящий скрестил руки на груди (попутно ощутив её округлость и мягкость), посмотрел на самого себя как можно строже, и заявил:

— Это исключено! — одна из знаменитых бровей вопросительно приподнялась, и ему пришлось придумать причину, — Я женат!

— Я видела, — поддельный «Ли» кивком указал на фотографии, — она красавица. Только она вряд ли обрадуется, получив мужа в виде гномы, четырех футов ростом. Хотя твоя верность её впечатлит, не сомневайся, — насмешливая улыбка скользнула по губам нахальной гостьи.

Теперь настала очередь актера сопеть в раздумьях. Даже если Аланна поверит ему, остается открытым вопрос дальнейшей совместной жизни. И работа — как быть с ней? Ли посмотрел на фотографии на каминной полке, а потом и на себя в зеркало. Он видел женскую привлекательность Эдейри, но никак не мог решиться и дать согласие, хоть и понимал, что другого выхода нет. На плечо ему легла рука гномы.

— Решайся. Как я понимаю — твоей жены здесь сейчас нет? Думаю, не стоит дожидаться её появления.

— Ты права, — вздохнул актер, — мне уже приходилось играть женщину — будем считать ЭТО репетицией новой роли.

Поддельный «Ли» вытаращил глаза:

— Ты согласен?

— А у меня есть выбор?

— Выбор есть всегда. Мы можем ничего не делать.

— Но я не хочу всю жизнь подрыгивать до дверной ручки!

— Можно подумать, я хочу всю жизнь видеть чужие макушки!

Они примолкли, посмотрели друг на друга, потом Ли настоящий нерешительно произнес:

— Так что, давай?

— Что, прямо здесь?

— А чем тебе не нравится эта комната? — в ответ поддельный «Ли» насупился.

— Думаешь, мне самой так уж хочется посмотреть на вашу супружескую спальню? Здесь, так здесь. Только, может, ты все-таки задернешь шторы и погасишь свет? — настоящий Ли кивнул, спрыгнул со стола и выполнил просьбу гостьи. После чего, он подошел к камину, посмотрел на семейные фотографии и решительно перевернул их лицами вниз.

Обернулся, ожидая насмешливой ухмылки — но Эдейри понимающе улыбалась. Актер уселся рядом с ней на небольшой диван, и задал вопрос, мучивший его уже несколько минут.

— Эдейри... эээ...

— Да, Лигриннерпейс?

— А ты... девственница?

— Мне восемьдесят четыре года, Ли. По гномьим меркам это не так уж и много, но я не девственница.

— О! — только и смог выдавить из себя актер. Он никак не ожидал, что хрупкая миниатюрная гостья окажется в два раза старше него.

Они сидели рядом на диванчике, глядя в разные стороны. Наконец, Ли решился — раз уж он мужчина, то инициатива должна исходить от него. Он потянулся с поцелуем... и замер. Целовать свои же губы, да еще и под пристальным взглядом своих же глаз — занятие не для слабонервных.

— Эдейри?

— Что?

— Ты не могла бы... закрыть глаза?

— Я хотела тебя об этом попросить. Знаешь ли — когда к тебе тянется твое же ли...

— Я понял, Эдейри, — он тоже закрыл глаза и потянулся к её губам... едва коснувшись, оба прыснули.

— Ну ты чего?

— А ты чего? — актер устроился поудобнее, поджав ножки. Причем с удовольствием ощупал маленькую гибкую ступню, слегка прижав ладонью пальчики. Его копия откинулась на спинку дивана, скрестила руки на груди и надменно уставилась на него.

— Еще что-то трогать будешь?

— А тебе это не нравится?

— Мне не нравится, когда меня трогают без моего разрешения!

— Но ведь я трогаю себя!

— Нет, ты трогаешь меня!

— Нет, себя! И тебя, и... Я запутался, — настоящий Ли соскочил с дивана, тихо бормотнул «тут без поллитры не разберешься!» и улепетнул на кухню.

Вернулся он оттуда с початой бутылкой рома и двумя стаканами — все, до чего он смог дотянуться.

Он выставил все это великолепие на журнальный столик, налил в каждый стакан на палец рома и протянул один девушке. То есть своей же копии. То есть... У актера закружилась голова.

— Эдейри. Думаю, нам лучше выпить. Русские говорят — это всегда помогает!

— А кто такие русские? Это тоже гномы?

— Это... Самые гномистые гномы из всех гномов!

Они синхронно опрокинули стаканы, настоящий Ли почувствовал, как хмельная жидкость разлилась теплом внутри.

Он взглянул на Эдейри в тот момент, когда у его копии слезы навернулись на глаза, щеки вспыхнули румянцем, а широкие брови поднялись таким уморительным домиком, что настоящий актер расхохотался.

— Что смешного? — придушенно просипела Эдейри, — это ж покрепче дедового самогона будет, а его пойло способно орка свалить!

— Ничего, сейчас пройдет. Вот, закуси, — Ли схватил пирог стола и сунул его в рот своей копии. Она выхватила у него кусочек и даже слегка облизала его пальцы. Он замер. Поднес пальцы к губам и тоже облизал их.

— Хм... А я не знала, что так сексуально выгляжу, когда облизываю пальцы, — копия актера попыталась повторить его жест, но вышло смешно, и они оба снова прыснули, после чего снова устроились рядом на диване.

— Давай еще по капельке? — предложила Эдейри.

— А давай, — согласился Ли, — твоя очередь наливать!

— Ладно, а ты пирог приготовь, он мне, наверняка, понадобится, — еще раз звякнули стаканы, брови копии Ли Пейса встали немыслимым домиком.

Когда его копия проморгалась, прокашлялась и отдышалась, он протянул ей (ему?) кусочек пирога, на этот раз на вилке, держа ладонь горстью под пирогом.

— Ммм, вкусно! Эй, ты как себя чувствуешь? — настоящий Ли выронил вилку и недоуменно воззрился на собеседницу.

— Отли-Ик-чно! — что за черт? Он не мог опьянеть от двух крохотных порций рома! У него закружилась голова, но он постарался не выдать своего состояния. И тут до него дошло, что на четыре фута роста и соответствующий им вес, крепкий алкоголь действует гораздо быстрее, чем на шесть с половиной футов.

— Ох! — как смог выразил он свои наблюдения.

— Ммм, что такое? — его копия заинтересованно посмотрела на него самого, — а скажи мне, Лигриннерпейс, ты сам-то когда расстался с девственностью?

— Ну знаешь ли! Это уже слишком! — Ли взмахнул рукой и едва не свалился с дивана, — это уж никого не касается!

— Почему? Нам надо заняться сексом — и я имею право задавать такие вопросы!

— Я женат, глупая гнома!

— И что? Почему ты не хочешь ответить на этот вопрос?

— Потому что... Потому что... Нам действительно придется заняться сексом... Но это невозможно!

— Почему?

— По одной простой причине — мы не сможем поцеловаться, потому что не сможем не хихикать!

— Вызов? Вызываю тебя на поцелуй, — и над Ли Пейсом склонилась его копия.

Губы коснулись губ, напряжение возросло... В комнате остались только мужчина и женщина.

Мужчина осторожно развязал ворот блузки девушки, стянул её, обнажая грудь — белоснежные прохладные округлости с темными ягодками сосков. Большие пальцы мужчины покружили вокруг этих напряженных башенок, потом ладони скользнули вниз, по гладкой коже живота.

Девушка тихо вздохнула, не открывая глаз, принялась неловко расстегивать рубашку мужчины, но тот не позволил ей этого. Стянув с неё блузу, он мягко опустил её на спину и снял рубашку сам. Ладони мужчины нежно гладили хрупкое написано для sexytales.org ...  Читать дальше →

Показать комментарии (94)

Последние рассказы автора

наверх