Укрощение царицы драконов

Страница: 3 из 24

и стал входить в неё глубже, это было унизительно, но не так больно когда были когти. Примерно на середине фаллос замер. Когти продолжали придерживать чешуйки у ануса, когда внезапно она ощутила, как член стал разогреваться от щели к головке, затем потёкшую в неё теплоту. Он не мог так быстро кончить, а значит...

Шетеш смотрел ей в глаза, видел, как веки расширились, а зрачки сузились, когда поняла, что в неё справляют нужду. Не ожидала, что её столь принизят. Дракон держал в ней фаллос пока не закончил и лишь тогда вынул, его пальцы разжались и её отверстие сжалось. Следующий помощник прежде чем подойти, снял копьё со стены. Нраин узнала зачем оно им, когда его приставили тупой стороной к её заднему входу и стали вводить. Древко, диаметром меньше фаллоса входило гладко. Дракон немного просунул его, посмотрел ей в глаза и почти вынул, подмигнул и задвинул чуть глубже. Он повторял эти движения раз за разом, издеваясь над ней, точнее её задним входом, постепенно вводя глубже и глубже, заставляя чувствовать анусом шлифованную гладкость древка на входе, его скольжение и движение внутри. При этом она смотрела с ненавистью, чувством стыда. Дракон продолжал издеваться над ней уже после того, как ввёл полностью, двигая уже во всю длину. Лишь когда Шетеш подал знак, он прекратил это насилие и вынул древко, но лишь чтобы, ввести фаллос. При этом Нраин всё ещё упорствовала, в этот раз её ануса коснулась половая щель самца, более он не двигал его. Фаллос был полностью в ней, заставляя её ощущать в себе, наполненность им, а затем и как мочиться в неё. Облегчившись, помощник покинул её, ушёл к стене, где передал копьё Шетешу.

Подползла новая цепь, обвила живот кольцами, как удав, стала сжимать так, что стало трудно дышать. Нраин упиралась и Шетешу пришлось подать знак. Подошёл третий помощник и чтобы лишить последнего шанса избежать унижения, просунул когти ей в анус и стал раскрывать. Цепь на животе продолжила сжимать, заставляя насильно испражняться, было стыдно, закрыла глаза. Когти дракона продолжали держать её анус раскрытым уже после, когда цепь перестала сжимать, ощутила, как её стали там протирать. При этом дракон старался раскрыть её отверстие ещё шире.

— Очень узкая задница, неразработанная, — сказал этот дракон.

— Ничего, мы это исправим, — ответил Шетеш.

Протерев ей промежность и заодно пощупав половые губы, дракон сменил своё расположение и ввёл фаллос, убрал когти с ануса, и её колечко плотно обхватило его, он проник в неё полностью и стал справлять нужду. После этого её отверстие заняло другое древко с диаметром больше, помощник вводил его глубоко, двигал его, откровенно насилуя её им. Не добившись возбуждения, дракон вынул древко, вставил фаллос и с удовольствием помочился в неё. Анус опять насильно раскрыли, а цепь сжала живот, Нраин во второй раз испражнилась. Третье древко существенно отличалось, с ощутимо выступающей резьбой по поверхности, она чувствовала эту рельефность всем задним проходом, они долго издевались над ней, не только двигая, но и вращая его. Во время третьего раза она почти не сопротивлялась и почти не стыдилась, наблюдала, как они смотрят на её унижение.

Шетеш вновь был последним. Осознав бесполезность, она уже не сопротивлялась, но головка фаллоса с трудом вошла, действительно узкая, но ствол прошёл легче. Фаллос Шетеша замер в ней на середине. Ему понравилось ощущать её на себе, как её нежная плоть обхватывает вторгшийся фаллос, передавая телесное тепло. Здесь же выявилась другая особая черта её строения, ощутимо усиленные стенки пронизывали нервные окончания, мышцы не оканчивались на сфинктере, а тянулись дальше и были полуактивными. Что позволяло ей чувствовать фаллос на всей глубине, сжимать его весь, выдерживать длительное насилие и даже активно выделять смазку при возбуждении.

В далёком прошлом такой способ сношения не считался унижением для самки. Существовал ритуал, царствующая царица примерно раз в десять лет звала достойных и предлагала себя. Достойные — правящие цари и будущие отцы кладки, сношали царицу в лоно, менее достойные пользовали её в задний проход и все кончали в неё. Семя использовалось не только для оплодотворения, но и как материал для яиц. Ритуалом были все довольны, почти все, иногда одного царя поедали, не обязательно слабого. Его владения делились между сильными, отцовство мало интересовало. А царица давала обильное, здоровое потомство без усилий и таким способом подтверждала своё право на территорию. Так поступали все царицы владеющие территорией в эпоху царств. Цари успешно пользовались этим правом, никогда не претендуя на крошечные владения цариц (не больше одного города людей). Лишь одной удалось отхватить весьма обширные территории. Её звали Тиирит, она была ядовита, но не поэтому её все боялись, в кровожадности, жестокости и коварстве она превзошла всех царей и цариц взятых вместе. Причём испытывала к самцам только гастрономический интерес, предпочитая поедать их живыми. С падением царств и власти драконов, этот ритуал исчез, но именно им Шетеш объяснял такую приспособленность заднего входа царицы, к тому же, если лоно упорствует, то так можно её возбудить, а значит сохранить ей жизнь.

Запомнив первые ощущения, Шетеш резко вставил на всю глубину. Несомненно, ей было больно, но не закричала. Теперь он чувствовал её всю. Наверно так ощущает себя клинок в кожаных ножнах. Бесподобное чувство и её трепет, гордая царица пронзённая фаллосом в задний проход. Шетеш качнулся назад, почти вынул и вновь резко вошёл, Нраин содрогнулась. Шетеш не ошибся, до этого дня ею никто сюда не владел и это было грустно, хотя приятно быть первым, помощники не считались, они в сравнении с ним — никто. Завершив примерку, он начал ритмично двигаться в ней, оценивая все прелести такого сношения, ощущая её на себе, находясь в ней, скользя в ней. Смотрел ей в глаза, вдыхал запах, чувствуя, как это не нравиться ей.

Она действительно чувствовала фаллос на всём протяжении, как он часто движется в ней вперёд и назад. Шетеш трахал её в чувствительный нежный задний проход, он не выдвигал весь фаллос, от этого их промежности соприкасались, шлёпаясь меж собой. Связанная она не могла препятствовать.

Шетеш знал, что половые органы самки расположены параллельно заднему ходу, совсем рядом. Он чувствовал их, такое сношение должно было пробудить её влечение и он старался, массируя их. Собственно, возбудить её должно было последнее древко, но вопреки всему её половые губы оставались плотно сомкнуты. Лишь Шетеш ощущал влечение и через десять минут, опасаясь кончить, замер в ней и начал мочиться. Затем вынул фаллос, но не ушёл, остался стоять меж её раздвинутых ног. Нраин, отдыхала, смотрела на него с прежней ненавистью, немного сникшей гордостью, нисколько не желала продолжения. Чтобы убедиться Шетеш провёл когтем сначала по чувствительной чешуе, перешёл на губки и остановился на сжатой щелке, надавил. Нраин старалась его не впустить, но он настоял и коготь проник глубоко вместе с пальцем. Увы, пещерка была умеренно влажной. Шетеш вынул коготь, обнюхал и не ощутил ничего похожего на запах желания, лишь приятный запах её гениталий.

— Жаль, не желаешь отдать моё золото добровольно, — разочарованно сказал он.

Конечно, как любой дракон он ревностно относился к золоту и не терпел его потери, но не сейчас. В нынешнее время почти не осталось царской крови. Шанс заиметь потомство таких кровей стал дороже сокровищ. В Шетеше не было этой крови, поэтому не обладал их физической силой, могуществом чар, но превзошёл в коварстве, во всяком случае так полагал. За этот шанс породниться он заплатил. Впрочем, его ожидаемо обманули и Шетеш ожидаемо для них контр обманул, а затем уже неожидаемо, превзойдя в итоге их третий настоящий обман, но не всё прояснилось, возможно, его всё же перехитрили. Некоторые части замысла легли неровно, причём как его, так и Хоруша, пока единственное объяснение — третья сила. Шетеш достаточно знал о царской крови, чтобы распознать фальшивку,...  Читать дальше →

Показать комментарии (21)
наверх