Служанка

Страница: 1 из 18

Часть 1

Она стояла посреди большой комнаты, переминаясь с ноги на ногу и боязливо оглядываясь вокруг. Обстановка была непривычной, и девушка чувствовала себя неуютно. Она уже начинала жалеть, что согласилась на эту работу. Но с другой стороны на большее ей рассчитывать не приходилось. Денег на учебу не было, как и не было возможности получить место в приличной фирме. Самое большее, на могла рассчитывать эта деревенская девочка, это место санитарки или уборщицы в местной больнице и всю жизнь махать тряпкой или выносить судна. А тут предлагали солидный заработок, проживание и питание. В объявлении значилось «ПОМОЩНИЦА ПО ХОЗЯЙСТВУ». Звучало солидно, хотя, в сущности это была простая прислуга, горничная, служанка.

Большие напольные часы пробили три раза так громко, что девушка вздрагивала при каждом ударе. Она даже уронила на пол свой старомодный чемоданчик. От внезапно возникшей тревоги дыхание её участилось, щеки залил густой румянец, во рту пересохло. С трудом переведя дух, она, чтобы отвлечься, начала рассматривать картину, висевшую на стене.

— Ну, здравствуй, милочка! — высокая дородная дама появилась перед Катей, будто выросла из-под земли, — Нравится? Это подлинник и очень дорого стоит. Так что руками не трогай.

Катя, изо всех сил борясь со страхом, взглянула на хозяйку дома. Женщина была выше её на целую голову. Волосы пепельного цвета были уложены в замысловатую прическу, напоминавшую недостроенное гнездо диковинной птицы. На полном округлом лице, лоснившемся от обильно наложенного грима, выделялся мясистый нос, который ритмично раздувался до невероятных размеров. В маленьких узко посаженных глазках, густо подведенных тушью, читалось пристрастие властвовать и повелевать. Толстая короткая шея, увенчанная несколькими нитками коралла, плавно переходила в дородное, заплывшее жиром тело, а огромный бюст, поддерживаемый лифом, самого большого размера, торчал, как буфера у старого паровоза.

— Ну-с! — дама уселась в глубокое кресло с высокой спинкой и уставилась на Катю, — Как тебя звать, милочка?

— Катерина, — срывающимся голосом ответила девушка.

— Я буду называть тебя... , — женщина закатила к потолку глаза и наморщила лоб, — Потом придумаю. Ты будешь служить в моём доме.

Катю поразила тупая уверенность этой женщины в том, что она согласится здесь работать.

— Скорее всего, — подумала девушка, — Хозяйка не привыкла, чтобы ей в чем-нибудь отказывали.

Выждав несколько секунд, она набрала в легкие побольше воздуха и выпалила, глядя хозяйке прямо в глаза:

— Что я должна буду делать и сколько за это получать?

— Что-о-о! — полное лицо женщины приобрело ярко пунцовый цвет, глаза расширились, а рот перекосился и стал похож на разинутую пасть акулы, — Благодари Б-га, дрянь, что я вообще согласилась говорить с тобой! Будешь делать то, что прикажут! Работать будешь за еду и ночлег! Ясно, кошелка деревенская?

— Почему Вы позволяете себе так со мной разговаривать? — дрожащим голосом спросила Катя, — Я пришла не в крепостные наниматься. Если так...

— Молчать! — заорала дама, вскакивая на ноги, — Ишь ты! Я тебе покажу, корова немытая, как с госпожой разговаривать!

Девушка не успела отскочить в сторону. Сильная оплеуха обожгла щеку. От обиды и нахлынувшего страха в глазах всё заплясало, голова закружилась, и Катя, потеряв равновесие, упала на пол и в тот же миг лишилась чувств.

Уже совсем стемнело, когда Катя, придя в себя, открыла глаза. Она лежала на холодном каменном полу в какой-то крохотной комнатке с одним узким окошком, расположенном под потолком. Стекло было забрызгано желтоватой грязью и забрано снаружи толстой решеткой. Девушка огляделась по сторонам. Все стены от пола до потолка были заставлены полками, на которых были выставлены банки, бутылки, старые кастрюли. В углу ровным рядом стояли огромные деревянные бочки, от которых несло кислятиной.

Пошатываясь и давясь от тошнотворных запахов, Катя поднялась на ноги. Голова еще кружилась и шумела, как после крепкой выпивки. Двигаясь наощупь, она нашла дверь и толкнула её. Заперто. Девушка толкнула сильнее, но дверь не поддалась. Припав к облезлому косяку, Катя принялась колотить в дверь кулачками и кричать. Ответа не последовало.

— Куда я попала? — спросила себя девушка, обессиленно опускаясь на корточки.

Найдя в углу низкую деревянную скамейку, она уселась на неё, обхватив колени руками, и опустила голову. Незаметно для себя Катя задремала. Ей снился дом, в котором она родилась и выросла, коза Фроська, за которой она бегала с прутиком, пытаясь загнать во двор, а та громко блеяла и взбрыкивала передними ногами. Кошка Мурка сидела на подоконнике, греясь на солнышке и щурясь от удовольствия...

— Хватит спать, дармоедка! — раздался над самым ухом резкий голос, — Быстро встать!

— Отдайте мои вещи, — запинаясь, попросила девушка, — Я домой поеду, к маме.

— Я тебе поеду! — проревела хозяйка, — А-ну, поднимайся!

Женщина вытянула свою пухлую ручищу и вдруг схватила Катю за волосы. Девушка подалась назад, но больно ударилась затылком о стену. Хозяйка, всхрапнув, как ломовая лошадь, рванула руку на себя, пытаясь поднять Катю на ноги.

— Встать, я приказываю! — завопила она, — Я заставлю тебя повиноваться!

Сильная боль окутала голову. Девушка взвыла и начала барахтаться, молотя руками по сторонам. Сильная пощечина немного её успокоила, но ненадолго. Тогда толстуха, видя, что простые методы не приносят плодов, разжала пальцы и выпустила прядь волос. Катя, почуяв свободу, решила вырваться из этой провонявшей солениями комнаты и бросилась к двери.

— Ку-да! — насмешливо протянула хозяйка, — Не-ет! Сбежать тебе не удастся!

К своему ужасу, девушка вдруг увидела в руке женщины короткую, но толстую плеть. В следующую секунду раздался страшный свист, похожий на кошачий визг, и пронзающая боль обожгла плечо и спину девушки. Катя вскрикнула и закрыла лицо руками. Снова свист, и уже другое плечо «загорелось», как от факела.

— Не на-до! — взмолилась Катя.

Но хозяйка не думала останавливаться. Она хлестала свою пленницу по плечам, животу, груди. Несколько ударов пришлись на оголенные ноги и руки, оставляя широкие кровавые рубцы. Вскоре всё тело девушки было усеяно кровавыми полосами и горело, как в огне. Девушка уже не могла кричать, а только хрипела и вяло извивалась под ударами плети.

— Будешь покорной? — назидательным тоном спрашивала хозяйка, продолжая истязание.

— Да-а! — наконец, взмолилась Катя, — Только не бейте.

— Добавляй слово «госпожа», шушера вонючая, — гнусавила женщина и продолжала бить.

— Да, госпожа, — сквозь слезы пробормотала девушка.

— Громче, сучка! — еще один удар обрушился на голову Кати.

— Да, госпожа! — из последних сил закричала она.

— Не ори, — женщина опустила плеть.

Катя почувствовала, что силы оставляют её. Прижавшись спиной к стене, она начала медленно сползать на пол. Удар плети по ногам заставил девушку встрепенуться.

— Стоять, когда с тобой госпожа говорит! — проорала толстуха, — На коленях стоять, дрянь!

— Да, госпожа, — Катя, глотая слезы, опустилась на колени.

— Голову вниз! Руки назад! — не унималась хозяйка, — Два раза повторять не буду. Мигом плеткой угощу.

— Да, госпожа, — девушка из последних сил сдерживала слезы.

— Посмотрим, как ты усвоила урок, — довольно улыбаясь, хозяйка сунула плеть за пояс, — Встань и иди за мной.

Катя начала медленно подниматься, но тут же снова получила плетью по спине.

— Что надо ответить? — прошипела женщина.

— Да, госпожа, — глотая слезы, простонала девушка.

— Еще раз забудешь, — хозяйка потрясла перед лицом Кати плетью, — Изобью до полусмерти.

Катя, понуро опустив голову, брела за своей госпожой. Её легкое платьице было изорвано в клочья, чулки лопнули в нескольких местах, зияя потемневшими шрамами. Рубцы «вспыхивали» при каждом шаге.

...  Читать дальше →
Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх