Как меня женили. Часть 1: Западня

  1. Как меня женили. Часть 1: Западня
  2. Как меня женили. Часть 2: Влюбленный демон
  3. Как меня женили. Часть 3: Званый ужин
  4. Как меня женили. Часть 4: Ее родители

Страница: 5 из 7

Ноги меня не слушались, но я сумел каким-то чудом дойти до своего места. Вероятно, я плюхнулся на стул тяжелее, чем обычно, потому что Ирина снова подняла на меня удивленный взгляд. Я отблагодарил ее фальшивой ухмылкой.

— Фарит Тимурович? — в учительскую вошла Альбина с вечной улыбкой на губах, но под ее взглядом я весь сжался в комок. — Вы уже обедали?

Я мотнул головой и провел рукой по лбу. На висках выступили мелкие капельки пота.

— В таком случае, — еще шире заулыбалась Альбина, — не откажите попробовать моих котлет.

Я вздрогнул.

Это был условный знак. Если бы она сказала булочек или печенья, значит, как и я, она ничего не выяснила.

Она вынула из своей сумки небольшой пластиковый контейнер с крышкой. Я невольно облизнулся, и у меня заурчало в животе. Я так давно не ел его котлет!

Она открыла крышку и вдруг повернулась к Светлане:

— Светочка, присоединяйтесь! Вы ведь тоже живете одна и котлет не готовите, — Альбина улыбнулась такой доброжелательной улыбкой, какой я еще никогда у него не видел.

Ирина смерила ее презрительным взглядом, сложила газету и вышла в коридор.

— Угощайтесь, — тем временем Альбина разложила котлеты на небольшие ломти хлеба и протянула один бутерброд мне, а другой Светлане, которая придвинула свой стул поближе к моему столу и со смущенным видом приняла кушанье.

Я проглотил свою порцию одним махом и потянулся за добавкой.

«Что ты выяснил?»

«Ничего».

«Тогда зачем котлеты?»

«Извини, не могу видеть, как ты обедаешь одним кофе и леденцами».

«Значит, ты просто заботишься обо мне?» — я вздохнул.

«Тебе неприятно?»

«Приятно».

«В таком случае, давай ешь».

«Я секса хочу», — я всхлипнул вслух. Светлана посмотрела на меня с удивлением.

«Потерпи, недолго осталось».

«Так ты что-то выяснил?»

«Я, кажется, сказал», — Альбина гневно блеснула на меня глазами, но ее взгляд тут же смягчился:

— Светочка, не стесняйтесь, берите еще. Кушайте на здоровье.

— Спасибо, — Светлана улыбнулась, а я не смог оторвать взгляд от ее лица. Оно вдруг показалось мне божественно красивым, хотя раньше я считал ее просто миленькой. — Вы так вкусно готовите.

Альбина довольно улыбнулась и подмигнула мне.

«Пап, я больше не могу так!» — я снова всхлипнул, но сделал вид, что у меня просто зачесался нос. — «Они так и вешаются на меня! Сегодня вот Ирина передо мной чуть ли не в одних трусиках ходила, потом Сарочка почти изнасиловала...»

Альбина слегка нахмурила высокий лобик:

«Где это произошло?»

«В ее кабинете».

— Ну что ж, молодежь, кушайте, а мне нужно попудрить носик, — Альбина нежно потрепала меня по плечу, улыбнулась и, нарочито покачивая бедрами, вышла из кабинета.

— Никогда бы не подумала, что Альбина Петровна так здорово готовит, — проговорила Светлана.

— Она вообще полна сюрпризов, — кивнул я и вздохнул, внимательно рассматривая ее.

Вот она сидит передо мной, похожая на легендарную Марианну — черные длинные волосы, ясные зеленоватые глаза, курносый носик, пухлые губки, которые так и просят поцелуя, округлые щечки, маленькие ушки. Она мне кого-то напоминает, но кого?

— Фарит... Тимурович, — вдруг покраснев, проговорила она тихо, — а что это вы так на меня... смотрите?

Она продолжала вглядываться мне в глаза, и ее лицо становилось все ближе и ближе. То ли я тянулся к ней, то ли она ко мне, то ли мы оба тянулись друг к другу. Ее ротик приоткрылся, губки раздвинулись, и между ними поблескивали белые зубки. Я уже готов был схватить ее за плечи, притянуть к себе и осыпать поцелуями эти щечки, шейку, ручки, грудь, животик, ножки — всю ее. Она прикрыла глаза, и стала приближаться еще быстрее, чем раньше, будто влекомая неудержимым горным потоком...

Как вдруг дверь снова распахнулась, и на пороге возникла разъяренная Ирина.

Светлана тихонько вскрикнула и вскочила со стула. Я тоже поднялся, нахмурившись и приготовившись к обороне.

— Щенок, — процедила химичка сквозь зубы, — что ты с ней сделал? — она схватила меня за грудки и встряхнула с неожиданной силой.

— Я не понимаю, о чем вы, — проговорил я, сбросив ее руки со своей груди.

— Сара... что ты сделал с ней? Я только что была у ее кабинета, стучала в дверь, дергала ручку — ни ответа, ни привета! Что ты с ней сделал?

— Ничего я с ней не сделал, — я передернул плечами и посмотрел на нее надменно. — Сара Игнатьевна сильно нервничает перед сегодняшним вечером. Она предлагала мне выпить с ней водки. Я отказался. Тогда она устроила истерику, сказала, что ее никто не любит, не уважает. Я ее успокоил, как мог, а потом ушел.

— Дверь за тобой она сама закрывала? — Ирина сверлила меня глазами, но я без труда выдержал этот взгляд.

— Да, когда я вышел, я услышал, как щелкнул замок.

Она прищурилась. Этот взгляд я тоже выдержал без труда.

— Допустим, — наконец, проговорила она, — но если на следующей перемене она не выйдет, я вызову полицию.

— На здоровье, — кивнул я.

Она смерила меня презрительным взглядом, затем удостоила таким же взглядом Светлану и вышла в коридор.

— Пора идти, Светлана Павловна, — тихо проговорил я.

— Да, — согласилась она и стала рассеянно собирать свои книги и тетради.

Я подождал, пока она выйдет, вышел следом за ней и запер дверь на ключ.

Когда я поднялся на третий этаж, прозвенел звонок. Мои одиннадцатиклассники уже сидели за партами и раскладывали учебники и тетради.

Близнецы сидели в среднем ряду за третьей партой. Как бы я ни отводил взгляд, их надутые физиономии оставались в поле моего зрения.

Я открыл журнал и провел быструю перекличку. За Рината ответил Шакир, а за Шакира — Ринат.

Сейчас их различить почти невозможно — у них одинаковые темно-русые волосы и карие глаза, одинаковые чуть вздернутые носы и вытянутые лица, одинаковые ямочки на подбородках и одинаковой округлой формы уши. Они одеваются одинаково, носят одинаковые толстые цепочки на шеях и массивные браслеты на руках. У них одинаковые рюкзаки, обувь и даже ручки.

Разница между ними проявляется в мелочах, на которые обычные люди не обращают внимания — браслеты на руках Шакира одеты в несколько ином порядке, Ринат по-другому завязывает шнурки на ботинках. Шакир предпочитает писать светло-голубой ручкой, а Ринат — темно-синей, хотя у каждого в пенале имеются ручки обоих цветов.

При желании они могли все сделать таким образом, что я бы никогда не догадался о том, что они поменялись тетрадями — почерки-то у них тоже почти одинаковые, только у Шакира буквы немного круглее, а у Рината чуть более затейливые завитки — но они все сделали так нарочито. В общем-то, разозлила меня именно эта нарочитость, а вовсе не сам факт того, что они дописывали контрольную друг за друга. Я прекрасно знаю, что они вместе и по отдельности могут без труда решить любой вариант школьной контрольной по математике, физике или другому предмету. Когда-то они мне сказали: «Если бы мы еще и учились, мы бы школу лет пять назад окончили»...

— Кто дежурный? — спросил я со вздохом.

— Мы, — угрюмо ответил Ринат.

Я взглядом указал на сложенные стопкой на углу стола тетради. Они быстро раскидали их по партам.

— Вопросы? — проговорил я устало.

— А за что нам двойки? — с обидой спросил Шакир.

— У нас вообще никаких исправлений нет, — подтвердил Ринат.

— Контрольная нужна для того, — ответил я со вздохом, — чтобы определить, как хорошо каждый из вас усвоил материал. Коллективное творчество меня не интересует. Если оценки вас не устраивают, останьтесь сегодня после уроков и перепишите. Но в этот раз тетрадями меняться я вам не позволю, — последнюю фразу я произнес тихо, но в воцарившейся в классе тишине каждое мое слово звучало, как колокольный звон.

Ученики смотрели на меня с неподдельным ужасом. Такой же ужас я читал и в глазах близнецов....  Читать дальше →

Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

наверх