Я вам спою

Страница: 2 из 4

..

Трактирщик уже перестал трястись, видя, что Арлекины больше нет, и побежал в свою кладовую. Оттуда он выскочил с диким воплем «Она все, все украла!!!»

Конечно — там почти пустые полки. Но кто докажет — что они раньше были полны? Котомка-то — на первый взгляд пуста. Да и на второй тоже, и если сунуть туда руку — не найдешь почти ничего. Сирена спокойно посмотрела на парня.

— Видите? Он странный какой-то. Обвиняет меня в воровстве — но я ведь просто бедная музыкантка. В его кладовую я даже не заходила! — она еще раз улыбнулась и направилась к выходу. — Пожалуй, мне пора. Конечно, погода там совсем не располагает к путешествию — но оставаться здесь, где меня обвиняют в воровстве, я не желаю, ни секунды!

И снова — быстрые пальцы нанизывают аккорд за аккордом. Эта песня всегда помогала ей скрыться от погони!

— Tonight I'm gonna have myself a real good time
I feel alive and the world it's turning inside out, Yeah!
I'm floating around in ecstasy
So don't stop me now, don't stop me
«Cause I'm having a good time, having a good time...

Парень подошел к девушке довольно близко, когда она снова начала играть. Но мелодия была иная... что же теперь будет? Остановить её Вальтеру вряд ли удалось бы, он только успел схватить её за плечо.

Как Сирена ни дергалась, ни убыстряла темп — этот парень крепко держался неё. Он сжал его так, что едва не сломал кости — к концу путешествия у девушки болело не только плечо, но и рука. Наконец, песня кончилась, и они остановились где-то в глухом лесу. Подавляя сильное желание стукнуть эту пиявку по голове гитарой, Сирена стряхнула его руку с плеча и спросила:

— Ты чего ко мне прицепился? Ты вообще кто такой?!

— В отличии от некоторых, я хоть точно человек. А ты-то кто такая? — Парень отошел от девушки на шаг, потому что чувствовал страх перед тем, участником чего стал только что. Если она может такое, то скорее всего стоит задуматься о завещании. Но не все так плачевно — завещать было почти нечего, да и некому. Это мало утешало, но если Вальтеру и суждено было здесь умереть, то из незаконченных дел останется только доставка трех несчастных писем, что вряд ли будет огромной потерей для него и всего человечества.

Сирена прижала струны ладонью, заканчивая колдовство и осмотрелась. Игнорируя вопрос спутника, она убрала гитару за спину.

— Сначала скажи мне, ты знаешь, где мы сейчас? — Вальтер уже увидел приметную расколотую сосну и облегченно вздохнул.
— Идем, здесь дорога рядом. Мы в паре миль от Гримпена.
— Что за Гримпен? А от того трактира — мы далеко?
— Городок такой. Миль шесть от него до Строра, ну деревни, где тот трактир.
— То есть... — девушка призадумалась. — Примерно четыре мили. Негусто здесь с... Ладно, неважно. Я Сирена. А тебя как зовут?
— Вальтер. Но ты не ответила на мой вопрос.
— По дороге расскажу. Пошли что ли, — девушка накинула плащ и пошла вперед, не дожидаясь спутника.
— Эээ... Гримпен вообще-то там, — она немного раздраженно хмыкнула и присоединилась к парню.
— Скажи мне сначала — в вашем мире волшебники есть?
— Да, но их немного.
— А как к ним относятся?
— Обычно хорошо. Если, конечно, они сами не добьются другого отношения, — они уже вышли на дорогу и Вальтер уверенно повел девушку в город. Там у него было много знакомых, так что он не беспокоился о ночлеге.
— Волшебница я. Чаропевица, — Сирена с облегчением выдохнула. Ведь если бы здесь не было волшебников — демонстрация её талантов могла аукнуться, причем довольно болезненно. И если трактирщику мало кто поверит, что его ограбила девчонка, да еще утащила на себе припасы на целый месяц, и два бочонка вина — то этот парень видел уже многое. У неё мелькала мысль — что мертвые не болтают, но это было слишком жутко, поэтому она уже искала другой выход.

Улизнуть она пока не могла — песню перехода еще найти надо, к тому же он мог опять уцепиться за неё. «Еще чего доброго в этот раз вообще руку оторвет!» (Девушка погладила больное плечо, наверняка там синяки размером с тыкву!) И он ведь знает этот мир — так что пока был резон оставаться рядом с ним. « А потом — смоюсь. Это я умею лучше всего!»

— Что значит — чаропевица?
— Я колдую, когда пою. В этом мне гитара помогает. Ну, ты же видел — я ведь пела и мы оказались здесь.
— Да, это впечатляюще. Такое расстояние — за какие-то секунды! Да, и поешь ты хорошо очень.
— За три с половиной минуты, если точнее. Спасибо.
— Погоди-ка, — Вальтер нахмурился, раздумывая. — Но ты же сказала, что пела в трактире весь вечер — выходит ты там тоже колдовала?
— Нет, просто пела. Понимаешь — не всякая песня может быть чаропеснью. В разных мирах все по-разному получается. А мы скоро придем? Есть очень хочется — мне ведь за весь вечер даже кружки эля не перепало.
— А мы пришли, — Вальтер свернул между домиками и постучал в дверь одного из них. Их впустила улыбчивая пожилая женщина, и не задавая вопросов сразу усадила за стол.
— Миссис Ловетт — это Сирена. Она путешествует и немного заблудилась, а время уже позднее.
— Сирена? Прелестное имя. Оно мне напоминает старинные мифы о девах, заманивающих неосторожных моряков чудесным пением! Вы кушайте, деточка, — девушку и не надо было упрашивать — она быстро управилась с ужином и благодарно улыбнулась. — К сожалению, сегодня у меня нет свободных комнат... Но могу предложить для ночлега целый сеновал. — миссис Ловетт испытующе взглянула на Сирену поверх очков, потом перевела взгляд на Вальтера.

— О, это не страшно. Я бывалая путешественница, и могу выспаться даже на земле. А сеновал — это просто прекрасно! — глаза у девушки слипались после дороги и сытного ужина. Сейчас она готова была улечься на полу прямо посреди этой уютной кухни. Вальтер заметил это — и повел девушку во двор, где они забрались на обширный сеновал.

Сирена рухнула в душистое сено и сразу провалилась в сон, а Вальтеру все чудеса этого вечера еще долго не давали сомкнуть глаз. И он сам себе признался — ему очень нравится эта девушка. Странная, необычная, и безумно красивая.

Он повернулся к ней лицом, оперся на локоть и долго разглядывал милое, почти детское личико. Он не успел рассмотреть, какие у неё глаза — но уже заметил, что когда она улыбается, на щеках появляются трогательные ямочки. Он осторожно убрал белоснежный локон со щеки и укрыл её своим плащом. Вальтер вспомнил, что она говорила что-то о других мирах, и решил расспросить её утром. А так же — помочь, если ей нужна помощь, любой ценой помочь. Приняв это ОЧЕНЬ РАЗУМНОЕ РЕШЕНИЕ, парень спокойно уснул.

Когда он открыл глаза. в щели сарая уже пробивались лучи солнца. Сирены рядом не было, но со двора доносились голоса миссис Ловетт и девушки. Он выглянул — они сидели на крыльце, старушка потчевала девушку печеньем и расспрашивала. Вмешиваться не стоило — миссис Ловетт разговорит даже камень.

— Значит, милая — ты здесь случайно? А как твое имя, если конечно это не секрет?
— Не секрет, но... Миссис Ловетт — у вас здесь есть эльфы?
— Альвы? Конечно, только живут они обособленно, с людьми только торгуют.
— Тогда вы поймете. Дело в том, мой отец эльф, а мама — человек. Обычно эльфы не признают детей от других рас, но он очень любит маму. К тому же — у меня еще в раннем детстве проявился сильный магический талант, поэтому он дал мне свое имя и воспитывал меня, как эльфийского ребенка. Однако талант, как вскоре выяснилось — не имел ничего общего с обычными эльфийскими способностями, да и с обычными человеческими тоже. Поэтому, когда мне исполнилось семнадцать, отец отправил меня на обучение к магу-чаропевцу, Вяйнемюйнену. Тот и начал меня учить, и сам сделал мне гитару. А талант у меня такой — колдовство начинается, стоит мне запеть. И вот — проучившись у мага всего год, я попыталась колдовать сама, нашла у него ноты и слова новой песни и оказалась в другом мире.

Беда в том, что при переходе чаропеснь теряет ...  Читать дальше →

Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

наверх