Помидоры

Страница: 1 из 4

Благодаря моему двоюродному деду Спиридону Матвеевичу Добромирову, в нашей большой семье существует одна замечательная традиция. Еще при жизни, дед Спиридон любил, когда вся семья, все его близкие и дальние родственники со своими семьями и детьми собирались в конце июля, шумной пестрой толпой на его день рождения, в его большом гостеприимном доме. Накрывали во дворе большие столы, и до поздней ночи слышался шум, гам, хохот, пели песни, возилась детвора, а дед сидел во главе стола, и смотрел на все это с умилением, тайком смахивая сухую стариковскую слезу.

Так уж случилось, что дед умер несколько лет назад, но традиция собираться на его день рождения осталась.

Так же было и в этом году. Сейчас в доме деда Спиридона жил его внук Илья с женой Татьяной, им и выпала честь принимать кучу гостей, которые съехались в конце июля на юбилей деда. Как и в старые времена устроили пир горой, купание в речке, шашлыки, застольные песни и огромный пионерский костер ночью.

Выходные за праздничным столом пролетели быстро и гостям пора было возвращаться к трудовым будням и домашним заботам. Горячо благодаря хозяев дома, свято хранивших традиции деда Спиридона, гости с обеда воскресенья начали потихоньку разъезжаться. Сначала иногородние, которых Илья пачками отвозил на вокзал (все они были под завязку упакованы заботливой Татьяной овощами и фруктами со своего огорода). Ближе к вечеру поразъехались местные. А в обед понедельника Илья повез на вокзал последнюю партию задержавшихся гостей, и остался я один, со своим до чертиков неудобным Мурманским поездом, который ходит раз в два дня, да еще и очень поздно вечером!

Жара выдалась неимоверная, в тени было далеко за тридцать, на солнце сорок четыре по Цельсию. Я сидел в тени дома, потягивая холодненькое пивко, предложенное заботливой хозяйкой, а Татьяна хлопотала по хозяйству в коротеньком сарафане на пуговицах. То развешивала белье на улице, то поливала грядки, то сновала туда сюда по каким то своим делам, каждый раз одаривая меня своей милой улыбкой, когда проходила мимо. Мне нравилось тайком наблюдать за ней. Татьяна выглядела гораздо моложе своих тридцати четырех, было видно, что девушка следит за собой, несмотря на ежедневный тяжелый труд хозяйки большого дома. У нее была загорелая кожа и ровные белые зубки, а когда она улыбалась, на щечках образовывались миленькие ямочки! Легкий летний сарафан не скрывал прелестей ее фигуры, слегка плотной, но не толстой. Большие шары грудей плавно покачивались, когда она вихрем проносилась мимо меня то в одну, то в другую сторону. Глядя ей вслед я умилялся ее крепким упругим ягодицам, едва прикрытым натянутой до треска тканью сарафана.

Иногда она останавливалась передо мной, чтобы перевести дух и перекинуться парой незначительных фраз. А я мельком замечал, как расходится сарафан между пуговиц, на ее пышной груди или пару не застёгнутых пуговиц снизу (что если расстегнуть третью, то можно увидеть трусики). «Интересно, какие они на ней? Белые? Черные? Цветные от купальника или стринги? А может полное их отсутствие?» Таким вопросами я задавался, едва Таня отходила от меня и шла дальше по своим хозяйским делам, а я любовался плавным покачиванием ее ягодиц! По крайней мере, полное отсутствие лифчика я уже выявил своим зорким мужским взглядом (но это и понятно, в такую то жару!) Сам я сидел на лавочке, по пояс голый, в клетчатых шортах, в одной руке держа бутылку пива, а другую вальяжно положив поверх шорт (на самом деле прикрывал мощную пульсирующую эрекцию, вызванную фантазиями и наблюдениями за женой моего дальнего родственника).

— Фууу, ну и жара!, — в очередной раз остановилась Татьяна напротив меня, утирая со лба крупные капли пота. Вся ее кожа лоснилась, а сарафан лип к телу.

— Сейчас закончу с поливкой и пойду тебе с собой помидор в теплице наберу, ты два ведра увезешь?

— Увезу, чего мне? Тут проводят, там встретят! Могу помочь, если надо!

— Да сиди уж, отдыхай, я сама! Хотя, там жара, наверное, градусов под пятьдесят! Если хочешь, пойдем, вдвоем-то быстрее наберем! А я потом тебе с собой в дорогу куру зажарю и пирожков напеку, тесто вон подходит уже. Допивай пока, я тебя кликну.

Спустя минут пятнадцать я увидел Татьяну еще издалека, она шла с двумя ведрами, а ее сарафан снизу развевался, обнажая ее полные загорелые бедра. Не буду утверждать, но мне показалось, что я даже заметил краешек ее белых трусиков.

— Ну что, пойдём, коли не передумал?

— Идем, — бодро ответил я, поднимаясь с лавочки, а сердце почему-то бешено заколотилось и во рту вмиг пересохло!

Жаркий июльский ветер дул в лицо, ни капельки не охлаждая тело, но зато доносил до меня запах разгоряченного тела Татьяны, шедшей впереди, покачивая округлыми бедрами, нежный аромат шампуня, идущий от ее от волос, убранных в тугой хвост и благоухание цветущих вокруг дома роз, разных цветов и оттенков. Коктейль из этих волнительных запахов вскружил мне голову и вновь вызвал бурную эрекцию, которую я попытался скрыть, засунув руку в карман и поправляя член.

Дверь в большую теплицу была открыта, и из ее входа вырывался горячий поток воздуха, напоминая тепловую пушку, что ставят зимой в больших технических помещениях. Я далек от огородничества и сельского хозяйства, поэтому зайдя в теплицу с интересном осмотрелся внутри. Длинные ряды зеленых кустов помидор, с ярко красными, оранжевыми, желтыми и зелеными плодами на них, различных форм и размеров, произрастали по краям, вдоль мутных, непрозрачных стен или окон, не знаю как правильно называть. А в центре всю эту тропическую растительность напополам разделяла утоптанная узенькая тропинка, двоим на которой разойтись было бы проблематично.

Температура внутри и правда была под пятьдесят, если не больше. «Почти как в сауне», — мелькнула у меня мысль, но в слух я сказал другое:

— Наверное, в аду так же жарко!

— Ну, кто грешил, тот и узнает, — весело отозвалась Татьяна, начав уже обрывать помидоры, параллельно отрывая какие-то жухлые листочки и бросая их у края тропинки в небольшие кучки.

Находясь в теплице пару минут, я вмиг взмок, по груди и по спине поползли ручьи пота, затекая за пояс шорт, от чего последние стремительно начали намокать. Мельком глянув на Татьяну, отметил, что ее лицо, шея и плечи тоже блестели от пота, небольшие ручейки стекали с шеи и затекали в ложбинку между грудей, оставляя на теле крохотные влажные дорожки.

А в воздухе витал терпкий запах помидор, который как-то приятно щекотал нос и навевал что-то восточное.

Мой взгляд упал на огромный красный помидор, с которого я и решил начать свой вклад в сбор урожая. Я взял его и потянул на себя, ожидая, что он тут же окажется у меня в руке, но помидор здорово цеплялся за свой куст, и последний потянулся следом за помидором, неестественно изогнувшись.

— Не, не, не, не, не! Стой, стой, стой!, — затараторила Татьяна. — Так ты мне все кусты повыдергаешь, — и подойдя ко мне вплотную, взяла из моей руки помидор двумя руками оборвала плод от куста.

— Вот так, понял?

Я рассеянно кивнул, потому как, отрывая помидор, Татьяна сильно прислонилась упругой грудью к моему локтю, слегка вдавив ее в мою руку. И пока я собирался что-нибудь ответить, она уже отошла к другому кусту, ловко обрывая помидоры и наполняя свое ведро. В моем же ведре пока перекатывался от стенки к стенке всего один, да и тот, оборванный Татьяной (и снова приятное ощущение прикосновения ее груди к моему локтю, и нетерпеливая пульсация в трусах).

А Таня тем временем присела на корточки, почти полностью оголив свои стройные ножки, и мне сверху открылся потрясный вид: и ее белые (!) трусики, между слегка разведенных ножек, и пышный бюст, почти вываливающийся из тесного сарафана. К счастью Татьяна не видела моих вожделенных взглядов, так как всецело была увлечена сбором урожая. В ведре ее было уже больше половины, и я тоже вынужден был начать лениво обдирать помидоры, кидая жадные взгляды в стороны хорошенькой ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (29)

Последние рассказы автора

наверх