Помидоры

Страница: 3 из 4

уха, опускаясь до ключицы, переходя на плечо, затем сзади, от начала позвоночника до границы корней волос и снова шею, от мочки уха до ключицы, но уже с другой стороны. Мои руки скользили по ее словно намыленной груди, зажимая рожки сосков между пальцев, те выскальзывали, а Таня вздрагивала и стонала, очень сладко стонала. Затем я снова разорвал объятия и слегка подтолкнул ее спину. Она поняла без слов, наклонилась, оперлась руками о стул, прогнулась в спине, от чего ее немаленькие ягодицы стали еще выразительнее, расставила ножки в стороны. Я попытался стянуть трусики, но они были насквозь мокрые и безжалостно липли к коже разгоряченной девушки. Немного усилий и тонкая ткань трусиков с треском разошлась на две половинки. Я стянул не до конца разорванные лоскутки до колен девушки, дальше они уже сами соскользнули вниз, к лодыжками. Переступив ногами, Таня избавилась от того, что когда-то было ее белыми трусиками, втаптывая их в землю босыми ступнями. Мне дико не терпелось овладеть этой женщиной сию же секунду, но я, почему-то медлил, чего-то выжидал, наслаждался моментом, предвкушал. Я стянул свои шорты вместе с трусами до колен, член пульсировал, словно торопя меня и нервно подергивая своей пунцовой головкой. Словно слеза блестела капелька смазки, тут же выделившаяся из него, яички приятно ломило от скопившейся в них спермы! Я приблизился к Татьяне, послушно ожидавшей моих действий, положив ладонь на поясницу, ближе к ягодице, ощутил, как дрожит ее тело. Меня возбуждала ее поблёскивающая загорелая спина, русые волосы выбились из пучка хвостика и липли к мокрой коже замысловатыми узорами. Ручейки пота стекали между ягодиц, к пульсирующей вагине, и смешивались с горячим соком и смазкой. Я приблизился вплотную, и едва член коснулся ее ягодицы, Таня сладко застонала и по ее телу пробежала судорога! Я провел ладонями по гладким ягодицам, оценив их упругость, слегка сжал их, одобрительно услышав еще один стон, затем приблизил большие пальцы друг к другу и развел в стороны ее полные ягодицы. Моему взору представилась небольшая сморщенная дырочка ануса, чем то напоминавшая скорлупу грецкого ореха, ниже начинались половые губы с алеющей между ними бархатистой женской плотью. В интимных местах Таня была ухоженная, без единого волоска. Вся ее промежность была мокрой и скользкой от пота и соков и я, приставив изнывающий член между ее ягодиц, начал скользить между ними, задевая головкой тугой орешек ануса.

Таня сквозь стоны взмолилась:

— Ты что! Только не туда! Прошу тебя!

Поигравшись так еще немного, я направил член ниже, и он вмиг очутился в горячем источнике ее женской тайны. Секундная пауза — ее дырочка оказалась достаточно узкой, не смотря на ее крупную фигуру, но вот мышцы влагалища поддались натиску моего члена и я короткими движениями, принялся вбивать в нее член, словно орудуя средневековым тараном.

— Ой. Такой большой... аккуратнее! А-ай! Порвешь... ведь!, — пищала Таня, тоненьким голоском, но ее действия полностью противоречили ее просьбам и увещеваниям, и она сама, в такт моим толчкам, подавалась назад, стараясь насадить себя на мой член как можно глубже! Через несколько движений новый ключ притерся к замочной скважине, и я медленно и туго заскользил в ней, то до половины выходя из ее тесной пещерки, то, с пока еще некоторым усилием, погружаясь обратно в глубину. sexytales.org Таня громко постанывала, но думаю, все же сдерживалась, ибо дай она волю чувствам, слышно ее было бы гораздо дальше пределов их немаленькой усадьбы. Я крепко держал ее за бедра, сжимая ее плоть до синяков на коже, и уже двигался в ней все более размашистыми движениями. Мои бедра ударялись о ее раскрасневшиеся ягодицы со звучным «шлеп» и в такт она постанывала выдавая «Ахх!», «Ой!», «Охх!», «Да!». В ее горячей норке производилось столько смазки, что она вытекала через край, стекая по моим яичкам и капая мне на колени, а мой поршень входил в нее с таким чавкающим звуком, что это пробуждало еще большую страсть!

Вдруг интенсивность ее вскрикиваний стала увеличиваться и сама она начала увеличивать темп, оторвала руки от стула, схватившись поверх моих ладоней, вогнала член в себя на всю глубину и с силой схватившись за мои ягодицы удерживала меня в себе на полной глубине, не позволяя ни вынуть член, ни пошевелить им. Я почувствовал, как мощные конвульсии сотрясают ее тело, как трепещет и сжимает мой член ее мощное влагалище: она кончала. Я чувствовал как из глубины ее сочной дырочки исходили волны удовольствия. И все же она не устояла, оргазм сразил ее, внезапно хват ее рук ослаб, ноги подкосились и она накренившись вперед грузно повалилась сначала на колени, потом и на руки, едва не ударившись головой о стул, за который недавно держалась. Я пытался ее подхватить за бедра, но не смог удержать ее скользкое тело мокрыми пальцами. Член выскользнул из влагалища, словно стрелянная гильза из ружья, вместе с обильной порцией ее сока, частично взбитого нашими интенсивными движениями до белой пены.

Обессиленная Таня согнула руки, опустившись на локти и уткнулась лицом поверх сложенных накрест ладоней. Резинка, сдерживающая водопад русых волос не то порвалась, не то свалилась и сейчас ее пышная русая шевелюра частично рассыпалась по земле, частично прилипла к взмыленной спине. Танино тело продолжало вздрагивать: или оргазм ее не отпускал до сих пор, или она просто всхлипывала от такой мощной разрядки. Но как бы там ни было, мой член все еще находился в полной боевой готовности, о чем к счастью все таки не забыла моя партнерша. Она оторвала голову от рук, затем оперевшись на стул поднялась с земли, и села на него, развернувшись ко мне лицом. Колени, руки и грудь Татьяны были перепачканы землей. Она попыталась стряхнуть с груди комки налипшей земли, но только размазала ее по мокрому телу.

— Подожди, я помогу, — сказал я. Присел рядом на корточки, поднял с земли обрывки беленьких Таниных трусиков, конечно, она изрядно потопталась по ним, но я нашел часть чистой ткани. Сложив эту тряпочку вчетверо, чистой стороной наружу, я промокнул Тане вспотевший лоб, припухшие от слез глаза, как смог оттер грудь (от моих действий груди пружинили и колыхались, и это доставляло мне неописуемое удовольствие). А когда принялся оттирать ее грязные коленки, Таня мягко отстранила меня, прошептав:

— Не надо!

Она опустилась со стула, снова встав на колени и приблизив свое милое, но усталое личико к моему торчащему члену, нежно взяла его в рот! Меня окутала буря блаженства, ее горячий язычок нежно скользил вокруг головки, а пухленькие губки сладенько причмокивали, и при этом Таня очень сладко постанывала и закатывала глазки. Оргазм наступил почти сразу, мой ствол выстрелил первую порцию, которую Таня тут же сцедила через ровненький ряд беленьких зубов на подбородок. Я подумал, что ей неприятна эта процедура и уже хотел прервать контакт пениса с ее ртом, и завершить разбрызгивание спермы ей на грудь, но Таня не отпустила меня, вновь поймала жадным ротиком вздрагивающую головку, с вырывающейся из ее дырочки очередной порции спермы, и опять немного посмаковав, спустила ручеёк густого белого семени на подбородок. Густая капля спермы медленно тянулась с подбородка вниз и едва Таня добавила к ней очередную порцию моего сока, как она сорвалась вниз, попав между вздымающихся бугров Таниных грудей, и потекла на живот, смешиваясь с текущими по телу ручейками пота. Когда я кончил, а Таня перестала высасывать из меня остатки семени, я отошел на полшага назад и взглянул на нее. Таня преданно смотрела на меня снизу вверх счастливыми серыми глазами, в которых не было ни сожаления, ни стыда! Я протянул руку и провел большим пальцем под ее нижней губой, размазывая остатки спермы, а она ловко ухватила губами мой перепачканный палец и сладко пососала его. Меня возбуждала вся эта картина: передо мной в душной теплице, истекая потом, перепачканная землей, подавленными помидорами и спермой, стояла на коленях жена ...  Читать дальше →

Показать комментарии (29)

Последние рассказы автора

наверх