Барские забавы

Страница: 1 из 8

Россия при Екатерине Великой была первой страной в Европе и Мире по уровню жизни, качеству жизни и темпам развития. Строились здания, крепости, дворцы, университеты, проводились экспедиции, выигрывались войны, свершались научные открытия. Жизнь кипела и была полна событий. Так воспринималась она жителями городов. Совсем другая картина была в деревнях и сёлах, в которых правили дворяне, наделённые абсолютной властью по отношению к своим крестьянам.

Барин — это вершитель судеб всех деревенских жителей. От него зависит как будет жить человек и будет ли он жить вообще. Одного его слова было достаточно, что бы размеренный и устоявшийся быт деревни, в один миг, был разрушен. Крестьяне боялись и почитали барина. Из уст в уста передавались истории и легенды о добром барине или о жестокости, злого.

Сосновка. Небольшая деревушка на окраине забытой богом губернии. Всего полсотни, с небольшим, домов, да прилегающими к ней отдалёнными хуторами. В деревушке даже не было своей церкви и кузницы, и даже часовни, жителям приходилось ходить за 35 вёрст в соседнюю барскую деревню, где стоял храм. Жители занимались в основном сельским хозяйством, да охотой с рыбалкой. Животина выращивалась для своих нужд, да в счёт оброка для барина. Но народ жил хорошо, всего было вдоволь и в достатке. Командовал деревней назначенный барином староста, милейшей души человек. А сам барин бывал в деревушке только раз в году, на праздник. Праздник этот придумал сам барин, может и не придумал, а перенял у кого, но назывался он: «Охота на невест».

Толи воздух был в этой деревне особенный, а может почва какая заколдованная, но только вырастали девки, в этой деревушке краше всех на свете. Да в каждой семье их по штук пять было. Плоились деревенские, не обременённые дворянскими тяжбами и оброками, как кошки. Парней мало рождалось, а вот девки одна за другой, да росли не по дням а по часам. Девок много, а мужиков мало, вот и придумал барин способ как себя повеселить, да пользу принести, и казне своей барской, да люду деревенскому, чтобы не сидели девки в девках, а мужики на сторону не бегали.

Строго барин следил за тем, что бы в деревне не засиделась какая красавица в девках. Приезжал раз в год, всех девок строил, осматривал, шмакадявок вон гнал, а тех, кто формами своими, да красотами чресла его возбуждали, в список вносил. Самую красивую и статную, что приглянется с собой в центр забирал, а родителям девки откуп небывалый давал. Да такой, что родители только рады были, что барин забирал девку с собой. Побалует барин с девкой немного, а потом в жёны кому назначит, да приданным обеспечит. Хоть и пользованная, да часто и брюхатая невеста полагалась парню, но рад он был, такую взять, да с таким приданым, что и дом построить, и хозяйство завести сразу можно было.

Поэтому и ждали деревенские июльского дня, пуще Рождества, да готовились. Девок подбирали, да учили их, как себя краше преподнести, что бы барину приглянуться. А сами девки, да женихи их немногочисленные из деревни самой, в страхе ждали этого дня. Потьму как разлучить их могли запросто. И не быть Митяне с Мафаней вместе, потому как заберёт её другой по барскому указу во время праздника.

А сам праздник заключался в том, что после осмотра девок, описи и выбора деревенской красавицы, кричал барин громким голосом: «Побежали курочки, да побыстрее, а петушки следом! Кто кого догонит, тот того и потопчет, тот того с собой и заберёт!» И бегут девки в лес за деревню, по тропкам, да за кусты прячась в чащу лесную, а за ними, чуть погодя, парни из деревень соседних, наслышанных о красоте девок местных, да с барином приехавших с обозом, заплативших мзду великую, что бы участие в празднике принять.

Говорят, что цена участия аж по деньгам так рублей пять злотыми, пять лет работать — не заработать. Мечтающие о Сосновских красавицах, с младых лет на заработки уходили, да батрачили на заводах, и бурлачили и, даже, на прииски записывались, что бы плату внести. Но несмотря на дороговизну, собиралось в этот день не меньше десятка женихов. А невест подбиралось всегда чуть меньше. Хитрил барин, выгоду свою видел. В этом году не получилось забрать девку, на следующий опять захочет. Так и получалось, что некоторые неудачники только со второго, а то и с пятого раза невесту себе получали. Но барин хоть и хитёр был, но справедлив. Та девка, что убежать смогла, местному парню доставалась. Вот и тренировались девки тайком, и бегать и прятаться, места укромные в лесу подыскивали. А женихи их местные в этом помогали. И целовались они при этом и миловались, вот только ноги раздвигать, да елдак в щель пускать, ни как нельзя было. Карал за это барин нещадно. Вся семья на каторгу продавалась, а девка на скотник барский до конца дней своих, за свиньями ухаживать, без права рожать. Боялись люди этого и соблюдали указ.

А чтобы сомнений не было, что берегла девка себя, одевали на праздник белые тонкие сарафаны, специально шитые для сего дня. В них за кустом не спрячешься, белым пятнышком среди деревьев мелькаешь, да целомудрие пятном крови подтверждалось. Догонит парень девку, уложит, сарафан задерёт, да елдак свой ей в лоно запихивает. Главное елдак вставить, да целку сорвать, чтоб кровь пошла, тогда невеста твоя, можно забирать. А коли не догнал, да вырвалась девка, или елдак не крепкий оказался, и девица целомудрие своё уберегла, то остаётся она в Сосновке местному кавалеру на радость. А все остальные жители деревни следят за событиями, смеются, да над приезжими женихами надсмехаются, да девкам своим прятаться помогают. Шмакодявки мелкие, не признанные барином невестами, тоже в белых сарафанах по лесу бегают, женихов путают, да с пути сбивают. Вселиться народ, парни до изнеможения по лесу носятся, а девки, дрожа о страха, честь свою спасая, до самых сумерек в чаще скрываются. Кто утром с восходом солнца, в чистом сарафане из лесу выйдет, тот в деревне остаётся, да подарок от барина получает. А кого на руках вынесут, да в сарафане пятнах красных, ту на телегу себе кидает парень и везёт в дальние края, от родителей и подружек, жениха любимого. Радость и горе, вместе на этом празднике.

Вот и в этом году настал черёд девяти девок. Две из них Акулина, да Настасья, уже два года назад, были выставлены на обозрение барина, а Настасья чуть было не попала к нему в усадьбу. Настолько хороши были девки. Красавицы, каких свет не видывал, стройные, здоровьем пышут, глазками сверкают, грудь выставляют. Барин уже было хотел Настасью оприходовать, да кто-то из сельчан крикнул: «Да, девахе то 12 зим тока, барин! Порвёшь!», и засмеялся народ. А барин удивился, да ответил: «Ух ты, прям не верится, что малая такая, а по виду уж невеста! Что ж с тобой дальше то станет? Наверно слепить красотой будешь!» оставил девку на вырост, да другую девицу взял. И на следующий год, увидев что пуще прежнего расцвели девки не стал их в строй ставить, да в охоту пускать. Увидел барин выгоду великую. О красоте девок разнеслась молва по всей губернии, и поехали к нему женихи с богатыми выкупами. А барин и рад, казна полнеет, а труда никакого. Но в это лето настала пора выпускать девок в лес. А то прозовут обманщиком и губернатору пожалуются, несдобровать тогда.

У Акулины жених был Матвей. Сильный и крепкий детина. Плечи широкие, мышцы железные. Трудолюбивый и добрый. Ох как любили они друг дружку. Целовались и миловались, прячась от глаз людских. Уговаривал её Матвей бежать к разбойникам на Урал: «Будем сами себе жить, вместе. А то заберёт тебя какой злодей, да и не увидимся мы более!» Но боялась Акулина ослушаться слова родительского, отказывалась: «Нет Что ты!! Меня батюшка тогда проклянёт! Не будет нам счастья без благословения! Будем богу молиться, он сил моим ножкам придаст, да дорожку укажет, что бы спаслась я от чужеземца!»

А Настасью готовили для барина. Знали её родители, что приглянулась она ему. Значит в этом году заберёт её с собой, да подарков богатых оставит в замен. Потому берегли её как зеницу ока. Парней во двор не пускали,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх