В стране грез

Страница: 11 из 61

смазку, он начинал все снова, доводя тетю до экстаза. Так было несколько раз в течении двух часов, по истечении которых женщина испытала сильнейший оргазм!
— Умничка, Грин. Ты делаешь невероятные успехи! Но пока ты еще начинающий пианист, я же сделаю из тебя великого маэстро!
Поздно вечером Грин пошел домой, упав на прощанье перед тетей на колени и поцеловав ее прекрасные ножки.

14
После этого жизнь Грина изменилась. В школе и на тренировках все было по-прежнему, он всеми своими силами стремился к совершенству. Его успехи были на самом высоком уровне.
Однако по три — четыре раза в неделю он встречался наедине с тетей Ирмой. Во время этих встреч он, как самый настоящий раб, пресмыкался у ее ног, целовал их неустанно и доводил женщину до бурного оргазма своим ртом. Ирма преподавала ему уроки, он наедине с собой часами проделывал упражнения языком. Постепенно его язык и губы получили такую сноровку, что могли обогнать по скорости любой электронный вибратор. Это давалось не очень легко, но парень старался сильней, чем на спортивных тренировках. От его губ и языка Ирма получала невиданные раньше наслаждения. Ее жизнь наполнилась яркими красками.
Так продолжалось около года. Грин обожал тетю Ирму и стал ее неофициальным рабом. У самой тети периодически возникали мысли действительно взять его в рабство по достижении двадцати лет, чтоб до конца жизни он целиком и полностью принадлежал ей одной. Однако ее останавливала совесть: она ведь большой друг семьи Скотов, которые очень помогли ей в свое время. Не совсем красиво получится, если она сделает их сына своим рабом, ведь он младше ее на целых двадцать восемь лет. Хотя… если Грин сам изъявит желание — родители поймут и не будут ее осуждать.
Когда Ирма приходила в гости к Скотам, обнимала она только Биру, Грин же кланялся ей и целовал ножку. После публичного преклонения это было нормально, и родители не видели ничего необычного.
Как и раньше, девушки класса с ума сходили от красивого, сильного и умного Грина, но никто из них не мог добиться от него большего, чем просто дружбы. Ни одна ровесница не могла вызвать у него того трепета, который вызывала тетя Ирма, у чьих ног он жил последнее время.
Лишь однажды произошел случай, который стоит упомянуть. В классе Грина была девушка Силиция Мио, очень красивая и стройная. С раннего детства занималась спортом и имела высокие результаты. В учебе Силиция была далеко не самая лучшая, но у нее был сильный дерзкий характер, она не лезла за словом в карман и могла многих «заткнуть за пояс». Сверстники побаивались ее, а учителя уважали. Однажды она пригласила Грина домой, им задали одну тему отчетной работы, а вдвоем с ней справиться легче.
Грин сидел на стуле за компьютером Сицилии и искал в сети материал для выполнения задания. Она зачем-то решила задернуть шторы и заскочила для этого ногами на стол, последний занимал всю ширину комнаты, а потолки были высокие. Грин оторвался от компьютера и впился взглядом в ножки девушки. Они были нежней и моложе, чем у Ирмы, но почему то не возбудили его так сильно, как тетины. Однако напряжение в паху появилось!
— Что пялишься на мои ножки? Нравятся?
На лице Грина выступил румянец, во рту пересохло, у него буквально отвисла нижняя челюсть от нелепости ситуации. Силиция с ухмылкой на лице наступила одной ногой на его руку, другую пятку поставила на лицо парня, прикрыв его глаз. Она провела своей ступней от глаза до подбородка. Грин почувствовал довольно ощутимый запах пота, а так же крупинки песка на подошве. Он вспомнил, Силиция бегала босиком во дворе своего дома. Ему бы встать и уйти, но почему то он был не в силах пошевелиться и промолвить слово.
— Раз они так тебе нравятся, насладись ими в полной мере!
Силиция с силой впихнула свою стопу в приоткрытый рот Грина на всю глубину, стала двигать вперед — назад.
— Давай, сделай их чистыми!
Грин был возбужден, но страх почему-то был сильнее. Ему хотелось, чтоб все это скорей закончилось как-нибудь. Он стал делать, что она говорит. Минут по десять лизал сначала одну, потом другую ступню, пока обе не стали чистыми. Парень чувствовал себя униженным, от нелепости и обиды по щекам текли слезы.
— Ой, такой большой мальчик и плачет. Может, мамочке пожалуешься? Крутой мачо. Ха-ха-ха!
Силиция с силой толкнула Грина в лицо ногой, и он прямо на стуле опрокинулся на пол. Она всем своим весом прыгнула со стола ему на живот, выставив вперед пятку, парень не успел напрячь пресс. Он почувствовал сильную тупую боль и невозможность вдохнуть воздух. Девушка же села на его лицо всем своим весом. Ее трусики были мокрыми от выделений и источали резкий запах. По всей видимости, она не меняла их несколько дней.
— Давай, сделай мне хорошо! Тогда будешь свободен.
Силиция сдвинула трусики в сторону и оседлала рот Грина своими половыми губами. Парень не мог вдохнуть, в глазах темнело. Он потерял сознание.
Очнувшись, он почувствовал резкий запах влагалищных выделений Силиции и еще чего-то. Все его лицо, глаза, рот были в этой липкой слизи. Во рту был привкус чего-то горького, а голова лежала в какой-то лужице. Все понял Грин — после удовлетворения своей похоти одноклассница помочилась на него! Парню захотелось умереть.
— Ха, очнулось чудо! Уже испугалась, что ты тут копыта отбросишь. Я получила, что хотела. Пошел вон, чмо!
С трудом поднявшись на ноги, Грин как ошпаренный выбежал на улицу. Он упал у первой же лужицы и стал отмывать лицо и волосы. Испачканную рубашку пришлось выбросить. Все! Это конец! Его опустили ниже плинтуса! Так нельзя жить дальше! Пусть все будет как несчастный случай. У Грина возник план упасть на монорельс перед экспрессом, чтоб его безболезненно разрезало пополам. Но тут он вспомнил о родителях, нельзя им причинять такую боль. Придется жить с этим. Вспомнил тетю Ирму, которая стала такой любимой, родной и близкой. Вспомнил и о прекрасной Анне. Да, Анна самая сильная на планете! Как легко она разобралась тогда с обидевшим его Бредом Дилом, при желании и Силицию раздавит как вошь, положив на один ноготь, и придавив другим. Где же она сейчас, почему не оказалась рядом?
Как вообще это произошло, почему стало возможным? Он ведь гораздо сильней Силиции физически, но она просто опустила его, не напрягаясь особо. Так может поступить лишь рабовладелица с рабом, но с ним обычная одноклассница это сделала, социальный статус семьи которой не выше, а может даже ниже статуса семьи Скотов. Грин закрылся в комнате и долго плакал от бессилия.
На следующий день он с безумной нежностью и лаской целовал родные и любимые ножки тети Ирмы. Используя все свое мастерство и умение, довел ее до сильнейшего оргазма своими губами. Какая она сладкая, сильная и добрая! Он будет ее рабом в 20 лет и никому она не даст его в обиду! Только бы Ирма и все остальные не узнали, что с ним произошло! Ведь тогда точно руки на себя наложить придется.
В школе Грин пытался делать вид, что ничего не было. Однако очень трудно было скрыть внутреннее состояние. Он ходил белый, как мел, не с первого раза окликался на свое имя. На перемене кто-то слегка толкнул его в бок. Он повернулся… Силиция! У парня появился панический страх и дрожь, он начал заикаться.
— Отойдем в сторону! — Грин пошел вслед за Силицией в безлюдный угол длинного коридора.
В горле у него пересохло, коленки дрожали. Куда делся сильный и бесстрашный мастер спорта по боксу Грин Скот? Он тряпка теперь, ничтожество. Нет, не позволит он этой стерве сделать с ним что-то еще! Если вздумает — прибьет ее!
Когда Силиция повернулась и посмотрела ему в глаза, у парня просто отнялись руки. Нет, не прибьет он ее никогда, духу не хватит. Почему же сейчас нет рядом прекрасной Анны, которая защитит его? Грин побелел еще сильнее, голова стала кружиться.
— Забей. Успокойся. Мне уже страшновато за тебя, вздернешься еще ненароком. Никто ничего не знает, кроме меня и тебя, рассказывать никому я не буду. Я получила что хотела, и теперь ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)
наверх