Звезда поневоле

Страница: 10 из 13

неприятность, возможно, даже забавную. Та не поверила, но рваться в окно перестала и немного поуспокоилась.

Тем временем, в зале одноклассники собрали срочный совет и, по предложению того же философа, поддержанному всеми девчонками, решили не рассказывать никому полную версию происшествия, но сказать взрослым, что Фёдор Востриков толкнул Олю, когда она выполняла упражнение, та упала и сильно ударилась. Конечно, это решение было продиктовано не желанием выгородить хулигана, а стремлением пощадить чувства Оли, но было ли оно правильным — кто знает?

Олю отправили в больницу с подозрением на сотрясение мозга, но, к счастью, оно не подтвердилось, и её вскоре выписали. В гимназии был большой скандал, Федьку чуть было не исключили, но родителям его как-то удалось спустить дело на тормозах. Поговаривали, что отец его заплатил круглую сумму директору, а после этого так выпорол сына, что тот два дня не показывался в школе, а когда вернулся, то был тише воды и ниже травы.

Правда это было так или нет, никто не знал. Оля перевелась в другую школу и, кажется, там прижилась. Когда через пару лет, уже в выпускном классе, Валька случайно повстречала её в компании новых одноклассников, бывшую тихоню было не узнать. Она вела себя смело и раскованно и, кажется, слыла среди окружавших её парней первой красавицей. Но это было много позже, а тогда, после скандала, Федька пару дней вёл себя в школе более чем благопристойно, а затем осмелел, стал ходить гоголем, и Вальке стало ясно, что он не сделал для себя должных выводов, и вскоре от него можно ждать новых пакостей. Она решила, что надо проучить нахала, да так, чтобы ему было неповадно обижать тех, кто слабее. Пользуясь своим авторитетом среди девчонок, она собрала «боевую» группу, вместе они составили план и сами же реализовали его.

* * *

В тот день Валька на перемене послала ему записку, в которой предлагала встретиться вечером в школьном коридоре и поговорить. У неё были основания подозревать, что Востриков на эту удочку клюнет — последний год он что-то слишком много поглядывал на неё умильно и слишком часто околачивался где-то неподалёку. После скандала с Олей другой мог бы что-то заподозрить и как-нибудь обезопасить себя, но Федька был, ко всему, глуп и самонадеян, за что и поплатился. Они встретились после уроков в назначенном месте, и Валька сходу задала ему вопрос — чувствует ли он угрызения совести за то, что сделал с бедной Олей. Возможно, ответь он как-то иначе, согласись, хотя бы притворно, что был неправ и раскаивается, всё пошло бы по-другому. Но, повторяем, Федька был туповат, и в ответ на лице его расцвела самодовольная улыбка, а из его слов было понятно, что он чуть ли не гордится своим поступком, считая себя невероятно крутым. Это было последней каплей, переполнившей чашу. Оглянувшись и убедившись, что в коридоре больше никого нет, Валька достала из кармана приготовленный заранее электрошокер и нажала на кнопку.

Востриков взвизгнул и повалился на пол. Он был в нокдауне и явно не понимал, что произошло. Из расположенного напротив женского туалета высыпали девчонки, схватили оглушённого за что попало и поволокли обратно, в туалет. Связав пленённому руки за спиной и, на всякий случай, ноги и забаррикадировав дверь шваброй, они приступили к экзекуции. К этому времени Федька стал подавать признаки жизни и явного недовольства сложившейся ситуацией. Для начала, Валька взяла тряпку, которой вытирали с доски и давно не мыли, и показала её собирающемуся заорать пленному.

— Значит так, уродец, — сказала она, — будешь орать — засунем тряпку в рот. Да и не услышит никто — на этаже никого, кроме нас, нет. Понял?

Федька молча кивнул. Получить тряпку в рот ему не улыбалось, а сопротивление было, очевидно, бесполезно.

— Поскольку ты до сих пор не понял, что наделал, — продолжала Валя, — мы решили тебя примерно наказать. Для начала побудешь сам в Олиной шкуре. С этими словами, девочки обступили связанного узника и стали расстёгивать пуговицы его пиджака и рубашки. Когда рубашка распахнулась, их ждал сюрприз. На груди у Фёдора сиял золотом небольшой крестик, подвешенный на цепочке, очевидно, также золотой.

— Так ты, оказывается, верующий! — воскликнула одна из девчонок. — Ничего себе, по-православному ведёшь себя!

— А они все там, эти попы, кто педик, кто педофил, а кто просто мошенник, — заметила другая, видимо, имевшая зуб на представителей этой религиозной конфессии.

— Ладно, девочки, давайте не будем обобщать, — примирительно сказала Валя. — Из-за одного-двух уродов нельзя обвинять всех подряд. Лучше с этим придурком разберёмся. Я думаю, никакой он не верующий, а крестик носит, потому что модно, или для понтов. Отбирать мы его не будем, но уберём куда-нибудь — с этими словами она сняла цепочку с шеи пленника и засунула её вместе с крестиком в карман его пиджака. А затем, облизнувшись с коварной улыбкой, расстегнула пряжку Федькиного ремня.

— Не надо, пожалуйста, девочки, — заголосил тот, — я больше не буду! Ну не нааадо... — ныл Федька, в то время как ремень покинул его брюки, а те, в свою очередь, расстёгнуты и спущены ниже колен. Снять их совсем было затруднительно, поскольку ноги «арестованного» были связаны, а развязывать его девчонки не хотели.

— Не будешь? — притворно-ласково спросила Вера, одна из заводил женской половины класса. — Точно, не будешь, я тоже так думаю. Только слов-то ты не понимаешь, придётся нам применить другие меры, — она выразительно посмотрела на ремень, перекочевавший с брюк пленного в её руки. — Ну-ка, посмотрим, что у нас здесь? — с этими словами она взялась за резинку Федькиных трусов и, улыбаясь ему в глаза, медленно потянула трусы вниз.

Востриков покраснел и попытался присесть, чтобы затруднить ей задачу. Вера строго спросила, не хочет ли он получить ещё раз шокером. Нет, он не хотел. Тогда она посоветовала ему стоять прямо и не мешать. С явной неохотой, Федька выпрямился и позволил ей продолжить начатое. Трусы поползли вниз, обнажая плоский живот и курчавую растительность лобка. Затем Вера ещё раз взглянула пленнику в лицо, улыбнулась и быстро опустила трусы до самого низа. эротические истории sexytales Глазам собравшихся предстал сморщившийся от страха и унижения пенис и пара довольно крупных тестикул. Кто-то из девчонок прыснул — остальные тоже засмеялись.

— Что же ты, вроде такой крутой, а пиписька такая маленькая? — спросила Вера, желая ещё больше унизить нахального одноклассника. Тот побагровел, но ничего не ответил. Вера протянула руку и взяла в ладонь его яички, чуть-чуть сжав их для острастки. Федька дёрнулся и снова заныл.

— Смотрите, девчонки, что у него на ж... е, — громко удивилась одна из девочек, которой не хватило места для созерцания вида спереди. Большая часть общества заинтересовалась и перетекла за спину пленника. Вера повернула его спиной к окну, после чего велела нагнуться. Федька попытался было отказаться, но небольшое усиление давления на его половые органы быстро убедило его.

Филейная часть негодяя представляла из себя любопытное зрелище. От поясницы и ниже, чуть ли не до середины бёдер она была покрыта красными полосами. В некоторых местах, где физическое воздействие было, очевидно, наиболее интенсивным, поверхность посинела, образуя, таким образом, редкую цветную композицию в абстрактном стиле. Довершала картину маленькая татуировка в форме огнедышащего дракона в районе копчика. Судя по его положению, дракончик как бы только что появился на свет из близлежащего отверстия. Тату, разумеется, было создано до порки, но удачно вписывалось в окружающий ландшафт, делая картину эстетически завершённой. Кто-то из девчонок достал фотоаппарат, сверкнула вспышка и осветила не известное даже матёрым искусствоведам произведение изобразительного искусства.

— Так, приятель, что-то тут у нас слишком полосато, — с издёвкой произнесла Вера и, показав собравшимся ремень, остававшийся ...  Читать дальше →

Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

наверх