Рим — кровавый и развратный. Глава 5

  1. Рим — кровавый и развратный. Глава 1
  2. Рим — кровавый и развратный. Глава 2
  3. Рим — кровавый и развратный. Глава 3
  4. Рим — кровавый и развратный. Глава 4
  5. Рим — кровавый и развратный. Глава 5
  6. Рим — кровавый и развратный. Глава 6
  7. Рим — кровавый и развратный. Глава 7
  8. Рим — кровавый и развратный. Глава 8

Страница: 2 из 5

долгий стон. Короткая судорога прошла по бёдрам галлийки и ноги её подкосились. Пунна заставил встать её на колени. Всё ещё обалдевшая, испытывая оргазм, она безропотно подчинилась. И тут же её ударили по левой щеке. Шлепок был громким, но сам удар ни особенно болезненным. Чем это её? В проклятой полутьме так плохо видно!

Вот перед лицом опять что-то мелькнуло и шлёпнуло по губам. Затем над самым ухом послышалось шипение:

 — Соси маленькая сучка. Живо.

Между губ Элфи, грубо начало проталкиваться нечто огромное, мокрое, солоноватое на вкус. Она и охнуть не успела, как предмет заполнил её рот до отказа. Только сейчас она сообразила, что это член Пунны. Ухватив одной рукой её за волосы, другой, придерживая член, он начал, то впихивать его между её губ, аж до самого горла, то вытягивать обратно.

Элфи, вытаращив глаза, поминутно давилась, жадно хватала ртом воздух, слюна изо рта девушки так и хлынула, из груди вырывались глухие страдальческие стоны. Пунна тихо рычал и время от время принимался лупить фаллосом, то по щекам, то по губам, то по носу ошалевшей девчонки. Затем, его огромная дубинка вновь врывалась в её ротик и экзекуция начиналась заново.

 — Давай, работай языком, потаскушка. Нравится тебе?

Снова град шлепков по лицу. Потом, пихание фаллоса до глотки. Свои здоровенные потные яйца, он заставил Элфи вылизывать языком, терся ими о её нос и губы. Юная галлийка совершенно обалдела от такого разврата.

Внезапно, Пунна рывком поднял Элфи. Она издала хриплый нечленораздельный возглас, слюна липкой нитью потянулась вниз. Финикиец коротко рыкнул и прижал её к двери на этот раз спиной. Их глаза на мгновение встретились: льдисто-синие — совершенно ошалевшие и тёмно-карие, почти чёрные — бешенные, страшные, злые. Член Пунны вновь ворвался в её вагину. Агрессивно, напористо и властно.

До Пунны донесся разговор, продолженный римлянками. Но из-за шумного дыхания Элфи, из-за её, нет-нет и прорывающихся, стонов, не смотря на его ладонь, беседа слышалась теперь отдельными, иногда не связанными друг с другом фразами.

 — Мне не хотелось... чтобы Элатий знал...

 — Не волнуйся, госпожа. Маска Венеры скроет лицо...

 — Да... Так будет лучше... Имя супруга... опорочено. Нельзя... его карьера...

 — Это не измена, дорогая... Ведь гладиатор, тоже раб. А рабы для того и нужны, чтобы служить нам и всем наши потребностям.

 — Да, это так. Но Марий... огорчится, если узнает... Не на пользу его положению...

 — Уверяю тебя, никто не будет знать, кроме... верных служанок. А они не проболтаются.

 — Хорошо... Когда... Где...

 — Через два дня... Ветувий уедет в Тарент... Там дела у него... Пришлю раба с запиской, что можно приходить.

 — Всё случится здесь? В твоем доме?

 — Это самое надежное место.

 — Придти одной?

 — После заката солнца на улицах Рима не безопасно. Лучше взять пару верных слуг, госпожа.

Пунна ловил каждое услышанное слово. Элфи, тоже слышала разговор, но слишком охваченная своими ощущениями, воспринимала всё краем уха. И почти ничего, она не поняла. Разве только то, что римлянки, что-то затеяли и сюда же замешан гладиатор Элатий. О Элатий! Кто бы мог подумать, что их соединит арена? После того случая, она только и мечтала о могучем самните. Как бы ей хотелось быть отправленной к гладиаторам в числе тех девушек, что ублажают воинов перед началом игр в Цирке! И там, в ночь перед боем соединиться с героем арены. Но она работала при доме, а не при лудусе и встреча с легендарным бойцом была теперь мало вероятна. Зато, её пёрло сейчас грубое похотливое животное! Дикий, бешеный финикиец. И очень неплохо он это делал. Элфи была близка ко второму оргазму.

Здоровенный член орудовал в её дырочке, врываясь во влагалище мощными толчками, проникал при этом невероятно глубоко. Вагина девушки сладко пульсировала и хотелось кричать, кричать... высвободить из себя рвущиеся эмоции. Но делать этого не следовало. Они и так тут изрядно шумели и если бы не стоны самой госпожи Юлии, их бы наверняка обнаружили.

Оргазм случился у галлийки и финикийца одновременно. Они корчились и извивались в полутьме, хрипло при этом дыша и издавая такие стоны, что со стороны могло бы показаться, что эти двое не наслаждаются, а страдают в муках и агонии. Пунна, буквально припечатал девчонку к двери. Она ощутила, как тело его вдруг всё напряглось, а потом дернулось раз, другой, третий... Последовала целая серия быстрых толчков, исходящих от члена, утопленного в её переполненной соком вагине.

Горячий, тугой фонтан спермы ударил в стенки влагалища. Потом эти выстрелы снова и снова повторились. Финикиец изливался в нее, и казалось этому не будет конца. Сколько же спермы у этого человека и как сильно бьёт она! Колени девушки подогнулись от нахлынувшей слабости. Но даже, дрожа всем телом, она стойко принимала в себя всё его семя.

Пунна опорожнял яйца долго, когда же, наконец, извлек из Элфи свой полуобвисший член, излишки семени начали капать на пол, стекать вязкими дорожками по ляжкам.

 — Ты вкусная, голубка, — пробормотал Пунна, когда они немного пришли в себя.

 — Понравилось значит? — юная распутница улыбнулась и оправила хитон. — А ты могучий мужчина. Боги... Из меня течёт и течёт. Ты мог бы наполнить амфору! Можно мне взглянуть на твой...

 — Он, уже не столь велик и крепок, как был недавно, — буркнул финикиец.

Тем не менее, Пунна продемонстрировал девушке свой чудовищный фаллос.

В полумраке кладовой видно было плохо. Элфи ухватила скользкий член рукой и сдавленно вскрикнула, на ощупь оценив размер.

 — И это, он такой, когда спокоен?

 — Нравится?

 — Такой член может быть только у мужчин-богов и их потомков. Кто из богов был твоим отцом?

 — Мы финикийцы — все дети Ваала.

 — И у всех у вас такие члены?

 — У многих.

 — А можем мы увидеться ещё и при свете дня? — кокетливо спросила Элфи.

 — Это было бы неплохо, — кивнул Пунна.

Что и говорить, милашка ему очень понравилась.

 — Ну ладно, мне пора.

И финикиец выскользнул из кладовой.

* * *

В честь удачно проведенных игр господин Ветувий велел организовать праздник и для гладиаторов. Хорошая еда, вино и женщины! А что ещё нужно героям, смогшим выжить в кровавых поединках? Для победителей последнего самого значимого сражения среди множества помещений лудуса была выделена специальная комната. Здесь установили ложе, столик, принесли Фалернское, Цекубское и множество изысканных угощений. Жена ланисты отправила к Элатию и Тревасу лично купленных ею двух молодых чернокожих рабынь. Они были сестры. Старшую звали Нбира, ей было 20 лет. Младшей Асили недавно исполнилось 18-ть. Девушки были очень хороши и очень похожи друг на друга, как в общем то и полагается сестрам. Одеты они были в короткие дорические хитоны, открывавшие выше колен их длинные стройные ноги. На запястьях сверкали медные браслеты. Они вошли в комнату, с мягкой звериной грацией. Черные пантеры — истинные дочери джунглей. Хотя, обе родились и выросли в неволе, в движениях и взглядах девушек было что-то дикое, звериное. Кровь их родичей, бесстрашных охотников, живущих к югу от истоков Нила была в них чрезвычайно сильна. Элатий и Тревас немало поразились, увидев этих самок. Их гибкие тела, красивые ноги, крепкие бедра мгновенно привели мужчин в возбуждение. Даже гибель Аривы, терзающая их души тяжелой тоской, сейчас как-то померкла, рассеялась, подобно утреннему туману.

 — Для славных героев особый дар, — с улыбкой сказал наставник Гирба, приведший сестер. — Не всякого мужчину они подпустят к себе. Только вы и сможете укротить этих диких кошек. Так сказала наша почтенная госпожа, когда велела мне доставить этих пантер сюда.

 — Они разговаривают? ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх