Дурочка на чёртовой карусели. Часть 1

  1. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 1
  2. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 2
  3. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 3
  4. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 4
  5. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 5
  6. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 6
  7. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 7
  8. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 8

Страница: 5 из 5

к своей мягкой груди напряженной спиной. Откинув её руки, обхватил за грудь и громко задышал в ухо. Она схватила его за руки и так и держала их поверх его, не сумев их разомкнуть. — Ты — сладкая! Такая вкусная, — шептал он ей в ухо, покусывая его. Она никак не могла расслабиться, да его это не волновало: он снова хотел её. Исщипав и измяв ей груди, он спустил обе руки ей на лобок и больно сжал его. Она рванулась, подняв фонтан брызг, но он крепко держал её за ляжки и не выпустил.

Ударив её по рукам и вновь усадив, он продолжал сжимать ей промежность и со словами «Да что ты ломаешься? Не девочка уже!» схватился за нижние губки и растянул их. Приговаривая: «Ну не дергайся! Расслабься! К чему ломаться, ведь твой хмырь тебя долго трахал, тебе не привыкать! Ему давала, а я чем хуже?!» — он глубоко запустил в неё грубые пальцы и проворачивал, причиняя ей с трудом терпимую боль. Вновь стукнув её по рукам и по груди, прикрикнув «Сиди смирно!», другой рукой он нащупывал её скользкий под водой клитор — чего она больше всего боялась. Несколько секунд она кусала губы и терпела, пока он пытался удобнее ухватить его, потом закричала, приведя мужчину в раздражение. — Это что ещё за новости!? Да ты как целка! Сколько тебе лет? Тринадцать что ли? Отталкивая её руки и отпуская удары, он ни на миг не убрал похотливых рук из её влагалища, продолжая толкаться в нем и давить на верхнюю увеличившуюся точку. Она то вскрикивала, то протяжно стонала, то всхлипывала, с силой кусая свои руки, побуждая его усиливать стимуляцию и поощрять её словами «Да ты горячая штучка! Давай, давай, громче! Уже скоро, подожди немного!», думая, что она невероятно возбудилась. Он вынул руки из её горящего отверстия, встал и потянул её за собой. Прижавшись к её дрожащей спине, взял в руки затвердевший член и водил им вдоль её ягодичной щели, упирая то в вагину, то в сфинктер. Она испуганно дернулась и повернулась; со смешком «Боишься в задницу, ну ладно, позже» он сел на широкую плоскую ступень ванны и провел руками по её телу, задержавшись на ляжках. Весело смотря на неё снизу, он гладил её по внутренней стороне бедра, задерживая пальцы у промежности и надавливая туда. Его толстый длинный член, подрагивая, смотрел на неё. Спросив «Ты что стесняешься? Забыла, что дальше?», он потянул её вниз, разводя ей ляжки.

Мокрый орган легко проскользнул в подготовленное им отверстие, упруго охватили его вагинальные мышцы преддверия, и, растягивая их, тот поспешил проложить себе путь в её глубины. Он дернул её вниз, она упала ему на бедра, придавив яички мягкими ягодицами; головка члена уперлась в верхний свод и достала шейку матки. Он пошире расставил ноги, чтоб она глубже опустилась на него; внутри её разрывал большой пенис, причиняя страдания, когда толкался в болезненную преграду. Она вновь заплакала и привстала, чтоб освободиться от дискомфорта. — Опять капризы! Хватит ломаться! Надоело! Двигай задницей сама! И сопровождаемый её приглушенными вскриками (она закусила руку), он с силой ритмично задвигал её на себе, сжимая тонкую талию. Бормоча «Здорово! Так тесно! Как у девочки! Ты случаем не девственница? Вот повезло!», он потянулся к её прыгающим перед его носом соскам и ухватил один губами, а потом зубами. Она только тяжело вздыхала и не разжимала зажмуренных глаз, терпя острые боли внизу живота.

— Да, я знаю, что у меня большой! Бабы говорили, что почти до горла достает! Насквозь пронзает. Терпи! Всем нравилось, и ты будешь довольна! Хватит морщиться! Улыбнись! А Лизе все казалось, что эта ужасная фантасмагория не имеет к ней никакого отношения, и все это какая-то страшная ошибка, и её с кем-то перепутали. С тем, кому все это по нраву и привычно.

Боли внизу становились все менее острыми, но тянущими и ноющими. Мужчина, с лица которого не сходила довольная улыбка, уверенно взял её за ягодицы и, помяв их и сдавив, принялся подбрасывать её на неутомимом пенисе. Чтоб не упасть, ей пришлось ухватить его за плечи под одобрительные возгласы того. Прижав её к своему круглому животу, он сильно и быстро толкал её на себе, не забывая хлопать по попке. — Устала? — вдруг остановившись и взглянув ей в заплаканное лицо, спросил он. Надеясь на избавление, она измученно кивнула. — Тот — слабак был, за минуту управлялся, да? Дурак он! Такая сладкая щелочка заслуживает долгой обработки... Он взял в руки её лицо, пригладил слипшиеся в беспорядке светлые волосы и, любуясь, приговаривал: — Красивая... Да что ж ты все плачешь!? Вытирал льющиеся слезы и целовал в глаза, старался нежно, но девушка с трудом терпела постылые ласки после всех унижений. — Ну, хватит, хватит, просто ты устала, сейчас поспишь, вот ещё чуть-чуть... — погладив ей груди, больно сжал их и, толкнув назад, так что она едва не упала в воду, вынудил опереться руками о его колени и, подавая свои бедра вперед, стал вколачиваться ей в промежность. Было уже не так больно, его орган не проникал настолько глубоко. С силой тиская её груди, опустив голову, он пристально всматривался в быстро снующий меж её широко раздвинутых ног толстый член и, скороговоркой произнеся какие-то непристойности, он откинул голову и громко прерывисто задышал. Лиза ничего не почувствовала, кроме отвращения. Он не отпустил её, желающую встать, пока не восстановил дыхание.

— Уморила ты меня, Лизавета! Заездила! Все силы отняла. Откуда в тебе столько, а-а? — все это было бы забавно, если бы девушка как-то участвовала в темпераментном действе, но мужчине, видно, казалось, что и её более чем пассивного поведения достаточно для достижения удовольствия. Вместе с ней он соскользнул в остывшую ванну и, пустив горячую воду, откинулся на бортик. Сидя напротив него, наконец разомкнувшего железные объятия, Лиза напряженно думала об опасном, нежеланном сексе и искала способ мгновенного предохранения. — Ну, ты как? Успокоилась? Не бойся, больше не трону... сегодня. Я тоже не машина, хотя тебя ещё трахать и трахать. Вон ты даже не устала. Хороша кобылка! Сил — вагон! Девушка, закрыв глаза, выслушивала непристойности, выбирая момент, чтоб позаботиться о своей безопасности, пока не зная как. — Да, я тут увлекся с тобой. Немудрено с такой горячей штучкой! У тебя как, все в порядке с этим делом? Ну, не залетишь? Лиза смущенно спросила, где взять лимон. Он рассмеялся и указал ей, где выключатель на кухне.

Надев большой халат, вторично девушка пустилась в самостоятельное путешествие по темному дому. Она все нашла в большом холодильнике и, не вполне успокоенная, напившись холодной воды, присела за столом. Вошел он, голый, со свежим халатом в руке и, поменявшись с ней одеждой, запахнувшись в мягкую ткань, направился к холодильнику. Подкрепился, предложив и ей. — Ну, что надумала, милая? Она не хотела говорить, находясь во власти тягостных переживаний, и молчала. — Иди спать, Лизанька, утро вечера мудренее.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх