Служанка

Страница: 15 из 18

того, что её рот долгое время был плотно заткнут, и язык и скулы занемели. Прислонив бедную невольницу к стене, она начала кормить её с ложечки. Девушка набросилась на пресную кашу, как на изысканный деликатес, словно она давно ничего не ела. Видя это, служанка расплакалась и чуть не уронила на пол миску.

— Не плачь, девочка, — грустно сказала пленница, — Не показывай этой гадине свою слабость. Она этого не достойна.

— Угу, — мотнула головой Катя, но слезы всё равно продолжали капать из её глаз.

***

Шли дни, похожие один на другой. Постепенно Катя привыкла к затычкам и почти не обращала на них внимания. Они стали для девушки чем-то обыденным, не доставляющим ни радости, ни неудобств. Хуже дело обстояло с кляпом. Но и тут скоро выручила привычка. Девушка научилась шевелить скулами, и рот её не так сильно затекал. А о кандалах и вовсе можно было забыть. Служанка научилась двигаться так, что они почти не звенели.

Но вот Катина грудь не хотела подчиняться. Соски терлись о нагрудник и начинали зудеть всякий раз, когда девушка ненароком задевала ими обо что-то. Сразу же по телу разливалась теплота, наступала вязкая истома, и служанка вынуждена была на несколько минут прекратить свою работу, чтобы успокоить разбушевавшуюся плоть. Она садилась на высокий табурет и тихонько вдавливала затычки в свои дырочки. Подсунув руки под нагрудник фартука, она гладила соски, чтобы ускорить приближение оргазма, и мысленно молила Б-га, чтобы хозяйка не позвала её в эти минуты или не увидела, чем она занимается вместо работы.

Марго не очень заботилась о том, устала ли её рабыня, хочет ли она есть или пить, спала ли она ночью. Девица была полностью поглощена своими заботами, а именно — получить максимальное удовольствие. В этом она была неутомима и всё время придумывала что-то новенькое.

Она могла средь бела дня, накурившись дури, уволочь Катю в свою спальню и там часами с ней развлекаться. Но после этого госпожа отправляла измотанную до предела служанку вовсе не отдыхать, а заниматься уборкой, готовкой или какой-либо другой тяжелой работой. Сама же нежилась в постели, пока ей в голову не приходила очередная блажь.

Но самым страшным для Кати были дни, когда госпожа приводила в дом друзей, таких же бездельников и лоботрясов, как и сама она. Шумные пьяные оргии затягивались далеко за полночь. Девушку гоняли из комнаты в комнату, заставляя ублажать гостей, нередко били или подвергали откровенным пыткам. Служанка несколько раз теряла сознание, но не в меру разошедшиеся извращенцы, особенно дамы, быстро и умело приводили её в чувства, и всё начиналось сначала.

Один раз девушка даже попыталась покончить с собой, но кто-то в последний момент выхватил из её рук кухонный нож, а потом Марго, раздев невольницу догола и привязав к столбу в гостиной, исполосовала Катю плетью, при этом приговаривая, что только она будет решать, сколько служанке жить.

Два раза в день Катя спускалась в подвал, чтобы покормить невольницу. Та, заслышав её шаги, начинала ворочаться и тихо мычать. Служанка стаскивала с девушки мешок, раскупоривала рот и терпеливо кормила её. Нередко ей удавалось пронести в камеру кусочек яблока или груши, немного фруктовой воды. А однажды, когда Марго напилась до беспамятства и отрубилась в своей спальне на несколько часов, Катя стянула со стола недопитую бутылку вина и кое-какую закуску.

— Ты смелая девушка, — немного захмелев, сказала пленница, — Жаль, что мы не можем поговорить.

— Угу, — только и смогла промычать служанка, потрогав свой закупоренный ротик.

— Но мы что-нибудь придумаем, — не унималась невольница.

— Ум, — пожала плечами Катя, позвенев цепями.

Выходя в тот день из подвала, Катя впервые задумалась о побеге. Эта мысль не покидала её весь оставшийся вечер. Даже Марго заметила, что её служанка стала какой-то задумчивой и заторможенной.

— Эй, соска! — госпожа огрела девушку по щеке, — Ты че? О чем мечтаешь, сучка? А-ну, соси как следует! Я чуть не заснула!

— Да, госпожа, — встрепенулась Катя и принялась вылизывать промежность с удвоенной силой.

Госпожа отпустила служанку рано, но девушка почти всю ночь не могла сомкнуть глаз. Она обдумывала план побега.

— Но для этого необходимо разыскать ключи от кандалов своих и той девушки в подвале.

Найти ключи в бедламе, который царил в доме, было делом нелегким. К тому же, Марго была человеком непостоянным и могла бросить их в любое место, а потом попросту забыть, что нередко случалось даже с её собственными вещами. Но Катя не падала духом и сосредоточенно обдумывала детали, стараясь учесть любую неожиданность. Ведь теперь она была не одна, и самая маленькая ошибка могла стать роковой не только для неё самой, но и для той пленницы из подвала.

Но была одна трудность, разрешить которую Катя пока не могла. В первое посещение подвала, когда стащила с невольницы мешок, служанка увидела, как та истощена. От долгого лежания руки и ноги стали похожи на тонкие палки, обтянутые кожей. Кое-где от испражнений на теле образовались язвы. Ступни шелушились, и девушка вряд ли сейчас могла ходить самостоятельно.

— А ведь придется как-то «успокоить» госпожу, — подумала Катя, — А она сильная. А если еще накурится «травки», с ней вообще справиться будет невозможно.

Всю ночь она не могла уснуть, обдумывая, как же быть. Но ничего толкового в голову не шло, и девушка задремала, свернувшись калачиком на своей подстилке.

В это утро Марго поднялась раньше обычного. Пока она слонялась по дому, разыскивая свои вещи, Катя успела приготовить завтрак. Госпожа покрутила носом и даже не притронулась к еде. Сказывались последствия вчерашней пьянки. Высосав банку пива, девица натянула свой повседневный наряд и уехала, громко хлопнув дверью.

— Пора, — решила служанка и быстро направилась в комнату хозяйки.

Перерыв все ящики и полки, но ничего не найдя, девушка присела на край кровати и чуть ли не заплакала от досады. Вдруг что-то металлическое звякнуло под матрасом. Катя опустилась на колени и увидела небольшую связку ключей, висевших под решеткой кровати.

Немного повозившись, она сняла связку и, прихватив с собой бутерброды и кофе, предназначенные для госпожи, бросилась в подвал. Девушка уже ждала её, развернувшись лицом к двери. Увидев ключи, она радостно замычала и закивала головой. Но Катя не стала расковывать пленницу, а лишь откупорила ей рот, чтобы покормить.

— Освободи меня, — настаивала невольница, дергая скованными за спиной руками.

— У-у, — покачала головой служанка.

— Ты, корова! — завопила девушка, — Я ждала этого дня столько времени!

— У, — Катя приложила палец к своему заткнутому рту.

Повозившись с ремешком, она сумела расстегнуть кляп.

— Не шуми, — тихо сказала служанка, — Еще не время. Марго куда-то уехала, но, я думаю, скоро вернется. А нам нужно подготовиться. Ты согласна со мной?

— Ну, да, — нерешительно ответила девушка.

— Так вот, — Катя снова закупорила пленнице рот, — Сейчас я верну ключи на место. А когда всё подготовлю, дам тебе знать. И мы с тобой сбежим отсюда.

— Угу, — теперь уже ответила девушка и кивнула в знак согласия.

Закончив все дела, Катя вернулась в комнату госпожи и приладила ключи на прежнее место. Марго еще не вернулась, и служанка спустилась в гостиную, чтобы прибраться. Подойдя к окну, она увидела, что под окнами зеленеет никем не кошеная трава. Немного поглядев на этот естественный газон, Катя вдруг увидела несколько розоватых цветочков, сиротливо торчавших почти у самой стены.

— Бабушка говорила, — вспомнила девушка, — Что эти цветы вызывают крепкий сон и называются «дурман-травой». Вот бы попробовать достать их.

Окно оказалось незапертым и легко открылось внутрь, но с наружной стороны была толстая решетка. Девушка уселась на подоконник и попыталась дотянуться до цветов. Сначала у неё ничего выходило, но настойчивость всегда приводит к победе. Пальцы ...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх