Звезда поневоле

Страница: 5 из 13

как перед прыжком в воду, и набрала номер.

Доктор ответил не сразу. Она, было, уже обрадовалась, что неприятный разговор откладывается, но в этот момент трубка зажужжала, и послышался знакомый бас.

— Здравствуйте, Игорь Матвеевич, — через силу произнесла наша героиня. — Я, наверно, согласна.

— Простите, а с кем я говорю? — осведомился голос на том конце. У Вальки возникло сильное желание повесить трубку, но она превозмогла себя и представилась.

— А, здравствуйте, Валерия, очень хорошо, что Вы позвонили. У меня через полтора часа заканчивается приём — Вы не могли бы подойти где-нибудь в конце — согласовать детали и подписать договор?

Валька согласилась. Она могла, вообще-то, и раньше, но настаивать не стала — видимо, у врача был кто-то записан. Решила пройтись и настроиться на разговор. В голове у неё крутились малоприятные мысли, и она сама не заметила, как оказалась перед дверью известного в микрорайоне заведения общественного питания с оригинальным названием «Котлетная». Сюда они иногда заходили с Пашкой, когда случалось немного денег и лень было идти в магазин. Заведение было известно в округе относительно низкими ценами и тем, что здесь могли налить из-под прилавка. Валя решила немного перекусить, сделала ревизию наличности и обнаружила, что ей хватает на бутерброд и стопку водки. Вообще-то, спиртным она обычно не злоупотребляла, но настроение было поганое, и надо было как-то расслабиться перед визитом в клинику. Она убедила себя, что ей просто необходимы 50 грамм для храбрости, и вошла.

Толстая тётка — хозяйка заведения — неодобрительно посмотрела на неё и спросила:

— А сколь тебе лет-то будет, красавица? Не рановато ли? — Было не совсем понятно, что она имеет в виду — возраст посетительницы или время дня.

— Двадцать два, — не сморгнув, соврала Валька. Та что-то пробурчала себе под нос, но достала гранёный стакан и плеснула туда огненной жидкости.

От выпитого у неопытной девушки перехватило дыхание; когда оно немного восстановилось, она закусила бутербродом, немного посидела ещё и пошла к выходу. Голова слегка кружилась, но настроение заметно улучшилось.

Выйдя на улицу, Валя достала мобильник и посмотрела на часы. Пора было идти на «свидание» к эскулапу. Она села на удачно подвернувшийся автобус, чтобы подъехать три остановки до клиники. В автобусе было душно и укачивало. Валька почувствовала, что её мутит, и вышла на остановку раньше. До клиники было недалеко, но после небольшой пешей прогулки она почувствовала себя лучше.

Доктор ждал её, преисполненный важности. Видимо, он был доволен её согласием и излучал доброжелательство. Однако, когда Валька подошла к его столу, он нахмурился и сказал:

— Валерия Ивановна, Вам предстоит в ближайшее время операция, и хотя она считается не очень сложной и опасной, я хотел бы Вас предупредить — два дня перед операцией Вам категорически нельзя принимать алкоголь. Вы понимаете?

Валька покраснела до ушей. — Унюхал, чёрт, — подумала она, но вслух тихо произнесла: — Да, конечно.

— Ну ладно, — смилостивился врач, — коли понимаете, давайте, читайте контракт, — он протянул ей несколько сколотых листов бумаги, — и будем подписывать. Кстати, Вы на анализы записались?

— Нет, не успела ещё.

— Ничего, сейчас запишем. Завтра с утра можете?

Валька согласилась. Доктор снял трубку и стал кому-то длинно рассказывать, какие у неё нужно взять анализы. Она не слушала, а пыталась вчитываться в контракт. Буквы немного плясали и раздваивались. В общем, всё было так, как ей говорил доктор в прошлый раз. Немного странным показался ей пункт об ответственности сторон, где было сказано, что при досрочном расторжении контракта одной из сторон эта сторона выплачивает неустойку, и была указана пятизначная сумма. Она спросила Игоря Матвеевича, что это значит, и он пояснил, что если, например, фирма, снимающая фильм, отказывается от спонсорства, то она должна будет выплатить соответствующую сумму, так что она, Валерия, окажется даже в выигрыше. Она поинтересовалась, как тогда будет с операцией, и он заверил её, что операция в этом случае будет выполнена, поскольку деньги на неё можно будет взять из неустойки.

Тогда она спросила, что будет, если она откажется от съёмки, но доктор ответил что-то не очень понятное по поводу того, что она ведь заключает договор не для того, чтобы от него отказаться, а затем обратил её внимание на следующий пункт договора, в котором было написано что-то про гонорар. Получалось, что ей не только оплачивали операцию и подготовку к ней, но и выплачивали «сверху» довольно приличную, как ей показалось, сумму. Валька размечталась было, на что можно будет потратить эти неожиданные деньги, но доктор вернул её на землю.

— Ну что, Валерия Ивановна, Вы готовы подписывать?

Обращение по имени-отчеству в который уже раз обескуражило её. С одной стороны, она понимала, что надо бы внимательно дочитать контракт до конца и уяснить все неясные или спорные моменты, но Игорь Матвеевич излучал такую уверенность и надёжность, что она сдалась. Как будто со стороны она услышала своё согласие, и ручка оказалась у неё в руках, после чего ей ничего не оставалось, как поставить свою подпись. Доктор подал ей ещё два экземпляра контракта, как он сказал, для клиники и для спонсора, и их пришлось тоже подписать. После этого он напомнил ей, что она должна прийти завтра с утра на анализы, и пообещал отдать ей завтра же подписанный экземпляр контракта, а затем попрощался.

* * *

Дальше события покатились помимо её воли. На следующий день Валька сдала нужные анализы, прошла исследования и получила свой экземпляр. Перечитывать контракт ей не захотелось — там было много мелких букв, к тому же он был уже подписан, и ничего, видимо, изменить было нельзя — ведь денег на неустойку у неё всё равно не было. Показывать контракт было некому — с Пашкой она рассталась, и его это дело больше не касалось, а подруга, похоже, на неё обиделась. О том, чтобы открыться матери, не было и речи. Пара дней до операции промелькнули, как в каком-то призрачном сне — она куда-то ходила, с кем-то разговаривала, по вечерам пялилась в телевизор, но смысл происходящего от неё как-то ускользал. Неожиданно наступил день операции.

Накануне она поужинала рано. Утром очень хотелось поесть, но строгий запрет, наложенный врачом, не позволил Вале этого сделать — пришлось ограничиться стаканом воды. Она долго стояла под душем, невольно пытаясь оттянуть неприятный момент. Посмотрев вниз, она увидела волосы у себя на лобке и подумала, что их, кажется, полагается сбривать. Правда, доктор ей ничего про это не говорил. К тому же, бритвы у Вальки не было, а отправляться за ней в магазин было уже поздно. «Ладно, так сойдёт» — подумала она и выключила душ.

На лестнице ей повстречался сосед. Это был мужчина, на вид лет 25—30, не очень давно переехавший в их дом и ничем особо не примечательный, кроме, быть может, густых чёрных усов, придающих ему сходство с Валькиным котом. Известно о нём было совсем немного, даже имени она не знала. Кажется, сосед жил один, во всяком случае, она ни разу не встречала его в компании. Впрочем, усатый незнакомец мало интересовал её, поскольку казался ей, вчерашней школьнице, слишком взрослым, да к тому же у неё был Пашка. Был, да. Она рассеянно кивнула соседу, тот поздоровался в ответ.

Придя в клинику, она надела бахилы и отправилась прямиком в знакомый кабинет. Администратор клиники посмотрела на неё как-то странно, но ничего не сказала. Видимо, все бумаги были уже оформлены. На двери кабинета висело объявление: «Извините, сегодня приёма нет». Валя удивилась и хотела уже идти назад к администратору — выяснять, что случилось, но сначала решила постучаться — может быть, объявление её не касается. Знакомый бас откликнулся из-за двери, и она неуверенно вошла.

Первым, что бросилось ей в глаза, был большой штатив в углу кабинета с установленным на нём устройством, в котором Валя не без труда ...  Читать дальше →

Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

наверх