Трофей. Часть 4

  1. Трофей. Часть 1
  2. Трофей. Часть 2
  3. Трофей. Часть 3
  4. Трофей. Часть 4

Страница: 4 из 7

на него:

— И так быстро нашел?

Он рассмеялся:

— А ты думала, что далеко ушла? Мы в темноте не нашли следы, поэтому я так задержался. Ты проехала всего лишь небольшой лесок, свернула в первую попавшуюся деревню, и уже думала, что хорошо спряталась?

Роксана почувствовала себя глупо. Столько усилий, а толку нет. Хотя, иначе он не успел бы. И вообще, зато он сразу бросился на поиски. Девушка утомленно прислонила голову к его плечу. Было очень спокойно и хорошо ехать так на ровно идущей лошади, поддерживаемая его крепкой рукой, чувствовать его запах. Было чувство, что теперь ничего плохого с ней не случится.

— Ну, хорошо. Что теперь? Отвезешь меня обратно?

— А ты угомонишься?

— Нет.

Не потому, что ей будет плохо — Роксана смирилась с тем, что с ним ей хорошо, кажется, она влюбилась. И, если бы он снова начал домогаться, она была бы не против... Но она твердо знала, что делить его ни с кем не хочет и не может. Если она ещё раз увидит, как та рабыня к нему льнет, скандала не избежать — а как могут на равных скандалить завоеватель, и его трофей?

— Ну а чего ты хочешь?

— Домой хочу...

Роксана взглянула на его лицо, такое задумчивое сейчас. Прошло некоторое время, прежде чем он спросил:

— А что ты там собираешься делать?

— Найду, чем заняться.

— Замуж выйдешь?

— У меня и жених есть. Война с тобой отложила свадьбу.

— Ну, хоть какой-то толк с этой войны. Ты его любишь?

— Я его видела пару раз, только поздоровались. Да неважно, они там все одинаковые, — она сказала, и прикусила язык, увидев усмешку на его лице.

— Спорим, ты будешь представлять меня в постели?

Она не ответила.

— И тебе это для счастья нужно — дворец, титул, муж-подкаблучник?

«Зато я у него буду одна», подумала Роксана, но вслух не сказала, чтобы он опять не засмеялся обидно.

— Это будет мой выбор.

— И иначе никак?

— Никак, — прошептала девушка, чувствуя, что обрывает себе возможность быть с ним. Сидеть так, прижавшись к его груди. Видеть синие глаза, слышать низкий бархатистый голос. Кричать от счастья по ночам... И скрежетать зубами другими ночами, слушая — или представляя — стоны какой-нибудь другой...

Он опять помолчал немного, потом сказал:

— Ну, хорошо. Я отвезу тебя домой.

Роксана удивленно уставилась на него, даже уперлась руками в его грудь и отодвинулась, чтобы лучше видеть его лицо:

— Ты серьезно?

— Сегодня я успел в последний момент. Кто знает, как всё обернется в следующий раз, когда ты решишь проявить самостоятельность. Мне будет спокойнее, если я передам тебя с рук на руки твоему отцу.

Девушка смотрела на него широко распахнутыми глазами. После того, как он бегал за ней по коридорам дворца, пытался заставить её слушаться, после целого дня в пути помчался в ночь спасать её, подрался за неё, он готов отдать её другому? Это было странно, но поводов не верить у неё не было. В конце концов, он же её не любит, чтобы пытаться удержать...

— Дорога займет два-три дня, — продолжил Дагор, — пообещай, что в течение этого времени будешь меня слушаться. Я хочу довезти тебя живой и здоровой, и очень устану следить за тобой круглыми сутками, а ты устанешь в веревках. До передачи твоему отцу, но во всем, хорошо?

— Хорошо, я обещаю... Только оставишь меня одну у ворот, и уедешь, ладно?

— Почему вдруг?

— Отец попытается тебя убить.

— А за кого из нас ты больше переживаешь? — Дагор иронично поднял бровь. Роксана с трудом отвела взгляд от синих глаз.

— За меня отомстят, — продолжил он, усмехаясь.

— Кто?

— Там будет ждать всё мое войско. Из этого замка ведутся последние попытки сопротивления, поэтому я должен его взять.

Роксана вздрогнула.

— Что, опять?

— Что — «опять»?

— Осада, взятие замка, кровь, и...

Она вспомнила, как убегала по темным коридорам, и как он взял её в первый раз в чьей-то спальне. Сейчас это воспоминание вызвало волнение. В конце концов, это вообще единственный раз, когда он взял её.

— Вообще-то я собираюсь предложить твоему отцу сдаться на моих условиях, — он наклонился к её уху, и шепотом продолжил, — но в догонялки с тобой поиграю.

Роксана покраснела, опустила голову, спрятав лицо у него на груди. Бедром она ощутила, как оттопырились его штаны в паху, и смутилась ещё сильнее. Дагор крепче прижал девушку к себе:

— Неужели ты не будешь скучать? — убедившись, что она не ответит, сказал, — привал, я хочу поесть и отдохнуть.

С ним лес стал теплым и безопасным. Роксана привела себя в порядок и переоделась, потом они вместе соорудили обед из припасов, взятых Дагором с собой. Боясь, что разговор зайдем о чем-то интимном, и он поймет, насколько ей хочется сдаться на милость победителя, девушка расспрашивала его о прежних походах. Дагор рассказывал забавные случаи, и она смеялась, как, наверное, никогда не смеялась раньше. Оживившись, девушка и сама рассказала о дворцовой жизни. Дагор оказался удивительно легким и приятным собеседником в таком вот спокойном разговоре.

Продолжая весело разговаривать, они в четыре руки собрались, и поехали дальше. Роксана села на свою лошадь. Ей хотелось и дальше ехать с Дагором, но достаточно невинного предлога девушка не нашла.

Довольно рано Дагор остановился на ночлег, но стемнело быстро. Поужинали подстреленной им по пути мелочью. Роксана притихла: наступал волнительный момент. Лягут ли они вместе? Будет ли что-нибудь? Если да, то что? Сопротивляться ли ей? Точнее, где бы взять сил для сопротивления...

За день она привыкла к нему, расслабилась, и спокойно относилась к его близости. Оказалось, что ему легко признаться в чем-то личном, зная, что он правильно поймет, и не осудит. Поделиться надеждами и страхами. Посмеяться, и услышать его смех, смотреть в живые синие глаза. Приходилось держать в голове две картинки: парадный зал, она на троне, и шатер в чистом поле, в нем Дагор, окруженный голыми женщинами. Надо продержаться до возвращения к отцу, и тогда сбудется первая картинка.

Дагор отвязал от седла и раскатал два одеяла, одно расстелил, второе бросил сверху.

— Поодиночке замерзнем. Ты как, достаточно набоялась уже мне признаться, или предпочтешь лечь отдельно?

— Признаться в чём? — Роксана вцепилась в косу, щеки обжигало, сердце колотилось.

— Что ты меня хочешь.

Первое упрямое «не хочу» она сдержала. Научилась быть честнее за последние дни.

— Принцесса не всегда делает то, что хочет.

— Бедняга.

Он положил меч так, чтобы можно было быстро схватить спросонья, стянул куртку, рубашку и сапоги. Роксана всё это время разувалась, исподтишка рассматривая широкие плечи, пластины груди, перекатывающиеся на спине мышцы. Их взгляды встретились. Дагор промолчал, растянулся на одеяле, закинув руки за голову. Роксана робко легла рядом на самом краю одеяла. Со вздохом Дагор повернулся, сгреб тяжелой рукой, подтянул к себе:

— Ох уж эти принцессы. Чему бы полезному вас учили.

Девушка тихонько улыбнулась, пользуясь тем, что можно прижиматься к его телу, как бы не будучи виноватой. Вот только сна не было ни в одном глазу. Его запах, его тепло, его рука на её талии — нет, ничего такого он не делал, он просто... был. И у неё ныло тело от желания, чтобы он ласкал, целовал, владел... Девушка почти физически мучилась, разрываясь между ним, и долгом — вернуться к отцу и выйти замуж за нужного человека.

— Быстро ехали, — заметил Дагор, играя концом её косы, — дня за два доберемся, раньше, чем я думал.

— Хорошо.

Два дня... Две ночи. И — парадный зал, она на троне... и никогда его не увидит.

Никогда больше она не будет ездить в мужском седле по лесам и долинам, есть запеченную в углях дичь, облизывая жир с пальцев, и смеяться, глядя, как напротив смеется близкий мужчина. Она останется в каменных стенах. Но всегда будет помнить эти несколько ...  Читать дальше →

Показать комментарии (11)

Последние рассказы автора

наверх