Домогильный поезд

Страница: 3 из 5

скользнул во влажную девичью дырочку, второй же нащупал клитор и стал его массировать. Девушка приглушённо застонала, уткнувшись парню в плечо, и в нетерпении сильнее задвигала бёдрами. Свободной рукой она наконец добралась до его члена и высвободила его из джинсов. Джона буквально обожгло этим прикосновением, и он еле сдержался, чтоб не излиться прямо на её ладошку. Борясь с искушением, он слегка отстранился. Оба тяжело дышали и смотрели друг на друга безумными глазами.

— Кел... подожди... — прохрипел парень.

Тёмные бездонные глаза девушки затягивали в себя, молили, кричали, вопили красноречивее всех слов. Её пальчики в нетерпении впивались ему в плечи, на лбу и около носовых пазух выступили капельки пота.

— Я... сейчас... — также прерывисто проговорил Джон.

Келли с лёгким недоумением посмотрела на него, но почти сразу же смущённая понимающая улыбка скользнула по её лицу. Уже не страстно и нетерпеливо, а нежно она привлекла парня к себе и стала целовать его, лаская волосы. Пальчики второй руки осторожно коснулись вздыбленного члена, словно приручая к себе, и стали поглаживать его, слегка оттягивая кожицу, ласкать головку и обнажающуюся из-под кожицы плоть. Теперь уже Джон начал глухо постанывать от невыносимости ласк. Уловив нетерпение, девушка приподнялась над ним и коснулась промежностью его органа. Несколько раз потёрлась о него и, наконец, набрав в грудь воздуха, стала осторожно на него садиться. Поначалу член очень легко вошёл в её мокрую зовущую плоть, но вскоре упёрся в естественную девичью преграду.

Оба замерли. Ещё можно было отступить назад... просто сделать вид, что всё произошедшее — минутное влияние дневного разговора, эмоций, желание откровенных ласк... Но никто отступать не хотел, просто оба боялись сделать решающий шаг.

Но колебания продолжались меньше минуты: Келли закрыла глазки, выдохнула и резко насадилась на член, одновременно спрятав лицо на плече у Джона. Парень же настолько был поглощён ураганом, бушевавшим в нём и потрясавшим его невиданными эмоциональными красками, что даже не обратил внимания на тихий задушенный вскрик, раздавшийся у него из-под плеча. Почти сразу же его член обволокла узенькая мягкая влажная теплота, и парень, вдруг осознав, что произошло, посмотрел на девушку: та уже выпрямилась и призывно, нежно и любяще смотрела на него. «Джонни, — шелестом южного ветерка донёсся её голос, — не бойся... Смелее, милый. Не бойся... мне не больно, мне хорошо... хороший мой... « Поверив шелесту, парень, обхватив руками предплечья любимой и уже более уверенно начал движения бёдрами. Девушка откликнулась ответным движением, откинув голову назад, и подбодрила Джона лёгким поцелуем. Джон осмелел: в его движениях, на которые Келли, как послушная гитара, встречно откликалась своим гибким телом и вылетавшими из самого её естества стонами — сначала робкими, негромкими, потом — более страстными, ничего не боящимися, — появилась некоторая резкость и властность. Он уже до конца понял, что это тело, эта душа принадлежат только ему... Поэтому ничего удивительного не было для него в том, что вскоре член запульсировал, в первый раз выплёскивая по-хозяйски своё семя в девушку. Это было также естественно, как естественен первый весенний дождь, наполняющий своим семенем изголодавшуюся землю... Он только почувствовал, как внезапно его тело стало лёгким, в глазах от избыточности ощущений поплыли круги, и краем сознания он услышал крик счастья девушки и почувствовал её ответные содрогания. «Всё», — обессилено подумал он и положил голову на хрупкое девичье плечо. Тот же самый жест машинально сделала и Келли...

— Ты придёшь меня провожать?

Уставшие, покрытые мелкими капельками быстро высыхавшего пота, они лежали обнявшись в тесном салоне старенького «форда», ставшего для них самым родным и памятным местом. Их обнажённые тела — крепкое коренастое Джона и хрупкое, даже воздушное, с небольшими, но такими манящими своей свежестью грудками Келли — смотрелись на потёртом сидении моделями для картины какого-нибудь мастера европейского Реннесанса на тему «Адам и Ева в раю». Если подумать, это было недалеко от истины: в эту ночь ничем неприметный калифорнийский гараж и вправду превратился в кусочек райского сада. И вряд ли вновь созданные люди жалели о том, что их некому запечатлеть для потомства. Они об этом не думали, как не думали об этом в незапамятные времена истинные Адам и Ева — они просто наслаждались друг другом.

Келли полулежала в объятьях Джона, опершись спиной о его торс и запрокинув голову ему на плечо. Джон обнимал её; его рука нежно и в то же время уверенно лежала на животе девушки, время от времени поглаживая его. В ответ на вопрос парень сильнее прижал Келли к себе и поцеловал в макушку:

— Я бы хотел... Но я работаю завтра. Вряд ли Дэн сможет меня подменить. Да и захочет ли...

— А ты ему намекни, — игриво хихикнула Келли, — что ты свою девушку провожаешь.

— Он и так знает об этом.

— Да нет, ты не понял. — Джон не видел этого, но догадался, что у тихони Келли в этот момент озорно заблестели глаза. — Ты намекни ему, что ты по-настоящему свою девушку провожаешь...

Джон, не веря своим ушам, отстранился от девушки и чуть повернул её к себе. Глаза Келли искрились озорным смехом маленького шаловливого бесёнка.

— Кел, да он же мне проходу не даст своими распросами! — проговорил парень. — Будто ты его не знаешь... А потом по всему Лоудаю разнесётся, что Джон Фармер наконец-то испортил дочку старого Слипсона. Ты знаешь, что потом будет?

Келли звонко рассмеялась и поцеловала ошалевшего парня:

— Джонни, Джонни... Ты думаешь, старый Слипсон не знает, где сейчас его дочка?... Да всё он давно и прекрасно знает! И поверь мне, через пару недель он сам пропустит с тобою пару стаканчиков у Шервуда. Ему ж надо познакомиться поближе со своим будущим зятем...

— Как — с «зятем»?

Теперь уже Келли отстранилась от Джона и внимательно, без улыбки посмотрела ему в глаза. Парню даже на мгновенье показалось, что в девичьих глазах мелькнула тень неуверенности.

— Джон... — запинаясь, проговорила девушка, — а что, что-то не так? Это что, для тебя всё — несерьёзно?... Мы разве не будем вместе?

Джону наконец-то стало понятно, что Келли всё это время мучилась теми же сомнениями, что и он. И внезапно ему стало настолько легко на душе, что он, ни говоря ни слова, порывисто обнял девушку и крепко прижал её к себе. Свежие упругие девичьи грудки сладко скользнули по его телу.

— Пус... ти ж ты, мед... ведь! — В голосе Келли вновь прорезалась игривая весёлость, она шутливо стала вырываться из объятий. — Ты какой-то странный сегодня, Джонни. То кричишь на меня, то не понимаешь, теперь вот чуть не задушил...

— Кел, я олух, прости меня, — смущённо проговорил Джон.

— Ну, не без этого, конечно, — с напускной важностью проговорила девушка, — но всё ещё поправимо... Я тобой обязательно займусь, Джон Фармер.

Джон невольно улыбнулся, но тут же помрачнел:

— Только, знаешь, рано мы всё это загадываем, Келли...

Девушка тоже посерьёзнела.

— Джон, — тихо проговорила она, — я думаю, всё уладится... В конце концов, есть много способов избежать призыва.

— Н-да? И каких же?

— Поехали со мной...

— Ну Кееелии...

— Ну Джооонниии... — передразнила парня девушка. — Никуда твои ребята не денутся, можешь мне поверить! А если нет... — Келли с минуту помолчала, собираясь с мыслями: — В конце концов, всегда можно начать всё заново...

— Ты хочешь сказать... — начал было парень, но девушка, как бы не слыша его, продолжала:

— Мне одна подружка рассказывала — не знаю, правда ли... В общем, в Эл-Эе один парень, чтобы откосить от призыва, наглотался ЛСД так, что сбил себе давление. А речь у него стала вообще нечленораздельной. И в таком вот виде он явился на призывной пункт и заявил о себе, что он — педик. Представляешь? — Келли хихикнула.

— Ну да, — хмыкнул Джон....  Читать дальше →

Показать комментарии (43)

Последние рассказы автора

наверх