В стране грез

Страница: 49 из 61

Высшей судьи в трех метрах от себя. Именно на рот, опустилась в кресло. Никого не боялась эта дама: ни полиции, ни прокуратуры, ни властей страны. Ко всем найден подход и есть рычаги воздействия. Однако Высшие судьи с их неограниченной властью — единственные, кто вселял страх.
— Уважаемая Эмма Айс! У нас ордер на Ваше задержание от Высшей судьи Афины IV. Вот этот документ. Вам придется пройти с нами. Назначьте ответственные лица, кому передадите Ваши полномочия по управлению «Эмминго» и всем контингентом рабов на время Вашего отсутствия. Только не вздумайте отдать необдуманный приказ Вашим рабам-телохранителям! Иначе поместье будет уничтожено огнем артиллерии, а Вы отправитесь в «искусственный ад» за сопротивление распоряжению Высшей судьи. Зная Ваши силовые ресурсы, мы окружили прилегающую территорию армейскими подразделениями во избежание эксцессов.
— А что я сделала?
— Не знаем. Для того, чтоб предстать перед Высшей судьей, не обязательно сделать что-то. Это ее воля. Вам прекрасно известно все это, так что не задавайте глупых вопросов. Вне зависимости от решения Ее чести, Вам будет дана возможность вернуться сюда, чтоб решить судьбу корпорации и всех Ваших рабов. А может, вернетесь назад и продолжите свою деятельность, как ни в чем не бывало.
Умная сильная женщина, поняв, что бессмысленно пытаться что-то доказать в этой ситуации, стала собираться. Ее лицо было каменным. Афина Мартис была назначена исполняющей обязанности главы корпорации на время отсутствия Госпожи. Она же получила власть над всеми рабами, с правом на их умерщвление при необходимости. Лишь рабы первого круга не могли лишаться жизни решением мисс Мартис. Демирис был назначен в помощь Афине, он должен был решать вопросы безопасности корпорации.
Эмму Айс вывезли на одном из четырех бронетранспортеров с черными тонированными стеклами. По периметру поместья и в близлежащих районах действительно стояло много тяжелого вооружения и живой силы в режиме боевой готовности. Гражданское население, по всей видимости, эвакуировали из близлежащего района.
— Это надо же! На задержание хрупкой беззащитной женщины вышло столько подразделений и техники, что любую страну средних размеров захватить без особого труда можно было!
Командир группы захвата, одетый в бронежилеты с ног до головы, легко парировал:
— Хоть Вы хрупкая и беззащитная, даже мне не по себе рядом с Вами. Никогда на задержаниях мне не было так страшно, даже когда стрельба была, и гибли люди.
— Мне это льстит даже. На колени!!! Головы набок!!! — последнюю фразу Эмма крикнула железным голосом.
У сильных и бесстрашных спецназовцев открылись рты. Казалось, их парализовало просто.
— Не ясно?! Лечь на пол всем!!!
Самый молодой боец не растерялся и выпустил в страшную даму импульсный электроразряд. Эмма тут же потеряла сознание и упала на пол. Пришедшие в себя конвоиры кинулись на нее одновременно всей гурьбой. Бесчувственная дама была закована в несколько пар наручников по рукам и ногам, в рот вставили кляп, а на голову надели мешок.
Вначале было желание доложить об инциденте руководству, но побоявшись быть осмеянными, решили дружно забыть о происшествии. Однако было решено перевозить эту задержанную впредь только в закованном виде, с кляпом во рту и с мешком на голове. У видавших виды мужиков до сих пор тряслись руки и сердца выпрыгивали из груди.

2
Богатейшую даму страны доставили в изолятор при Дворце высшего правосудия. Сам Дворец занимал огромный участок земли в живописном месте центра Крайнсполя, рядом находилось морское побережье. В изоляторе содержались преступники, признанные судами страны и всеми апелляционными инстанциями заслуживающими смертной казни. Также сюда доставляли лиц по личному решению Высших судей без предварительного следствия и суда. Обычно заключенные проводили здесь не больше нескольких дней, пока не решится окончательно их судьба.
Условия в изоляторе были очень комфортные, а Эмму Айс поместили в лучшую Вип камеру, где условия соответствовали пятизвездочному отелю иностранного государства. Половину стены занимало большое окно с видом на море, однако оно не открывалось, а толстое бронированное стекло могло выдержать очередь из крупнокалиберного пулемета.
Вся одежда и украшения были сняты и сданы на хранение, Великую Госпожу облачили в льняную белую робу и бахилы. В таком же точно одеянии ей предстояло предстать перед Высшей судьей Афиной IV спустя пять дней. Эти пять дней бездействия в закрытом помещении стали самой настоящей пыткой для вольной действенной дамы. Она никак не могла привыкнуть к новой роли: всегда все пресмыкались у ее ног, а теперь ей самой предстоит это. Подлил масла в огонь постоянно повторяющийся инструктаж о поведении перед Высшей судьей, сильно напоминающий ее собственный инструктаж для новых рабов.
Рано утром пятого дня Эмму вывели из апартаментов, и перевели в подготовительный блок. Здесь ее тело было сковано за ноги и руки в специальную раму, полностью зафиксировано и обездвижено. Дальнейшие манипуляции проводились роботизированной техникой, женщина перестала принадлежать самой себе. Сперва в ее рот и прямую кишку одновременно были введены специальные зонды, в течении пятнадцати минут унизительной и болезненной процедуры происходило полное опорожнение и очищение желудочно-кишечного тракта. В ротовой полости было сделано несколько инъекций, и дама ощутила полную сухость. Слюноотделение прекратилось полностью. Еще бы, теперь при всем желании плюнуть или пукнуть в присутствии Высшей судьи не получится, ведь ничто не должно испортить настроения Ее чести. Затем женщина была подвергнута процедуре автоматической обмывки со специальным гелем. Еще пятнадцать минут это продолжалась, после чего тело высушили потоками воздуха, обдали эксклюзивными духами и облачили в новую белоснежную робу с бахилами. После этого Эмма увидела трех надзирателей, которые заковали ее в другую раму.
На этот раз дама оказалась на коленях в позе эмбриона. Обе голени и предплечья были зафиксированы по всей длине, на шею и голову надето специальное приспособление. Пока оно было свободным, Эмма могла произвольно поднимать и опускать лицо, однако по сигналу с пульта ограничитель прочно фиксировался и дальнейшие движения головы подсудимой определялись лишь нажатиями кнопок джойстика. Мисс Айс стало непонятно — зачем вообще был нужен инструктаж, который так настойчиво вдалбливали пять дней? Ведь после таких приготовлений и в таком фиксаторе в принципе невозможно сделать ничего запрещенного.
Рама с зафиксированной заключенной на специальном транспортере быстро переместилась в огромный зал, где было еще около двухсот таких же подсудимых, закованных в ожидании суда. Учитывая социальный статус Эммы, ее доставили последней. Фиксаторы голов арестантов одновременно пришли в работу, механические манипуляторы направили их лица в сторону центральной трибуны, где находилась главный секретарь Афины IV и вооруженные надзиратели.
— Внимание подсудимые! Сейчас вы по одному будете доставляться в зал Высшей судьи. Фиксаторы голов будут ослаблены, но вам запрещено отрывать взгляд от пола без команды Ее чести. После команды вы можете поднять взгляд, но не выше Ее ступней. Лишь если Она сама попросит, сможете взглянуть в Ее лицо. Голос подавать, только отвечая на вопрос. Про «искусственный ад» вам всем известно, так что, надеюсь, никто ничего не нарушит. Все, процесс пошел!

3
Специальные рамы с закованными подсудимыми одна за другой исчезали из зала за специальным шлюзом, но довольно скоро возвращались обратно. Процесс был отработан на «отлично» и не давал ни малейшего сбоя.
Вот пришла в движение и рама с Эммой Айс. Закрылся шлюз, женщина ощутила движение в лифте вверх, затем еще два шлюза и перед ней предстало большое помещение. Следуя инструкциям, дама не решалась оторвать взгляд от пола. Воздух был очень свежим, как на необитаемом морском побережье.
— Подними взгляд!
Эмма выполнила команду и увидела ноги Высшей ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)
наверх