Помидоры

Страница: 2 из 4

хозяйки этого гостеприимного дома!

Она уже поднялась, и стоя обдирала куст сверху, порой вставая на цыпочки, чтоб дотянуться до самых дальних веток, растущих вдоль стен, а я решил схитрить и присел, делая вид, что обдираю куст снизу с низу, а сам бесстыдно заглядывал ей под сарафан, любуясь атласными округлыми ягодицами и беленьким трусиками, врезающимися в попку. Я несколько раз через шорты сжал затвердевший член в области головки, и почувствовал приближение оргазма. Жара, пот, возбуждение, терпкий запах помидор и разгоряченное женское тело в двух шагах от меня заставили мой мозг работать лишь в одном направлении...

Через тридцать секунд в голове созрел план, и я мысленно махнув рукой и сказав себе «будь что будет» начал действовать.

Сначала я, сделав вид, что с моей стороны урожай собран, решил переместиться к дальнему краю теплицы, противоположному входу. Для этого мне следовало пройти по узенькой тропинке мимо Тани, чего я и задумывал, ибо протиснуться, не помяв кусты и не прикоснувшись к ее телу, было невозможно.

Подойдя вплотную, я произнес:

— Мне бы туда пройти!

— Проходи, — ответила Таня, подойдя вплотную к кустам.

Сзади между кустами и Таней образовалась брешь, которая была гораздо уже, в области ее аппетитной попки. Я попытался протиснутся бочком, но начал терять равновесие и ухватился за Танину талию, на миг прижавшись к ее упругим ягодичкам! Краем глаза я отметил, как Таня на миг замерла от этого прикосновения, еще бы, наверное ощутила железную твердость моего члена. Протиснувшись и не оборачиваясь, я пробубнил:

— Ой, извини!, — и отойдя на пару шагов, вроде как начал обрывать помидоры, которые в этой стороне были какие-то узкие и вытянутые, мне они, почему-то напомнили карикатурную копию презерватива.

Теперь пора было воплощать вторую часть плана: набрав в руки несколько помидор, я поплелся обратно.

— Вот ведь, ведро забыл взять, я снова протиснусь? — с виноватым взглядом и глуповатой улыбкой подошел я к Тане.

Теперь уже Таня не доверила мне свою попку и прижалась к кустам спиной, освобождая проход спереди от нее, а я запоздало с досадой подумал, что руки-то теперь заняты собранными мной помидорами и я уже не смогу подержаться за Танину талию. Пришлось медленно пытаться протиснуться между ней и кустами, не прибегая к помощи рук. Все мое тело блестело от пота, а от столь явной близости женщины сердце готово было выскочить из груди, а член рвался наружу, еле сдерживаемый тонкой тканью трусов и шорт. Я прижал руки, с зажатыми помидорами к груди и запястьями вмялся в упругую плоть Таниных сисек и теперь уже она, чтоб не потерять равновесие ухватила меня за плечи, чтоб благополучно разминуться. «Тесно тут у Вас» — хотел было я сказать, но на миг наши взгляды соприкоснулись, и от ее взгляда у меня пошли мурашки по коже. В них было не что иное, как желание, которое она еле обуздывала. Мы замерли на узкой тропинке, тесно прижимаясь друг к другу. Она крепко держалась за мои руки чуть ниже плеч, не отталкивала и не торопила, чтоб я завершил маневр, а просто стояла как завороженная, смотрела на меня и тяжело дышала. Какой-то миг я окинул взглядом ее милое личико, большие серые глаза, полные желания, трепещущие ресницы, пересохшие пухлые губки, слегка приоткрытые, небольшие морщинки в уголках губ и крохотные веснушки рассыпавшиеся на носу и под глазами, капельки пота выступившие на лбу и над верхней губой, светло-русые волосы зачёсанные назад и убранные на затылке в хвост и выбившиеся из него редкие волосинки, прилипшие к мокрой коже на лбу и висках.

«Возьми меня! « — не то услышал я ее тихий шёпот, не то прочел это в ее глазах, а мои руки уже вне зависимости от моих мыслей действовали самостоятельно. Из расслабившихся пальцев и на землю посыпались помидоры, которые я держал в руках. Один крохотный помидор закатился Тане между выпирающих из-под сарафана грудей, да так и остался там! А тем временем руки, немного подрагивая уже тянулись к Тане, чтоб притянуть ее к себе и жадным поцелуем впиться в губы!

Скорее подсознанием нежели слухом уловил я ее страстное «Ахх!» и с удовольствием отметил, что она так же яростно отвечает мне на мои поцелуи. Ее кожа и губы были горячие и солоноватые от пота. Я приобнял ее за шею и сильнее вдавился в ее упругую грудь, а она убрала ладони с моих предплечий, положив руки на спину и стала гладить, скользя своими нежными ладонями по моим мокрым плечам, лопаткам, пояснице. Низом живота, она старалась тереться о мой член, торчащий колом и упирающийся в ее лобок.

Мы на миг прервали поцелуй, чтоб отдышаться, как Таня прохрипела:

— Еще!, — и вновь потянулась покрасневшими губами к моему жадному рту.

Не знаю, сколько длились наши лобызания, по нам все так же текли ручьи пота, босыми ногами мы топтались по рассыпанным помидорам, раздавливая ни в чем неповинные плоды! Я, то мял упругие Танины груди, нащупывая сквозь тонкую ткань набухшие и затвердевшие соски, то крепко сжимал ее ягодицы, пытаясь вдавить в нее свой член.

— Возьми меня! Прямо сейчас! Здесь!, — прерывисто шептала она мне, во время нашей очередной передышки, приятно касаясь влажными губами моего уха! — Идем же, идем, — умоляла она, и тянула к дальней стенке теплицы, противоположной от входа. Там стоял старый стул на металлических ножках и без спинки, а на нем валялась какая-то заношенная и выцветшая брезентовая ветровка. Подойдя к стулу, она вновь обернулась ко мне, взяв мои руки, положила их на свои груди и сжала. Кажется, только сейчас она увидела тот самый помидор, застрявший между грудей и улыбнувшись, негромко сказала с дрожью в голосе:

— Ну что же ты стоишь? Кусай!

Я приблизил лицо к ее грудям, продолжая сжимать их руками, и жадно вцепился зубами в помидор, касаясь губами и щеками гладкой Таниной кожи, от чего из него в разные стороны полетели брызги сока и желтые зернышки. Татьяна засмеялась, а я, теряя голову от желания, принялся расстегивать верхнюю пуговицу ее сарафана. Пуговица не поддавалась дрожащим пальцам, и все время выскакивала из рук! Тогда я просто взял края сарафана и резко дернул в разные стороны. Разом отлетели три пуговицы, четвертая осталась болтаться на нитке. Сарафан распахнулся до самого пупка, а освобожденные от тугой материи груди немного провисли и заколыхались, воззрившись на меня крупными, почти коричневыми сосками. Смех тут же прекратился, а взгляд выражал желание, страх, покорность и вожделение.

— Зверь! Животное! Варвар!, негромко медленно выговаривала она дрожащим голосом, с ноткой восхищения. — Разорви все на мне! Возьми меня!

Я снова дёрнул полы сарафана, но теперь уже напротив живота. Последние две пуговицы отлетели куда-то в кусты, а моему взору предстали обычные белые трусики, липнущие в мокрому телу, под которыми явно выделялись очертания набухших от возбуждения губ. Распахнув сарафан, цепляющийся к липкой разгорячённой коже, я склонился к ее грудям, взяв их в руки, обхватил ореол соска губами и жадно втянул в рот, принявшись водить вокруг него влажным языком и легонько покусывать, при этом сжимая рукам эти горячие упругие сиськи. Затем, то же проделал со вторым соском, а Таня, не сдерживая страстных стонов, теребила пальцами у меня на голове короткий ежик волос. Выпрямившись, я притянул ее к себе, и снова нас связал долгий горячий поцелуй, обнаженные тела приятно скользили друг о друга, я ощущал, как упираются мне в грудь ее торчащие соски, ощущал ее горячее дыхание, ее запах, смешанный с перечным ароматом помидорных кустов и горячей влажной почвы. Просунув неожиданно руку между ее ног, я почувствовал, что у нее очень мокрые трусики, на пальцах явно ощущалась горячая влага, которую источала ее жаждущая секса, похотливая норка.

Я разомкнул объятия, и Таня послушно развернулась ко мне спиной. Я стянул с ее спины насквозь промокший сарафан и кинул его рядом на землю. Прижавшись грудью к ее мокрой спине, я жадно лапал ее груди, а сам покрывал поцелуями ее шею, начиная под мочкой ...  Читать дальше →

Показать комментарии (29)

Последние рассказы автора

наверх