Ромашка. Часть 2

  1. Ромашка
  2. Ромашка. Часть 2

Страница: 3 из 4

с девушками... А то тут слухи разные ходят...

 — А ты не верь, — еще сильнее смутился я.

 — Ха, как тут не поверить, если подруги в голос твердят о самородке, — подначила Вика, и обратив внимание на мой точащий конец, добавила, — Вот мы сейчас и проверим, — после чего немедленно схватила его рукой.

Я дернулся, а она, как ни в чем не бывало, помяла член, несколько раз двинув рукой, оголяя головку, а потом, не выпуская члена, непринужденно спросила:

 — Ты как хочешь?

 — В смысле? — не понял я, хотя у самого было одно лишь желание — войти в девушку как можно скорее, чтобы снять, наконец, накопившееся напряжение.

 — А давай так, — не слушая меня, сказала она, после чего, потянув меня за собой, встала на кровати на колени, и прогнувшись грудью вниз, начала вставлять в себя мой инструмент. Я расставил коленки вокруг ее бедер, а она довольно сильно подалась попой назад, и наши гениталии, наконец, вошли в контакт... Когда мой звенящий от напряжения член утонул в ее киске, она удовлетворенно вздохнула, и сложила руки перед собой, уронив на них голову.

Я ухватил ее за бедра и начал размеренно двигаться, чувствуя, с каким наслаждением мой член скользит в теплом и уютном влагалище. В этой позе оно казалось уже, хотя длины члена как-то не хватало. Ее ягодицы оказались неожиданно прохладными, особенно по сравнению с температурой внутри киски, и я каждый раз замирал в этом положении, прежде чем начать обратное движение.

Так продолжалось две-три минуты, в течение которых слышалось только наше все более учащающееся дыхание, да шленки соударяющихся тел. Потом Вика прерывисто прошептала:

 — Подожди... давай так... — и она осторожно, не выпуская меня из себя, легла, выпрямив сначала одну, а потом и другую ногу. Я тоже полностью лег на девушку и просунув под нее освободившиеся руки, схватился за груди, полностью уместившиеся у меня в ладонях, и начал мять и поглаживать их, продолжая двигаться внутри... Теперь ее влагалище под действием сомкнутых ног еще плотнее охватило мой член, и когда я звучно впечатывался своим лобком в ее ягодицы, то ощущал, как кончик головки касается чего-то внутри.

Постепенно Вика стала заводиться, испуская стоны и иногда вскрикивая. Сам же я, чувствуя небывалое возбуждение, все никак не мог кончить. Я лихорадочно работал тазом, одновременно целуя девушку в шейку, ушко, повернутое ко мне, в щеку. Если честно, то я в тот момент совсем не думал о партнерше, стараясь излиться как можно быстрее, поэтому для меня было полной неожиданностью, когда Вика вдруг лихорадочно забормотала:

 — Еще... еще... сильнее... да... даа... так... ма... мам... аааа!... — и мой член опять оказался под воздействием спазмов, немного других, чем раньше, но не менее стимулирующих, заставивших меня с рыком начать расстреливать глубины влагалища подруги...

Дернувшись еще несколько раз, и полностью спустив все накопленное семя, я без сил распластался на девушке.

 — Боже, как хорошо, — устало пробормотала она и удовлетворенно вздохнула.

Чувствуя, как мой член начинает потихоньку опадать у нее внутри, я, тем не менее, не торопился выйти из приятного плена. В голове все еще стучали молоточки былого напряжения, а в голову уже лезли вопросы.

 — Вика, — еще не до конца выровняв дыхание, начал я, — можно тебя спросить?

 — Даа, — промурлыкала в ответ девушка.

 — Ты в ромашку давно играешь? — я замер, боясь, что она обидится и откажется общаться. Но девушка спокойно ответила:

 — Как в универ поступила. Уже почти четыре года.

 — И часто?

 — Да нет, пожалуй, — задумалась она. — Раз пять-шесть в год выходило.

 — А парни часто выигрывали?

 — Вон ты о чем, — усмехнулась девушка. — Да нет, не часто. При мне лишь три раза было: ты, вот, Вовка и еще один парень, ты его не знаешь, из другой компании.

 — А тебе нравится играть? — опять осторожно спросил я.

 — Ну а сам ты как думаешь? — развеселилась она. — Конечно, того удовольствия, как со своим парнем нет, зато выигрыши какие!

 — И что, Сергей не ревнует?

 — Зачем же ему ревновать? — удивилась подруга. — Я ни с кем гулять не собираюсь, да и вообще, мне с ним приятнее всего, и он это знает.

 — Ну... все-таки с другими пацанами...

 — Так мы же вместе участвуем, и он с другими девчонками... тоже... Так что все по-честному.

 — А остальные девочки, они как, часто?

 — И что это тебя так волнует? — Виктория приподняла голову, обернулась насколько могла, и краем глаза посмотрела на меня.

 — Да так, интересно же, — замялся я, сам не зная, как объяснить свой интерес.

Вика опять положила голову на руки.

 — Насколько знаю, Лариска с Толиком уже года два участвуют. Галка тоже два года, еще с бывшим начинала. Наташа со Славиком недавно пришли, а Лилька с Ваней уже больше года в игре. Это они Славку и соблазнили.

«Ничего себе, — пронзила меня мысль. — Это ж надо, младшая сестра!...»

Тут Вика пошевелилась, давая мне понять, что пора ее отпустить, и я нехотя перекатился на спину, хотя мне, в принципе, больше уже ничего не хотелось. Я чувствовал упадок сил и зверский голод. Поэтому вслед за Викой быстро оделся, и мы вместе вышли в зал.

В зале звучала песня популярного тогда Хампердинка «Help Me Make It Through The Night» и под нее в танце покачивались парочки. На нас никто не обратил ни малейшего внимания. С неожиданной ревностью я обнаружил Машу в объятиях Вовчика. Не зная, что делать, я подсел к столу и схватил бутерброд с румынским сервелатом, большой тогда редкостью, но вкуса особенно не почувствовал. Вика немедленно подхватила Сергея, топтавшегося у проигрывателя, и они тоже закачались в танце. Дождавшись окончания песни, я тут же подскочил к парочке со словами:

 — Дамы меняют кавалеров!

С видимой неохотой Вова уступил мне партнершу, и я несмело приобнял ее, а она, тут же покраснев и стараясь не встречаться со мной взглядом, положила руки мне на плечи, после чего с первыми звуками песни «Наша любовь взойдет опять» мы закачались в танце вместе с другими парами. Постепенно смелея, я старался все сильнее прижать девушку к себе, и она, в общем-то, не сильно и сопротивлялась, но когда я по примеру соседей по танцполу попытался ее поцеловать, она ловко уклонилась, быстро прошептав:

 — Не надо, пожалуйста.

Следующий танец был быстрым, и мы, расцепившись, затряслись в той пародии на шейк, что тогда была популярной в СССР. Потом опять медленный «Есть остров в солнечных лучах», и я опять сжимал в объятиях хрупкое тело девушки, стараясь ее разговорить. Никто не пытался отнять ее у меня, помня мой выигрыш, и к третьему танцу я уже знал, что Маша учится на втором курсе МГИМО вместе со своей подругой Лилей, а живет неподалеку, на Набережной Тараса Шевченко, увлекается бальными танцами и пением, окончила музшколу по классу фортепиано. Оказалось, что на ромашку она пришла по рекомендации Лили, что это сейчас очень модно и престижно, но что она все-таки не может решиться на это и просит меня правильно ее понять... Я заверил, что все хорошо понимаю, и не буду делать ничего против ее воли, и постепенно она оттаивала.

К концу пятого танца мы уже вполне свободно беседовали на разные темы, но проблема оставалась в том, что эрекция у меня не проходила, и как я ни старался быть поаккуратнее, все равно иногда касался напряженным членом ее бедра или живота. Она каждый раз вздрагивала, но делала вид, что ничего не замечает. Наконец, я не выдержал:

 — Маша, — осторожно начал я, — ты ...  Читать дальше →

Показать комментарии (11)

Последние рассказы автора

наверх