Перед рассветом

Страница: 27 из 27

к командору, легким кивком поприветствовав лейтенанта Кроу.

— Зачем? — изумился Крис, — Хотела насладиться её положением?

— Я говорила с ней, — Лилиана посмотрела на Норта сочувственно, — Я ей всё объяснила.

— Что именно? — издевательским тоном спросил командор.

— Всё! — «черная амазонка» натянула поводья, чтобы осадить лошадь, — Я рассказала, что мы с тобой — давние добрые друзья, и только. Что ты безумно любишь эту милую девушку и готов пожертвовать ради неё своей жизнью. Что обязательно спасешь её, потому что кроме неё у тебя никого нет. Я рассказала Дане о твоей первой любви.

— И что? — раздраженно крикнул Крис.

— Она меня поняла, — пожала плечами Лили, — И полна надежд. Кстати, там, на площади бродит Вуд. Он ждет тебя. Счастливо!

Лилиана стегнула лошадь и быстро скрылась в темноте.

— Разрази меня гром, — пробормотал лейтенант, — Если я что-нибудь понял. Какая любовь?

— Она всё сделала правильно, — хлопнул парня по плечу Норт, — Поехали!

Оставив лошадей на углу, они направились к помосту. Работа была уже закончена, и рабочие разошлись. У эшафота прохаживались лишь два охранника, вяло переговариваясь между собой.

— Норт, друг мой, — окликнул их Вуд, стоявший неподалеку, — Я здесь.

— Как Вы здесь оказались в такой час? — спросил Кроу.

— Бессонница, молодой человек, — усмехнулся начальник полиции, — Бессонница.

— А точнее? — попросил Крис.

— Извольте, — Джеймс поправил свою шляпу, — Есть шанс из этой акции раздуть скандал и скинуть наместника в море. Обсудим?

Утро выдалось пасмурным. Небо затянули серые тяжелые тучи. В любую минуту мог начаться дождь. На площади стали собираться люди. Они стояли маленькими группками и обсуждали свои дела, равнодушно поглядывая на эшафот. Часы на главной башне городской ратуши показывали без четверти десять.

Крис Норт и Джеймс Вуд устроились в узкои проулке, примыкавшем к площади со стороны тяжелых ворот, из которых вскоре должны были вывести приговоренную к смерти рабыню. Это место посоветовал занять начальник полиции, чтобы горожане сразу не заметили их присутствия. И Дана не смогла бы увидеть командора раньше времени.

— Закатит истерику, — объяснил Вуд, — Может провалить всё дело.

Крис знал, что Дана — девушка смелая и никакой истерики не будет. Кроме того, это место, где они сейчас находились, не было видно с балкона ратуши, на котором уже уселись глава города и наместник со своим сынком. С тех пор, как капитан Бритс списал этого горе-моряка на берег, Теренс всё время следовал за отцом.

— А где госпожа Лилиана? — вдруг спросил Вуд.

— Её здесь только не хватало! — пробурчал командор.

— Не знаю, не знаю, — покачал головой полицейский, — могла бы внести разнообразие в наш спектакль.

Крадучись, к ним подошел маленький человек в строгом длинном сюртуке и что-то шепнул Вуду на ухо. Тот удовлетворенно кивнул, и маленький человек исчез так же незаметно, как и появился.

— Что-то случилось? — обеспокоенно спросил Крис.

— Всё идет, как требуется, — успокоил его Джеймс.

Они постояли еще немного.

— Крис! — полицейский тронул друга за руку, — А что Вы собираетесь делать потом? Ну, освободите вы свою рабыню, вывезете из города. А дальше? Ведь Вы и она окажетесь вне закона.

— Это уже не важно, — ответил Норт, — Пусть ловят, если им так хочется. Я на поклон ни к кому не пойду.

— Ну-да, ну-да, — покачал головой Вуд, — Я тоже так подумал.

Часы пробили десять раз. Ворота со скрипом открылись, и из них вышла группа барабанщиков и встала в две шеренги, образовав широкий коридор до помоста. Раздался звон цепей, и из темного проема вышла целая процессия. Во главе этой скорбной группы шел высокий мускулистый палач в красном колпаке с прорезями для глаз. Следом за ним два охранника тюрьмы вели на поводке маленькую темнокожую девушку. Никакой одежды на ней не было. Ноги её были закованы в тяжелые кандалы, позволявшие делать короткие шажки. Руки были заведены назад и скованы грубым железным обручем. Шею охватывал широкий кожаный ошейник, от которого тянулись две цепочки к рукам охранников.

Барабанщики начали отбивать дробный ритм. Процессия направилась к эшафоту. Дана шла медленно, но охранники её не подгоняли. Палач остановился перед лестницей и обернулся на приговоренную. Рабыня подняла на него глаза и вдруг улыбнулась. По толпе пробежал гул. Горожане переглядывались и пожимали плечами. Им было не понять, что эта хрупкая черноглазая девочка не боялась умереть. В этой казни она видела лишь избавление от рабства. Скоро, совсем скоро она станет свободной, и никто не сможет назвать её презренной рабыней.

На помост, кряхтя, взобрался человек с большим свитком в руках. Подняв вверх руку и дождавшись тишины, он театрально развернул пергамент и тонким петушиным голосом начал читать:

— Уважаемые дамы и господа! Граждане города! Слушайте приговор! Сейчас состоится казнь рабыни!

Он сделал небольшую паузу, обведя глазами всех присутствующих.

— Эта ничтожная рабыня...

— Пора, — тихо сказал Крис и скрылся в толпе.

Вуд дал знак своим людям приготовиться. Спектакль начался.

— ... Тем самым покусившись на жизнь одного из самых уважаемых людей нашего города. Рассмотрев...

Лейтенант Кроу поднял руку. С четырех сторон на площадь парадным строем вошла рота гвардейцев.

— ... Приговаривается к смертной казни через насаживание на кол! Приговор привести в исполнение!

Палач удивительно легко вскочил на эшафот и протянул руку, чтобы помочь осужденной взойти на помост. В это время гвардейцы выстроились вокруг эшафота, образовав вокруг него тройное кольцо. По команде лейтенанта они разом вытащили из-под плащей мушкеты и направили их на толпу.

Горожане восприняли этот маневр вполне дружелюбно. Так делалось почти всегда. Ведь среди публики могли находиться люди, желавшие освободить приговоренного к смерти.

Палач уже протянул руку, чтобы подхватить рабыню и усадить на торчавший, как дьявольская стрела, кол.

— Стойте! — раздался чей-то зычный голос.

Толпа заволновалась, а из переулка на площадь въехал верхом на своем коне командор Кристофер Норт. Он был одет в парадный мундир и широкополую шляпу с богатым пышным плюмажем. К всеобщему удивлению, гвардейцы, отсалютовав, пропустили командора к помосту.

Кинув поводья одному из солдат, он спрыгнул на свежеструганные доски эшафота и бесцеремонно оттолкнул палача в сторону.

— Господин Норт! — послышался скрипучий голос наместника, — Как Вас понимать? Это нарушение закона! Я...

Договорить ему не дали. Люди Вуда схватили его и Теренса под руки и утащили с балкона. Мэр города нервно озирался по сторонам, но никому не было дела до этого тщедушного человечка.

— Казнь отменяется! — произнес командор, — Этой девушке даруется жизнь и свобода! Кузнеца сюда! Живо!

Сказав это, Крис вынул из-за пазухи блестящий ошейник, который носила его рабыня, и, размахнувшись, швырнул его в сторону балкона ратуши. Толпа загудела и заколыхалась, но гвардейцы вновь сомкнули ряды, закрыв проход.

На площади появился коренастый мужчина в сопровождении высокого парня, его сына. Взобравшись на помост, они вынули из большого деревянного ящика инструменты и начали сбивать оковы с ног и рук девушки. Работали они быстро, но аккуратно, и очень скоро, железо было снято. Крис сам расстегнул на шее Даны кожаный ошейник и отбросил его в сторону.

— Ну, вот и всё, — он привлек девушку к себе, — Лейтенант! Не одолжите ли Вы мне свой плащ?

— Конечно, — Кроу дернул за тесемки и кинул накидку Норту.

— Я знала, хозяин, что ты меня спасешь, — сквозь слезы прошептала Дана, кутаясь в плаще.

— Не называй меня больше своим хозяином, — попросил командор, — Ты свободна.

Крис прыгнул в седло и усадил девушку рядом с собой. В это время на площадь въехал богатый экипаж и остановился перед ратушей. Из открывшейся дверцы вышел пожилой сухощавый человек в мундире генерала королевской гвардии. Он медленно поднялся на помост и бросил презрительный взгляд на палача. Тот посчитал самым верным покинуть площадь.

Подняв вверх руку, человек сказал:

— Сенатом по требованию Её Величества направлена комиссия, имеющая целью установить степень вины наместника графа Юджина Биллуотера и препроводить оного ко двору для дачи объяснений. Кроме этого, комиссии поручено разобраться в поведении Теренса Биллуотера и вынести соответствующее решение о мере наказания.

В это время из ворот ратуши полицейские вывели графа и его сына. Слыша всю речь пожилого генерала, эти изверги даже не сопротивлялись, а шли, низко опустив головы. Увидев их, толпа притихла.

— Что же касается комндора Кристофера Норта, — продолжал посланник, — То Высшим военным советом ему присвоен чин полковника. Поздравляю Вас, господин Норт. Ваши действия я считаю законными и оправданными. Так что продолжайте служить Королеве с тем же усердием. А Вас, юная госпожа, я хочу поздравить с новым рождением и вручить награду за помощь в поимке жестокого пирата Эмммануэля Гулла.

Подойдя к лошади Норта, он протянул девушке маленькую коробочку. Дана мягко улыбнулась и приняла награду. Крис коротко козырнул посланнику и медленно уехал с площади.

— Дана, — Крис шепнул на ухо девушке, когда они оказались на тихой безлюдной улочке, — Прости меня. Я...

— Не надо, милый, — девушка подняла на него глаза, — Госпожа Лилиана мне всё рассказала. Это я во всем виновата. И я хочу попросить тебя.

— Всё, что захочешь, — с готовностью ответил Норт.

— Давай забудем об этом. А я даю тебе слово никогда не ревновать. Видишь, как всё вышло?

— Уже забыл, — кивнул головой полковник.

— А кто теперь будет готовить тебе еду, стирать, убираться в доме?

— А мы наймем себе трудолюбивую служанку, — предложил Норт.

— Нет, мой милый полковник, — Дана притворно надула губки, — Я больше не впущу в дом ни одну женщину. Я сама буду заботиться о тебе. Ведь лучше меня этого не сделает никто.

Крис крепко обнял Дану за плечи и поцеловал в губы. Девушка не возражала, ведь теперь она была свободной и вольна сама решать, что делать и как себя вести.

Вскоре был издан указ об отмене рабства, и Кристофер Норт и Дана поженились. При бракосочетании невесте было присвоено имя Даниэллы Норт. Через год у них родились двое близнецов: смуглый мальчик, которого они назвали в честь отца Криса, и белокожая девочка, получившая имя старшей сестры Даны.

Они прожили долгую счастливую жизнь. Даниэлла пережила своего мужа всего на пару лет и была похоронена на том же кладбище рядом с могилой Криса. Бенджамен Норт-младший пошел по стопам отца, а Мара занялась благотворительностью и открыла в городе лечебницу для бедных. Госпожа Лилиана помогала ей, как могла, передавая свой опыт целительства.

Лейтенант Кроу принял из рук Норта командование военно-морскими и сухопутными силами. О судьбе других персонажей этой истории, увы, ничего не известно.

Пишите мне

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

1 комментарий
  • Tender55
    2 октября 2014 15:05

    Длинные же у вас истории! Но написано с душой.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх