Трофей. Часть 4

  1. Трофей. Часть 1
  2. Трофей. Часть 2
  3. Трофей. Часть 3
  4. Трофей. Часть 4

Страница: 5 из 7

дней плена...

А в конце концов... напоследок, а? На память? Скоро они расстанутся, почему нельзя насладиться последними двумя ночами? Девственность она всё равно потеряла...

Роксана осторожно повернула голову — спит, не спит? Дагор пощекотал ей нос её же косой. Оставив волосы в покое, приобнял, коснулся её губ своими. Она осторожно попробовала их на вкус, замирая от нежности и предвкушения. На две-три секунды они замерли так, потом Дагор перевернул её к себе, и накрыл губами её губы, раздвигая их языком. Последние сомнения Роксаны просто забылись, её пальцы беспомощно вцепились в его обнаженное плечо.

Он навис над ней, опираясь на одну руку, вонзив колено между её бедер, вторая рука легла на её бок, обжигая сквозь одежду. Поцелуем он словно выпить её всю, девушка забыла о дыхании, охваченная его страстью, едва заметила, как он вытащил её заправленную в штаны рубашку. Только кожи коснулся прохладный ночной воздух, как на живот легла широкая горячая рука, и Роксана застонала от того, как сильно разгорелось желание под этой рукой. Дагор оторвался от припухших губ, и впился в шею. Это было почти больно, таким острым было наслаждение.

Он целовал её шею, ключицы долго, наслаждаясь дрожью её тела в его руках, и остановился только для того, чтобы стянуть с неё рубашку, открыв нежный плоский живот и яблочки груди с торчащими сосками. Девушка выгнулась ему навстречу, когда он провел рукой между ними, рассматривая её. Роксана закрыла глаза, она ещё смущалась, но остановиться сейчас уже не смогла бы. Горячая мужская рука накрыла её грудь, нежно сжала, он провел по соску ладонью и сжал его. Росана застонала, её лоно дрогнуло в маленьком оргазме. Дагор втянул губами кожу под второй грудью, потом сосок. Роксана выгибалась, извивалась и стонала под его тяжелым напряженным телом, её лоно требовало своего, и эти ласки напоминали пытку — сладкую, но всё равно почти невыносимую.

От ощущения его ставшего жестким языка девушка всхлипнула. Его руки прошлись по её бокам, животу, и остановились на шнуровке штанов, которая как будто сама расползлась под ловкими пальцами. Когда он потянул штаны вниз, она приподняла бедра, помогая ему, и осталась заодно и без трусов. Ночная прохлада не могла охладить разгоряченное тело.

Невольно Роксана сомкнула колени, её щеки залила краска. Дагор сжал её колено, провел рукой по бедру. Сейчас она была прекрасна, как никогда, с горящими глазами, влажными приоткрытыми в тяжелом дыхании губами, живая, горячая, отзывающаяся на его прикосновения, отсветами огня на светлой коже, подчеркивающими изгибы её тела.

Дагор развел её колени в стороны, наслаждаясь её смущением не меньше, чем страстью, его рука медленно поднялась по внутренней стороне бедра до самой горячей точки. Пальцы накрыли клитор, прошлись меж половых губ. Роксана жалобно застонала, когда он ввел палец совсем неглубоко, нежно сжал клитор, и они оба ощутили сокращение мыщц внутри неё.

Дагор встал, чтобы быстро снять штаны, и Роксана ощутила волнение и даже немого испугалась при виде его набухшего члена: она вспомнила, что в прошлый раз было больно. Но сейчас она так хотела его, что с радостью испытала бы боль снова, тому же теперь девушка знала, что он не навредит, не обидит. Она обняла его, когда он опустился на неё, и приглушенно ахнула, когда он проник внутрь.

Да, немного боли осталось, но вместе с наслаждением это было так сладко, что девушка выгнулась, открываясь как можно больше. Он вошел до конца мягким толчком, она впилась пальцами в его спину. В месте их соединения пылал пожар, заставляя его тяжело дышать, а её — стонать, забыв обо всем, кроме него внутри. Каждый его толчок поднимал этот пожар всё выше по животу и позвоночнику. Он сжимал её в руках, и это было единственной настоящей вещью в её мире.

Роксана опять ощущала, что он по-настоящему владеет ею, и она ничего не может поделать с этим, только подчиниться его силе, отдаться, дать ему творить с ней то, что он захочет. И он тоже это чувствовал, и каждым движением всё больше доказывал, что она принадлежит ему вся, всем телом и всей душой.

Очень скоро удовольствие стало слишком сильным, заставив Роксану кричать и выгибаться от оргазма. Дагор вжался в неё, дав совсем немного времени, и набросился снова. Сразу после оргазма она была как обнаженный нерв, и вскрикивала от каждого его движения и прикосновения, вцепившись в него в попытке удержаться на плаву. Её тело двигалось, как будто само следовало за ним. Почти теряя сознание от нового оргазма, Роксана ощутила, как он сжал её бедро, приподнимая её, вжимаясь как можно сильнее, и приглушенно застонал-зарычал, кончая.

Несколько минут они так и лежали, жадно ловя свежий воздух, постепенно начиная слышать шорох листы над головой, треск огня рядом, чувствовать легкий ветерок.

Дагор перекатился на одеяло рядом: ему пришлось всё это время держать свой вес на руках, иногда — на одной, чтобы не раздавить хрупкую девушку. Роксана невольно повернулась к нему, прижалась к его боку. Контроль над телом вернулся к ней, но девушка всё ещё ощущала связь, как будто души слились крепче тел. Они не заметили, как заснули, прижимаясь друг к другу.

Утром Роксана проснулась от прохлады. Жар от тела Дагора больше не согревал её, и одеяло постепенно остыло. Она всё ещё была голой, и накинула одеяло, вставая.

Солнце где-то уже встало, но над деревьями ещё не поднялось, и тени под деревьями были голубоватыми. Костер уже разожжен заново.

Утро было прекрасно. Небо сияло такой синевой, воздух напоен такими ароматами, лес так красив! Роксана чувствовала себя как на долгожданном празднике. Собрав одежду, она направилась к ручью, с наслаждением ступая босыми ногами по земле, ощущая мельчайшие веточки и соринки, и гадая, почему ей раньше никогда не приходило в голову ходить босиком. Думать о цели путешествия совершенно не хотелось. Всё неприятное — потом.

Дагор вернулся, когда она уже вымылась, оделась, и заплетала волосы. Девушка не сдержала улыбки, и он подошел, и поцеловал её.

Днем они то скакали наперегонки по более-менее протоптанным дорогам, то осторожно пробились полузаросшими тропками. После обеда Дагор усадил её на своего коня, и вел его в поводу по оврагам, срезая путь.

И они говорили. Рассказывали друг другу о своем детстве, привычках. Традициях. Фантазиях. Мечтах. Роксана с удивлением узнала, что он вовсе не родился с идеей убить тысячи человек, и стать завоевателем. Дагор был так же удивлен, узнав, что Роксана не обедала с отцом до десяти лет, и вообще её даже совсем маленькую только раз в день пускали к родителям. Королева не питала теплых чувств к королю, тяготилась супружеством, и невольно перенесла это отношение на ребенка. Короля это не волновало, он только был доволен, что дочь красива и послушна, и считается очень завидной невестой. Стервозность дочери он счел бы нормальной, если бы узнал о ней — но он не имел возможности узнать.

Поймав очень выразительный взгляд Дагора, Роксана отвела глаза. Ну не может она бросить королевство ради постели из шкур в степи!

Он промолчал, словно тоже решив взять всё из нынешней близости.

Ужин, можно сказать, не удался. Голод заставил их сжевать что-то, сидя рядом, но очень быстро Роксана оказалась в его объятьях, стаскивая с него рубашку. Она изучала пальцами его плечи, грудь, наслаждаясь гладкостью его кожи, крепостью мышц, горячими руками, обнимавшими её. Так она и осталась сверху уже без одежды, когда он насадил её на вставший член. Он опирался спиной о дерево, они оба сидели, и она стонала, ерзая на жестком стержне внутри себя, а он наслаждался и пытался заставить её продлить удовольствие, прижимая её к своим бедрам, целуя, лаская её грудь, но не давая двигаться и получить то, к чему так стремилось её тело. Только когда она взмолилась, дрожа, он дал ей отклониться, и нежно сжал пальцами пылающий клитор. Оргазм скрутил её тело так, что он не смог удержать, и она выгнулась с криком.

Едва сдерживаясь ...  Читать дальше →

Показать комментарии (11)

Последние рассказы автора

наверх