Шанс для полногрудой

Страница: 2 из 7

— прошептал я, вдыхая её волосы, скользя лицом к её шее. — Обманщица...

— Бли-ин, — простонала она, отклоняя голову, подставляя моему дыханию нежную шейку. — Ладно. Смотри!

Она потянула кверху кружевные чашечки, огромные груди хлынули вниз и закачались по обе стороны узкой спины, громадные, упруго-стоячие, с огромными нежно-коричневыми ореолами. Всхлипнув, я поймал их руками, нежные, прохладные, скользкие... чуть сжал, приподнял, пробежал пальцами. Девушка тяжело дышала и вдруг, чуть оттопырив попу, провела ею по моему вздыбившемуся члену. Сильнее сжав груди, я провёл языком по изгибу её шеи. Она обернулась и движением головы предложила мне влажные, полные губы. Я приник к ним, мягким, податливым, свежим, я просто пил их, а пальцы мои ласково кружили её эрегированные соски...

— Простите, — недовольно фыркнул сзади какой-то мужик.

Мы обернулись, но увидели только его спину в светлой рубашке. Смущенно переглянулись. Она стала прятать грудь. В белом ажурном лифчике грудь выглядела потрясающе нежно, хоть и пёрла из него безбожно.

— Ты, наверное, нарочно купила маленький лифчик, чтоб грудь выпирала, — хмыкнул я, счастливый, опуская пятисотенную купюру в щель денежного ящика.

— И ничего я не покупала! Это китайский размер, они вечно всё путают.

— Бывает. Я читал американскую статистику: восемьдесят процентов женщин покупают бельё «на глаз». Из них семьдесят процентов ошибаются в размере...

— Меня, кстати, Алёна зовут.

— Максим.

— Я есть хочу!

Я улыбнулся:

— Конечно, тут рядом есть прекрасная уютная квартирка...

— Я вообще-то, про кафе думала, — Алёна расправила маечку, критично посмотрела сверху и натянула её, увеличив вырез.

— Так больше кидают, — пояснила, поймав мой взгляд.

— Не люблю есть в общественных местах, — соврал я. — Куча жующих, чавкающих людей... Фу. То ли дело: лёгкое вино, сыр, фрукты, пожаренный моими руками стейк?

— Рыба.

— Что?

— Рыбу хочу.

— Без проблем. Едем?

— Мне надо выручку сдать, — вздохнула, чуть не порвав майку грудью, — и переодеться. Не поверишь, это, — обвела себя рукой, — униформа.

— Сколько тебе нужно времени?

Взглянула на крохотные золотые часики на тонком загорелом запястье:

— Мне ещё сорок минут работать. Потом... В общем, где-то полтора часа.

— Я как раз займусь гнёздышком!

Мы пошли туда, где встретились. По дороге Алёна продиктовала свой номер, я набрал его, скинув свой. У метро расстались. Сердце моё заходилось в тревоге.

— Я буду очень тебя ждать, — сказал, имея ввиду «а ты точно придёшь?»

Алёна подарила мне цинично-романтичный взгляд и, никого не стесняясь, поцеловала в губы. Это было похоже на обещание.

Полтора часа — не так уж и много времени. Метнулся в знакомую контору, где меня знали и квартиру, пусть и покочевряжившись, но таки сдали без паспорта, потом — за покупками. Я снял квартиру в очень удачном райончике — прямо во дворе фруктовый киоск, в торце здания — магазин с вином, сыром, мясными нарезками, а дверь-в-дверь — аптека с презервативами. Чуть задумался про рыбу — я действительно мог приготовить сам, и это было бы круто и очень романтично, но ведь надо не только стейк купить, но и всякие приправы, подсолнечное масло и т. д., потом жарить, а мне, к слову, крайне требовался душ. В общем, сбегал в ближайший ресторанчик и заказал рыбу там, а пока она готовилась, заскочил за цветами (по случаю прикупил пакет с лепестками роз), свечами, штопором (приценился к верёвке, прищепкам... но решил, что для первого свидания это будет крутовато), и одноразовыми пакетиками геля для душа. По наитию купил два стеклянных бокала.

Квартирка располагалась на восьмом этаже новенькой «свечки», была ухожена и хорошо мне знакома. Две комнаты: гостиная с диваном и ж/к панелью на стене, пастельных тонов чуть мещанская спальня с огромной кроватью, минималистичная кухня — и роскошная просторная лоджия с видом на реку. На лоджию я перетащил из гостиной низкий стеклянный столик, за неимением плетёных кресел приготовил диванные подушки. Сервировал, судорожно терзая ножом сыр и фрукты, потому что времени у меня осталось пятнадцать минут. Рыбу сунул в духовку, включив её на два пункта — чтоб оставалась тёпленькой. Раскидал по спальне свечи. Пять минут ушло на душ. С сомнением поглядел на ношенные трусы и решительно спрятал их под кровать, натянул джинсы прямо так. Удивлю девушку.

Впрочем, кураж её наверняка уже прошёл. Если она и придёт, то не даст. Первое свидание, как-никак.

Перед тем, как бежать встречать, оглядел приготовления. Остался доволен. Не даст — и ладно. Просто хорошо проведём вечер.

Разумеется, она опоздала. Я стоял у выхода метро, с метровой белоснежной розой в одной руке и мокрым от пота мобильником в другой, и не решался позвонить, дабы не показаться излишне озабоченным. Сначала выжду десять минут. Нет — пятнадцать.

Минуты этим погожим летним вечером были нестерпимо медленны. Жара спадала. Тени деревьев расческой тянулись поперёк тротуара. Прохожих становилось всё больше. Автомобили, раздражённо гудя, едва ползли сквозь пыльное марево — конец рабочего дня, час-пик.

Да не придёт она.

— Молодой человек! А вы можете эту розу мне подарить?

Я оглянулся и разулыбался, как младенец — разумеется, это была Алёна. Но как же божественно она выглядела! Легкое голубое платье, белые шпильки, паутинка белых перчаток до запястий, паутинка белого зонтика от солнца, медовые волосы — и когда успела?! — ниспадают завитой волной на одно плечо.

— Вообще-то роза предназначалась Мисс России, — затараторил я, — но раз передо мной, — чуть не брякнул «Мисс Бюст», — Мисс Вселенная...

И с поклоном протянул розу.

Алёна приняла её с лёгкой улыбкой, задумчиво покрутила в пальцах:

— Даже не знаю... А если перед вами окажется Мисс Две Вселенные? Вы у меня её отберёте?

— Ну что вы! Моё сердце разбито вами вдребезги и лежит у ваших ног. Подберёте ли вы его?

— Даже не знаю... Зачем мне ещё одно разбитое сердце?

Я растеряно замер.

— Ладно, ваше я подбираю, — снизошла она и взяла меня под руку. — Ведите.

Мы пошли. Длинные, окутанные паутинкой белых чулок ноги Алёны обнажались при каждом шаге, выскальзывая из разреза юбки, короткой спереди и длинной сзади, шпильки на высокой платформе (на них она была почти моего роста) сверкали в рыжем вечернем солнце. Грудь, с достоинством покачиваясь, демонстрировала ложбинку в квадратном, довольно скромном декольте. Меня просто распирало от гордости, что веду под руку такое чудо. Но главное волшебство — не то, как я её веду, а то, куда.

Я веду её трахать.

Если повезёт.

Она вошла в подъезд с таким достоинством, как будто живет здесь; она ждала, пока я отпираю квартиру так спокойно, будто это её квартира. Или ей привычны такие похождения? Ослеплённый похотью, я ведь ничего о ней не знаю! Может, она клофелинщица? Бред. Чего ей с меня взять? Нашла бы добычу поаппетитнее.

Со сдержанным любопытством обойдя квартиру, вышла на лоджию, увидела приготовления и благодарно улыбнулась мне, аккуратно опуская розу в приготовленную узкую вазу. Подошла к раздвинутым створкам окна, высунулась наружу, счастливо щурясь на солнце. Я подошёл сзади, обнял за талию, зарылся носом ей в волосы, одним глазом замечая открывшийся девушке простор: девятиэтажки расступались, демонстрируя зелень береговой зоны, за которой сверкала река; где-то слева клонилось к горизонту пока ещё высокое солнце, по ту сторону реки блестели окнами красивые новостройки. Небо было бездонным, воздух — голубым, от реки едва заметно тянуло прохладой и свежестью.

— Какая красота, — прошептала Алёна.

— Угу, — согласился я и подал ей бокал вина.

— Сухое, — сделав глоток, капризно сказала она. — Люблю сладкое.

— Я тоже раньше любил. А потом встретился с девушкой, которая пила только сухое красное. ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх