Город. Агония

Страница: 6 из 9

Она прелестна — у нее невероятно милое личико, но ее лицо никого особо не волнует, она разменная монета в игре взрослых мужчин. Впрочем, сейчас на кону человеческие жизни, кому какое дело до девичьей чести. Я оборачиваюсь к Абрахаму, его взгляд устремлен на ее тело — ее длинную стройную шею, переходящую в покатые плечи, высокую небольшую грудь с торчащими в стороны небольшими розовыми сосками, полные ягодицы, длинные и чуть полноватые ноги. На мгновение меня охватывает жалость и нежность к этому созданию, напуганному, хочется шепнуть ей: «Беги и никому больше не верь». Но я напоминаю себе, как когда-то сама оказалась в руках мужчины, как встал его орган при виде моего совсем юного тела. Я воскрешаю в памяти те чувства страха и брезгливости, с которыми неразрывно связан мой первый любовный опыт. Меня некому было пожалеть, я была такой же жертвой, как и Энн сейчас. Так почему я должна дать волю состраданию, почему должна поступиться тем, что имело для меня столь важное значением. Ради чего? Только не ради того, чтобы она познала первую близость с достойным человеком. Ведь я могу быть лишена этого на всю жизнь.

Я кладу руки на плечи девушки и со всей нежностью поглаживаю их, то опускаясь на предплечья, то поднимаясь к шее. Ладони опускаются ниже и обхватывают груди, задержавшись на них, чуть сжимая и приподнимая.

— Твой будущий супруг просто счастливчик, — невероятно нежным тоном произношу я, и девушка еще больше краснеет, — Такое сокровище, правда, господин Липа?

Энн поворачивает голову и бросает быстрый взгляд на мужчину, который уже поднялся из кресла и приблизился к нам. Мои пальцы смещаются на маленькие соски и зажимают их, чуть оттянув вперед.

— Тебя ведь еще никто так не трогал, Энн? Знаю, что нет. Это приятно, невероятно приятно, когда так тебя касаются сильные мужские руки, тебе понравится, поверь. Сегодня ты станешь женщиной, ты будешь принадлежать самому нежному мужчине в этом городе. Он покажет тебе, как доставить удовольствие твоему будущему супругу, чтоб он смог оценить по достоинству то бесценное сокровище дома Сертонов, которое он с таким трудом выторговал у твоего отца. И о том, что сейчас произойдет, мы никому и никогда не скажем, это будет нашей тайной. Ты когда-нибудь видела мужское орудие, прячущееся между его бедер? Ты снова краснеешь... Это так трогательно.

Я протягиваю руку Абрахаму, и он подходит сзади к Энн вплотную. Его руки ложатся на ее талию, касаясь ее как можно нежнее, слегка поглаживая ее кожу, перемещаясь на живот, ближе к груди, пока ладони не обхватывают два полушария, а большие пальцы не вжимаются в соски.

— Не бойся, милая, доверься ему. Он любит тебя и знает, что делать, — я отступаю на шаг назад, — Сними с него одежду и полюбуйся его телом.

Абрахам разворачивает девушку лицом к себе и позволяет ее дрожащим рукам снять его бархатный халат. Теперь они стоят друг перед другом обнаженные, взгляд Энн упирается в его грудь, пока она не осмеливается несколько раз опустить его ниже. Абрахам ловит мой взгляд и кивает вниз. Я понимаю его и кладу руки на плечи бедняжки и надавливаю, заставляя ее встать на колени, ее лицо оказывается на уровне его полового органа, который покачивается между его мускулистыми ногами.

Я беру руку Энн и направляю ее, сначала проведя ею по внутренней стороне его бедра от колена до промежности, положив в руку его мошонку, показав как ласкать ее. Потом перевожу ее на подрагивающий орган. Он еще гибкий. При движении руки кожа начинает скользить по нему, открывая на конце головку. Энн широко распахнутыми глазами рассматривает мужской орган в первый раз в жизни, пока ее рука скользит по всей его длине, заставляя наливаться силой.

— А теперь поцелуй его, — велю я, сама удивившись холодности и твердости моего голоса, и Энн наклоняется и чмокает его в самую головку. Ее рука, охватывающая орган, чувствует, как он вздрагивает и напрягается еще больше, — а теперь обхвати его губами и пусти в свой рот, но не порань зубами, сжимай его губками.

Ненадолго замявшись, Энн открывает рот и вбирает в него головку. Стараясь не касаться ее зубами, она не спеша и осторожно двигает по стволу губами, ее язычок, пытаясь найти место во рту, прижимается к головке снизу, прижимая ее к небу. Ее неловкие движения и быстрый язычок приводят орган Абрахама в полную готовность — ствол толстый, длинный и очень твердый с ярко выраженными венами, а головка гладкая, скользкая и большая. Энн все глубже и глубже погружает ее в рот, подбадриваемая мной, указывающей ей, что она делает правильно, а что нет. По мере того, как движения ее губ и языка становятся правильными, Абрахам инстинктивно подается бедрами ей навстречу.

Страх, сковывавший Энн сначала, проходит, ей нравилось ощущать в своем рту этот подвижный сильный орган, от его прикосновения зарождаются не знакомые ранее разряды, которые сосредотачиваются у неё между ног. Мужской орган блестит от слюны, головка пропадает во рту Энн и на мгновение появляется обратно, чтобы снова быть приласканной нежными девичьими губками. Иногда девушка останавливается, чтобы по моей команде облизать мошонку или провести языком по всей длине органа от основания до самой головки.

Когда губы Энн снова смыкаются на стволе, и Абрахам ощущает, как ее язычок щекочет головку и очерчивает круги вокруг неё, из его горла раздается глухой стон. Девушка поднимает взгляд на него и продолжает играть языком, а затем с большой амплитудой погружает орган в рот, даря мужчине более сильные ощущения. Руками Липа обхватывает Энн за затылок, не давая ей отстраняться, но я сразу даю ему знак, напоминая, что он не должен напугать ее, пока дело не закончено. Меня сковывает страх, что в последний момент она передумает, и все будет кончено.

Но видно, что Энн нравится то, что она делает, нравится слышать, как мужчина стонет от ее ласк, к тому же, я знала, она когда-то была очаровано своим женихом, она со всем усердием насаживается ртом на орган, обхватывая его губами как можно крепче. Когда я велю ей задержать дыхание и расслабиться, она так и деалет, позволив Абрахаму притянуть ее голову ближе к его животу, насаживая ее горлом на орган, который исчез в ее рте почти полностью. Ей становится тяжело дышать, но она послушно терпит, по ее подбородку стекает струйка слюны, лицо заливает краской, когда руки мужчины отпускают ее, и твердый орган выскакивает из ее рта.

— Хватит, — велю я, убирая влажные волосы с лица подруги, поглаживая ее по щекам, — Мужчины любят, когда ты впускаешь их в рот как можно глубже, в самое горло. В первую ночь со своим супругом ты можешь показать ему, чему научилась, и он будет восхищен тобой.

Я киваю в сторону кровати, и Абрахам легко поднимает Энн на руки и относит на подготовленную постель, в изголовье которой я сама устроиваюсь, поджав под себя ноги. Он опускает юное трепещущее тело на шелковые простыни и склоняется к нему.

Нависая над совсем юной обнаженной девушкой, Липа победно любуется ею. Энн лежит под ним, закрыв глаза и сжав губы, в ожидании напрягая своё тело. Мужчина рукой проводит по гладкой бархатной ноге вверх до бедра, затем осторожно дотрагивается до её округлой груди, наслаждаясь её молодостью и упругостью. Сжимая крепче её груди, Абрахам впивается поцелуем в закрытый рот девушки, губами пытаясь разжать его. Когда ему это удается, его язык проскальзывает внутрь ее рта и устанавливает там свое господство. Энн полностью подчиняется силе победителя.

Тем временем я склоняюсь над парой, мои руки скользят по голове ее любовника, забравшись в густые волосы, и ложатся на его спину, лаская его напрягшиеся мускулы, его смуглую кожу, усиливая его страсть, пока его губы со всей силой терзают нежный рот моей подруги. Что будет думать она обо мне, когда осознает последствия своей доверчивости?

Когда Липа отрывается от нее, глаза девушки широко распахиваются, губки размыкаются, и она судорожно дышит. Он гладит ее по лицу, шее, ключицам и снова дотягивается до груди. Обводит пальцами ...  Читать дальше →

Показать комментарии (14)

Последние рассказы автора

наверх