Город. Агония

Страница: 8 из 9

могу сдерживать стон и чувствую, как судорожно сжимаются стенки влагалища. Мое тело оседает, бедра сжимаются. Но Абрахам не дает нам рассоединиться, он с особой силой прижимает меня к себе и замирает, не давая мне вытолкнуть его орган из себя. Когда мои судороги утихают, он бедрами подталкивает меня вверх, но у меня нет сил, моя откинутая назад голова безвольно покоится на его плече. Одной рукой Абрахам массирует вход в мое влагалище, пока в него ныряет его член короткими, но сильными движениями. Другая рука почти до боли сжимает мой сосок. Я свожу колени и сжимаю их как можно сильнее. Абрахам напрягается, из его горла раздается глухой протяжный стон. Вскоре меня начинает накрывать новая волна, я пытаюсь оттолкнуть его руку, на пике возбуждения причинявшую боль моему нежному влагалищу, но он яростнее натирает складочки. Мы кончаем вместе. Его руки перестают мучить меня, я прекращаю вырываться и расслабляюсь в изможденном состоянии, Липа совершает еще несколько толчков, пока не чувствует, что вылил в меня все свое семя. После этого он легонько шлепает меня по ягодице, снимая со своего органа.

— Ты была неправа, удовлетворить тебя было не так трудно. Мне нравится, как ты отдаешься мужчине, уступая своему вожделению. Лою-Церберу повезло, что у него такая дочь.

Я не поворачиваюсь к нему и ничего не говорю. Впрочем, я всегда догадывалась, что он знает о моем истинном положении. Я краем глаза вижу, как обнаженный Абрахам подходит к столу и принимается писать. Когда я поднимаюсь на ноги, он протягивает мне лист, который дает разрешение мне и Яну покинуть город.

— Этим разрешением ты можешь воспользоваться сегодня или завтра, после этого я не могу гарантировать тебе, что оно еще будет в силе.

4.

У меня с собой нет ни денег, ни каких-либо вещей. И я знаю, что не смогу забрать их. Лой уже наверняка дома, он уже задается вопросом, где я пропадаю, если я вернусь, он уже не отпустит меня до утра. Я должна как можно скорее вырваться из этого города. Плевать на все и всех, если сейчас мы вместе исчезнем.

Я встречаю Большого Фрея у входа в большой угольный дом, он сам отводит меня в сторону, удивленный, что я тут делаю в такое время. Впрочем, он знает, что меня никто не тронет, ведь я женщина Лоя-Цербера, или его дочь, неважно. Дрожащей рукой я протягиваю ему бумагу с подписью Липы, и управляющий внимательно ее изучает. После этого он поворачивается ко мне.

— Не знал, что такие разрешения существует в нынешнее время. Что ты сделала, чтобы заслужить ее? — он хитро мне подмигивает. — Но на что она мне? Ее надо передать военным на границе.

— Ты должен отпустить человека, который находится в большом доме, потому что ему разрешено покинуть город.

— Да, разрешено. Но никто не может приказать мне открыть большой дом, как и шахты он не подпадает под юрисдикцию Липы, выше меня здесь только Сертоны. Если ты получишь их разрешение, я открою большой дом.

— Это не возможно, они не дадут такое разрешение. Им нет дела, — я почти кричу ему в лицо. — Должен же быть какой-то способ. Прошу тебя.

Большой Фрей смотрит в сторону большого дома в задумчивости, пожевывая губы.

— Я мог бы пойти тебе на встречу, но сейчас непростые времена. Я открою дом, туда просочится болезнь, кто будет отвечать, я могу все потерять. А когда я стану никем, Цербер первым разделается со мной, я ему буду слишком мешать. Пока он при власти, я не могу так рисковать.

— Лой вот-вот покинет гор... , — я обрываюсь на полуслове, когда осознаю то, что так глупо упустила. Лой покинет город, так же легко, как и мы. Что он будет делать дальше? Станет искать меня и Яна? Тогда он очень быстро найдет нас. Мы не проживем долго.

— Да, я слышал, что он хочет удрать, — продолжает мою мысль Большой Фрей, — вот только это все сомнительно, чтобы Лой-Цербер вот так отказался от той власти, что имел в этом городе. Он только в гробу покинет этот город.

Большой Фрей пристально смотрит мне в глаза, а я смотрю в землю. Он наклоняется ко мне близко-близко и шепчет на ухо:

— Сделай это для меня, и я открою для тебя большой дом, и ты сможешь забрать оттуда того, кого захочешь. Слово Фрея. Цербер сейчас осторожничает, никого к себе не подпускает, а тебя пустит. Не давай ответ сейчас, подумай, — он снова пристально смотрит на меня прищуренными глазами, — в конце концов, он так просто тебя не отпустит, ведь он питает сильную слабость к тому, что у тебя между ног.

И я понимаю, что он прав. Он открывает мне глаза на то, что смерть Лоя не является его условием, она является моей необходимостью. Пока он жив, мы не будем в безопасности. Но что я могу сделать? Я могу застать его врасплох, могу атаковать спящим, но у меня никогда не хватит физической силы, чтобы прикончить его, ведь в один миг беспомощный горбун превратится в разъяренного свирепого силача. Но я нахожу выход и иду искать Травку. Она нужна мне как можно скорей, чтобы я к полуночи успела вернуться, иначе Лой накажет меня.

Меньше часа спустя, вернувшись домой и закрыв за собой входную дверь, я набрасываюсь на Лоя и начинаю жадно целовать его. Он отвечает на мои поцелую, он даже и не переживал из-за моего отсутствия, его не охватывали ревность и подозрительность, и я вижу, что он не настроен овладеть моим телом, слишком многое тревожит его. Но я не могу отступить. Не обращая внимание на его попытки отойти от меня, я стягиваю с него штаны и опускаюсь на колени. Мои губы тут же обхватывают головку его члена и сжимают ее. Рукой я окольцовываю основание ствола, не давай Лою покинуть тепло моего рта.

— Вера, ты знаешь, что я всегда жажду твое тело, но сейчас у меня не получится подарить тебе облегчение. Городу сегодня вынесли смертельный приговор, мы должны успеть покинуть его. Тебе придется потерпеть, пока мы не будем свободны, тогда мы будем вдоволь наслаждаться друг другом. — Лой нежно обхватывает руками мою голову и аккуратно отстраняет ее. — Если ты так хочешь, я отправлю к тебе Мэкс. Она легко ублажит тебя языком, она это хорошо умеет.

— Я хочу мужской член, сильный и толстый, как твой, — говорю я, не выпуская его ствол из своей руки. — Может, ты отправишь ко мне одного из своих охранников, чтобы он вставил свой член в меня, пока мы оба не кончим.

Я знаю, что мысль о другом мужчине в моей постели оттеснит на второй план все остальные заботы, поэтому снова погружаю его член в свой рот и принимаюсь его с упоением сосать. Он очень быстро становится твердым и большим. Мне уже тяжело двигать языком по его кожице, перекатывать его от одной щеки к другой, теперь я просто скольжу плотно сжатыми губами, ощущая вздувшиеся вены и его кривизну.

Меня охватывает страх от того, что я должна сделать, мои рука, удерживающие теперь Лоя за ягодицы, чуть дрожат, мои нервные движения учащаются, и я без перерыва насаживаюсь ртом на его член. Лой не готов кончить мне в горло, он хочет войти мне между ног, поэтому выдергивает член из моего рта и поднимает меня на ноги. Он запускает свои руки под мою юбку и мнет мои ягодицы. Затем он прижимает меня спиной к стене и приподнимает меня за бедра. Я поддаюсь ему, мои ноги обхватывают его торс. Я облокачиваюсь спиной о стену, обхватываю его шею руками, и ощущаю, как он плавно насаживает меня на свой член. Я задыхаюсь от нахлынувших чувств и в тот же момент достигаю пика. Лой не останавливается, чтобы дать мне перевести дыхание, он прижимает меня своим телом к стене, целует меня в губы, трение основания его члена о мои возбужденные складочки причиняет мне сладостную боль после только что пережитого всплеска. Вскоре его движения становятся более интенсивными, и он ускоряется. Мои ноги, скрещенные за его спиной, дрожат от возбуждения и страха. Мои пальцы выдергивают из манжета рукава небольшую острую бритву. Я на мгновение прикидываю, где находится на его шее вена, из-за раны в которой он истечет кровью. Но лишь на мгновение, потому что знаю, что у него будет достаточно времени, чтобы убить меня, а смерть больше не входила ...  Читать дальше →

Показать комментарии (14)

Последние рассказы автора

наверх