В стране грез

Страница: 12 из 61

мне глубоко плевать на тебя.
Грину стало немного легче.
— Скажу тебе, но строго между нами — ты самый последний из парней класса, кого мне не удавалось опустить долгое время. Строил из себя неприступного и крутого мачо! Но я сделала это наконец, и теперь ты для меня такое же ничтожество, как и все остальные. Я с детства считала, что все мужчины поголовно должны быть рабами и пресмыкаться перед нами! Остальных в классе я давно уже поставила на свое место, это так легко оказалось сделать. Ты единственный оставался, что меня сильно бесило. И твое счастье, что это произошло, иначе я бы просто прирезала тебя где-нибудь! Зато мне так классно сейчас! Вы все в классе строите из себя героев, но каждый из вас в отдельности, и я в частности, знаем, что вы — ничтожества и чмо. Про всех лишь ты один знаешь, каждый другой думает, что только с ним одним я это сделала. Иди, живи дальше как жил, но не забывай своего истинного места!
… лишь спустя несколько дней Грин оправился от шока и пришел в себя. Теперь он понял, почему все мальчики класса так боялись Силицию. Он жил, как будто ничего не произошло, но при разговоре с этой девушкой всегда теперь понижал тон и без раздумий выполнял любое ее требование в школе.

15
В Мингавии продолжительность обучения в школе составляет обычно 11 лет, как раз к семнадцатилетию Грина будет окончание учебы и выпускной вечер. После происшествия с Силицией до этого дня еще оставалось ждать около года.
Чтоб скорей забыть позор, Грин стал еще сильнее выжимать себя тяжелыми тренировками. В рукопашном бое он тоже получил мастера спорта! Его рост превысил метр восемьдесят пять. По объему и рельефу мышечной массы парень сравнялся со взрослыми тяжелоатлетами.
К тете Ирме он стал относиться с еще большей теплотой и раболепием. Как и раньше, он не смел прикоснуться к ней выше пояса, по нескольку раз в неделю доводил ее до высшей степени экстаза мастерским кунилингусом. Он делал ей массаж, педикюр, целовал пятки, пока она не уснет. Женщина к нему сильно привыкла, ей уже не хотелось отпускать его.
Однако, порой Ирма корила себя: Грину скоро семнадцать исполнится, а ей — сорок пять. Может, если бы не их тайные отношения, он нашел девушку-ровесницу, которую полюбил бы и создал с ней семью. Но с другой стороны, парень нуждается в преклонении перед сильной дамой. Не окажись рядом Ирмы, попал бы он к какой-нибудь садистке, которая проткнула бы ему голову сразу после принятия в рабы. Ладно, будь, как будет. Если парень не передумает к двадцати годам стать рабом, заберет она его к себе официально, будет использовать для сексуальных утех и работ по хозяйству до конца своих дней. Скоты не будут ее осуждать, по крайней мере, вслух. Ведь лишь от нее одной будет зависеть тогда, сколько их сын проживет после этого, и как он будет жить.
Если же мальчик решит уйти от нее, она не станет держать его силой. Ведь совсем скоро выпускной вечер, а Грин — лучший ученик школы. В связи с этим, ему будет предоставлена возможность преклониться перед дамой, более красивой и статной чем Ирма. Парень очень впечатлительный и внушаемый, это событие может отдалить его от тети и переключить внимание на другой объект.

16
До самого выпускного вечера Грин жил по-прежнему: грыз гранит знаний, совершенствовался в спорте, регулярно вносил яркие краски в жизнь тети Ирмы.
Наконец этот день наступил, школа закончилась, экзамены сданы. В большом актовом зале торжественная обстановка, присутствует оркестр, профессиональные фоторепортеры. Все ученики, учителя и родители в праздничных нарядах. Всю жизнь дети ждали этот день, и вот он, наконец, настал! Вся семья Грина присутствовала: родители, сестра Бира, обе бабушки и дедушки. Тетя Ирма тоже была на этом вечере вместе с родителями Грина.
Вначале была торжественная речь директора, затем вышел первый его заместитель с секретарем. Он зачитывал имена учеников, оглашал результаты его успеваемости и спортивных достижений, после чего под звук оркестра вручал табель, который будет вклеен в аттестат. Эта процедура заняла довольно продолжительное время и была немного скучна, ведь ученики прекрасно знали все свои отметки.
Но потом пришло время самой долгожданной, интригующей и волнительной церемонии. Самые достойные ученики будут удостоены чести преклониться перед прекрасными взрослыми дамами. Это будет снято на фото и вложено в их аттестат. Но никто из учеников не знал — представится ли эта честь ему, или нет. Сердца парней выскакивали из груди. Ведь дама, принимая решение, смотрела не только на успеваемость и спортивные успехи, но и на дела и поступки выпускника.
Было решено, что вначале мужчины окажут честь лучшим девушкам школы, преклонившись перед ними. Как правило, это бывало не всегда, и в этот раз удостоили только двух девушек.
К трибуне вышел первый замдиректора:
— Еще раз поздравляю всех учеников с этим знаменательным событием... Дальше шли поздравления, напутствия. Наконец он дошел до того, чего все ждали:
— Особенно выделяя выдающиеся успехи Линды Ринк, ее стремление к знаниям и совершенству, смелые поступки, вызвавшие мое восхищение, я сочту за честь преклониться перед этой девушкой.
Линда была лучшей ученицей выпускных классов и не у кого не вызывало сомнений, что ей окажут такую честь. Радостная девушка выбежала на трибуну и встала в двух метрах от чиновника. Он повернулся, опустился на колени, и девушка протянула ему ножку. Замдиректора аккуратно взял ее в руки и поцеловал в районе пальчиков. Защелкали затворы фотокамер, в зале грянул гром аплодисментов! Мужчина встал, они с Линдой поклонились друг другу, и счастливая, сияющая девушка пошла назад.
Потом вышел учитель общей физической подготовки Джордж Хан. Произнеся речь с поздравлениями, он объявил:
— Я сочту за честь преклониться перед сильной, яркой и очень волевой Силицией Мио!
Силиция стояла в ряду позади Грина, совсем рядом с ним. От одного ее имени парня передернуло. Толкнув его в сторону, девушка неспешно пошла на трибуну. Учитель опустился перед ней на колени, но тут произошло невероятное: Силиция указала пальцем вниз, что означает, что перед ней не на коленях стоять надо, а упасть на пол всем телом! У присутствующих в зале открылись рты от изумления, но правила едины для всех, и учителю ничего не оставалось, как выполнить это. Затем она поднесла к его губам… подошву своей туфельки и потрясла ей. Это окончательно унизило и оскорбило бедного учителя, но деваться было некуда, и он поцеловал подошву туфли. Потом встал, поклонился Силиции, но она не стала кланяться в ответ, просто повернулась и ушла на свое место. Первые секунды три в зале была мертвая тишина, но потом все же раздались аплодисменты. В глубине души каждый осуждал Силицию, ведь она публично унизила взрослого человека, оказавшего ей честь, но праздник омрачнять не хотелось никому. Да и закон девушка не нарушила никак, Джорджу надо было быть готовым к любому сценарию.
— Зачем ты так опустила его, за что? — Услышал Грин шепот девушки Ольги позади себя.
— Это только начало! Это чудо мне жопу лизать будет!
— Он же оказал тебе честь, преклонился пред тобой. Лишь тебе и Линде честь такая выпала на этом вечере.
— Замдиректора преклонился перед Линдой за ее отличную учебу, поступки, дела. Из уважения перед ней. Джорджем же двигала лишь похоть, он давно пялился на меня, после чего дрочил тайком. Я таких вмиг раскусываю! Ничего, это только начало, скоро эта скотина сдохнет под моим каблуком!
Грину стало жалко бедного физрука, уж он знал, что теперь ждет несчастного учителя. Силиция настоящее чудовище, от которого нет спасения.
Инцидент молча замялся под аплодисменты, и пришла пора выхода на трибуну прекрасных дам. Парни с ума сходили от нетерпения и интриги. Обычно женщины заранее решали между собой в закрытой неформальной обстановке, какая из них кого удостоит чести преклониться перед ней. Лишь на самой церемонии все узнавали об этом решении. Самыми красивыми и статными в школе ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)
наверх