В стране грез

Страница: 4 из 61

– то произошло, и детей пришлось посвятить во все раньше.

Во избежание других инцидентов, им даже рассказали об извращениях, за которые нет прощения, и точно попадешь в ад. Главное — гомосексуализм. (В стране этого явления не было вообще, так как оно позорило род человеческий. Раньше за подобное сразу казнили, но потом стали выявлять еще во внутриутробном периоде и корректировать медикаментозно. Если случай был тяжелый и лечению не поддавался — применяли химическую кастрацию, чтоб у таких людей не появилось потомство. Мингавия с презрением относилась к правительствам стран, где гомосексуализм был признан нормой. При выдачи въездной визы гражданам таких стран в первую очередь проверялась его ориентация, лишь потом отсутствие заразных болезней и злых умыслов )
Родители рассказали детям и о допустимом между мужем и женой, не вдаваясь в подробности. Им можно будет все это делать, но только когда станут взрослыми. Лишь об оральном сексе говорить не стали, чтоб дети не вздумали это попробовать раньше времени. Если сцену поцелуя ступни они могли увидеть на обычном телеканале случайно, то кунилингус точно не увидят нигде. На свадьбах, в минуты, когда жених должен побывать под платьем невесты, дети до 15 лет должны временно покинуть церемонию, лишь по достижении этого возраста они узнают об этом пикантном обычае от родителей.

Еще раз поговорили о преклонении, разъяснив детям все более подробно. Грину повторили, что лишь достигнув определенного возраста, можно преклоняться перед женщинами. Не всем женщинам нужно ноги целовать, а только уважаемым и как минимум не ниже себя рангом. В противном случае мужчина осознанно опускает свой статус, что не есть хорошо. Лучше всего впервые это сделать на выпускном вечере в школе. «Если будешь все десять лет таким же успешным, как сейчас — сможешь преклониться перед самой красивой и уважаемой учительницей школы!» — наставлял его отец.
Бире втолковали снова, что лишь повзрослев, она сможет позволять или требовать мужское преклонение. И нельзя, чтоб все подряд ноги целовали, не на свалке же она нашла их. Только лучшие и достойные мужчины, которые заслужили этого. А чтоб именно сильные мира сего мечтали побывать у ее ног, она должна с самой юности стремиться к этому. Быть красивой, умной, непреступной для простых окружающих.
После всего этого у детей надолго пропало желание повторять нечто подобное друг с другом. Грин засыпал, представляя, как он поцелует ножки мисс Ринте — своей, пока единственной учительнице, когда закончит десятый класс. Еще он хотел жениться на самой красивой девушке, чтоб каждый день делать ей то, что сегодня сделал Бире. Бира же в своих грезах представила себя Высшей судьей, которой вся страна будет мечтать ноги целовать. Вот тогда она всем покажет!

7
После этого инцидента жизнь детей текла ровно. Они учились, занимались спортом, путешествовали по городам страны и красивым уголкам мира. Сам город Баров был по площади раза в два больше Мигова — второго по населению города страны. Он был растянут по сопкам, где чередовались жилые районы и лесные массивы. С восточной стороны к нему прилегал высокогорный хребет с множеством горнолыжных трасс. В самом городе было очень много спортивных сооружений, дворцов. Общая длинна разных лыжных, велосипедных, беговых и иных дорожек, была больше одной тысячи километров. Все располагало к росту сильного и здорового населения.
К девяти годам Грин стал перворазрядникам по беговым лыжам и боксу. Помимо этого он хотел начать заниматься тяжелой атлетикой и рукопашным боем. В классе по учебе ему не было равных, он нравился девочкам. Бира еще в десять лет стала кандидатом в мастера спорта по плаванию, попутно стала заниматься горными лыжами. В одиннадцать лет получила первый разряд по слалому. В учебе, как и Грин, стала лучшей в своем классе. Родители не могли нарадоваться. Естественно, у каждого была голубая мечта впереди.
О произошедшем три года инциденте между детьми никто не вспоминал вслух. В глубине души Грин хотел повторения этого, но не подавал виду. Он старался, даже не смотреть на ножки своей сестры, если его кто-то видит. Но оставаясь незаметным, мальчик не упускал случая полюбоваться ступнями Биры, матери, или пришедшей в гости тети Ирмы, представлял, как целует, прижимается к ним. Ножки девочек-ровесниц его не привлекали так сильно, хотя и их он насмотрелся вдоволь, выучив все наизусть. Он даже составил список в своем сознании — кому хотел бы целовать их, а кому нет. Как и в шесть лет, Грин продолжал мечтать о женитьбе на самой красивой девушке из высшего общества, чтоб часами напролет не отрывать губ от ее ножек. Так сильно на него повлияло то событие из детства.

Однажды в школе на перерыве между уроками с ним произошел случай, еще сильней изменивший его сознание и внутренний мир. Он повздорил с Бредом Дилом — мальчиком двумя годами старше. Бред был хорошим спортсменом, но не очень хорошим учеником. Они дружили с Грином, но периодически между ними возникали ссоры и даже драки. Бред занимался восточными единоборствами чуть ли не с трех лет, был гораздо крупней Грина. И в этот раз между ними завязалась драка. Грин бился отчаянно, он никогда не сдавался просто так, даже если противник очевидно сильнее. Он прыгнул на Бреда, с намерением нанести ему серию ударов, но последний оказался ловчее, и встретил его на лету точным ударом ноги ёка-гери в солнечное сплетение. От сильного встречного удара у Грина перехватило дыхание, он не мог втянуть воздух в легкие. Внутри была невыносимая боль, а из глаз сыпались искры. Бред напоследок ударил Грина по лицу кулаком, но это уже было лишним. Не поняв как, Грин очутился на полу скорченным от боли, он так и не мог вдохнуть. Какое-то время перед глазами не было никакой картинки, лишь пустота.
Когда мальчик смог снова видеть, его взору предстало то, что заставило забыть о драке, о сильной боли, и даже о том, что он до сих пор не может дышать. В каких-то двух сантиметрах от его лица оказалась… красивая женская ножка. По размеру она была как мамина, но нежная как у Биры. Ноготки покрывал ярко-красный лак с золотистым узором. Пальчики были ровненькие и ухоженные. Грин почувствовал аромат, смесь дорогих духов с запахом самой девушки, который помутнил его детский рассудок. Эти доли секунды, стали для него блаженством. Вот бы до конца жизни остаться у этой ножки. Не отдавая себе отчета, Грин потянулся губами к прекрасным пальчикам, но ножка оторвалась от пола, пронеслась над его лицом, слегка задев краем босоножки, и скрылась позади головы.
«Ты почему бьешь слабых?» — услышал он голос девушки позади себя. После этого прозвучали две увесистые пощечины, и до Грина донеслось рыдание Бреда. Чьи-то сильные руки взяли Грина за плечи и поставили на ноги. Мальчик увидел саму обладательницу прекрасных ножек. Это оказалась одна из старшеклассниц, которая во время их потасовки сидела на диванчике и читала журнал. Девушка была очень красивая, и в этот момент Грин решил, что она самая лучшая, сильная и уважаемая во всем мире!
— Извинись перед ним!
Бред продолжал рыдать, закрыв лицо руками.
— Если сейчас же не извинишься, я врежу тебе еще сильнее, чем ты ему!
Пришлось Бреду извиниться, после чего он был отпущен, получив еще одну оплеуху напоследок. Убедившись, что Грин снова может дышать, девушка отвела его в класс, посоветовав не ввязываться в драки с более сильными. «Я не всегда могу оказаться рядом» — сказала она, покидая его.
… Долго не мог прийти в себя Грин после этого. Он понял, что влюбился безумно. Она такая прекрасная, такая нежная, и при этом такая сильная! При желании просто убила бы этого Бреда и еще десяток, таких как он. Растоптала бы их по полу своими прелестными ножками. Осознал Грин, что никогда не станет достойным оказаться мужем этой девушки, ведь он мизинца ее ноги не стоит. Мальчик готов был хоть умереть, ради возможности один раз поцеловать ее ножку. Мечтал превратиться в ее туфельку, в ее чулочек. К остальным девочкам на некоторое время ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)
наверх