Барские забавы

Страница: 7 из 8

некрасивой из всех в деревне, а тут вот, выбор на неё пал. Пока девка думала, парень уже из кармана масло достал, да давай им девкину щель мазать. «Что это ты делаешь, парень?" — обернулась Агрипина, почувствовав новые ощущения. «Так щель твою грею, да к ебле готовлю, что бы мягко елдак мой вошёл, да без боли огненной!» Намазывает он ей щель и чувствует девка, как тепло становится и промеж ног и внутри тела. И слабость приятная накатывает, словно выспалась и спокойно так становится, словно не в лесу она на карачках стоит, а на полоке в бане под веником нежится. А потом как зачесалось внутри тела её, да как заныло, аж дух перехватывает. Да так приятно и чувственно, что петь хочется. Задвигалась девка, рукой давай зуд снимать, да от прикосновений, он только сильнее становится, а по телу мурашки бегут, да сладость ещё сильнее становится. А парень смотрит, радуется, мазь действует, потекла девка, аж ручьи из щели текут, капельками на сарафан падают. «Что ты сделал парень! Я горю вся, прям зудит тело моё, да внутри! Внутрь всё чешется, что делать теперь?!" — испугалась девка новым чувствам, да спасения искать стала, вставляет пальчик в лоно, да не достать им до места ноющего. «Сейчас почешем тебя девка там, снимем зуд!" — успокоил парень Агрипину, приставил свой орган к её створочкам, да как вдарит. А девка как завопит, да не от боли жуткой, а от радости, прошёл зуд и жжение, да так приятно стало, словно медовухи выпила, голова кругом, да веселье по телу. А внутри тепло стало, да так нежно, что улыбка на лице расплылась. А парень давай наяривать, колом своим пещеру расширять, да зуд у девки снимать. Да так ловко всё делает, что девка заголосила на весь лес, словно песню запела. Ох приятно девке, сил нету в себе чувства держать.

Удивляется Настасья таким вещам. Говорили же что больно всегда в первый раз мужика в себя пускать, да тем более, что у лесника елдак, как кол заборный, объёмный да толстый, длинный, да с выступами, как пупырышки. «Наверно мазь волшебная!" — догадалась девка, да аккуратно, да незаметно, подкралась позади сношающихся, да в карман к леснику за мазью полезла. Интересно девке, что за мазь такая. Пока в карман лезла, увидеть успела, как елдак в щели Агрпининой двигается, да мешок с яйцами мужскими о лобок её стучит, да соки из девки текут. Ох как красиво всё. Не почувствовал парень в азарте, что в карман к нему залезли, да мазь выкрали.

Вытащила Настасья коробочку берестяную, открыла. А там мазь жёлтая, мёдом да мятой пахнет. «Ну им уже не надо, а мне в самый раз такая мазь пригодиться, коли не продержусь до утра!" — решила Настасья, да спрятала на теле коробочку.

Насладился парень Агрепинкой, вылился в неё, да приласкал напоследок. «Ох, хороша ты девка, ох сладкая! Внутри тебя словно нега! Наяриваешь тебя, словно мёд пьёшь, всё мало!" — довольно хвалит Агрепину парень. И девка счастлива, как хорошо же когда поимели тебя, да так сытно, да полно, что словно счастья в тебя налили, сочиться оно наружу, не умещается в теле. Видит Настасья, что Агрепина как кошка нежится да сладко постанывает, и самой уж хочется, но нет рядом других женихов. Повел парень девок из лесу, в деревню, идёт улыбается, счастью своему да везению радуется... Девку свою вперёд пустил, что бы идти и любоваться. Идёт Агрипина, бёдрами шевелит, да станом покачивает, словно ладья плывёт. Не прошли и версты, как парень девку за руку берёт, да за кустик, и оттуда опять стоны нежные, да покрикивания, Стоит Настасья, ждёт, когда натешатся молодые, а сама подглядывает. Интересно девке как люди любятся. Видит, лежит Агрепина на спине, да ножки свои в разные стороны раскидала, а между ними лесник задницей сверкает, двигает, да так резво и сильно, что тело девки под натиском дёргается. Ох, хорошо девке, аж до слёз пробивает. Смотрит Настасья, а у самой мокро делается, да чешется. Стыдно деке подсматривать за милующимися, да сил нет отвернутся. «Хоть бы кто меня нашёл, да на кол свой насадил, сил больше нету терпеть», — размечталась Настасья, да как назло, нет никого вокруг.

Налюбились парень с девкой, да опять пошли, а за ними Настасья идёт, завидует. «Вот Агрипинка, какая счастливая стала, такого мужика себе отхватила, хоть и в лесу будет жить, да в счастье!» — обидно девке, что не её выбрали, хоть и боялась она в начале. Вот и места знакомы показались, тропинки ранее топтаные, да кустики ягодные любимые. А потом и на деревню вышли. А там уже праздник кипит во всю. Народ веселиться, радуется. Встречают парня с Агрепиной криками добрыми, да похвалой. А на Настасью с удивлением смотрят, ничего не говорят, сарафан осматривают, крови не видят, и жениха рядом. Как поняли деревенские, что Настасья целой вернулась из лесу, что не порвали её, так тут же местные парни сбежались, и давай вокруг неё виться, да себя предлагать. Но разогнали их старожилы да староста, не по правилам это. Выбор девка делать должна, только после того, как все из лесу выйдут.

Стали остальных ждать. До темени все и вышли. Все с невестами, да в сарафанах кровяных пятнах. Ведут девок женихи, улыбаются, довольные собой и девками. Тут и барин из бани вышел, целый день там с Глашей развлекался. Довольный, добром так и сыплет. Стали люди невест считать, да женихов, не пропал ли кто, не заблудился. Все на месте, только нет среди празднующих Матвея с Олюшкой. Куда делись? Молчит Акулина и цыган молчит, не говорят ничего, словно и не знают, что парень с девкой на сеновале прячутся, сарафан кровяный меняют. Решил цыган не губить ни парня ни девку, пусть сами выпутываются, он своё счастье нашёл. Чуть позже Матвей, словно из под земли возник. Откуда пришёл, никто и не понял. Спрашивают, отвечает, да вот в амбаре задремал. А потом и Олюшка вышла из дому. «Не было же тебя дома! Как там оказалась?» — удивляется мать её. «Да там я была, на печи спала, умаялась я"_ говорит девка, да смело в глаза смотрит. Видит мать, что врёт девка, но не стала дальше пытать, тут она, да и ладно, а что, да как, потом разобраться и дознаться можно.

Пока Матвея и Олюшка к народу тайком выходили, сам народ уже выборы для Настасьи проводит. Всех желающих парней, да мужей вдовьих, кто на Настасью глаз положил, у реки выстроили. Всех девок малых вон выгнали, да те в кустах прячутся, подглядывают. Построились мужи, да портки скинули, да елдаки повытаскивали и давай их наяривать, в стойку приводить. А народ тем временем смеётся, над их мужскими качествами подшучивает: «Ой, какой малёк у тебя Степан!! Ты на него утром карася наверно ловишь?! Да ты то куда Егор, твой сучок засох совсем, бабку свою не мог порадовать, а тут на молодуху стойку делаешь! Эй, Афанасий, а не рано тебе в женихи то? Не стоит ещё наверно?». Одна шутка, за другой, да каждая ещё обиднее. Стоят парни да мужики и под смех и шутки пытаются стояк сделать. Не у всех получается, кто обиделся или смутился, весит хвостом, не подымается. Тех под смех вон гонят из строя. Вот уже десять осталось. У всей дюжины стоит орган вверх смотрит, гордо, не поддаётся шуткам да обидам. Тут и Настасью зовут, на выбор.

Подвели девку к строю, да говорят: «Ну вот самые крепкие мужики тут, делай себе выбор!» Смотрит Настасья на шеренгу мужей с членами стоящими, да аж сердце останавливается. Как солдаты на параде, да с оружием. А народ советы даёт, кого выбрать: «Николу бери, смотри какой у него длинный и витой! Как вдарит, так сразу насквозь и прошибёт! Лучше Луку выбирай! Глянь, каков его кабачок! Толстый и крепкий! Как вставит, так сразу запоешь! Михея смотри! У него и длина и размер хороши!» Ходит Настасья, выбрать не может. У того, толстым кажется, у того длинным, у третьего заросли такие, что страшно. Пока она выбор делала у троих опал корень, свисать начал. народ и рад этому, вон их гонит. Остались пятеро мужей. Один из них Михей. Вдовец. Жена при родах померла, да и ребёнок с нею. Тужил мужик десять лет, а тут вдруг, решил выступить. Народ удивил, да и себя тоже. Приглянулась ему Настасья. Давно на неё любовался, да подойти не мог, баринова же девка. А тут ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх