Как меня женили. Часть 2: Влюбленный демон

  1. Как меня женили. Часть 1: Западня
  2. Как меня женили. Часть 2: Влюбленный демон
  3. Как меня женили. Часть 3: Званый ужин
  4. Как меня женили. Часть 4: Ее родители

Страница: 4 из 7

вставать, — улыбнулась она, прикрыв глаза.

— Хорошо, — вздохнул я и вышел.

Она тут же вскочила с постели и побежала в ванную, а я пошел в кухню, не без труда нашел в одном из многочисленных шкафчиков пакет с молотым кофе и турку и стал варить кофе.

Когда она вышла из душа в одном полотенце, я вернулся в спальню с маленьким подносом с двумя чашечками с кофе, сахарницей и несколькими бутербродами. У нее в холодильнике было пусто как в нашей съемной квартире, а кофе у меня сбежал, поэтому я обратился к отцу, чтобы он помог мне с завтраком. Он загадочно ухмылялся, пока я объяснял ему, что мне нужно и зачем. А потом до меня дошло, что я стоял совершенно голым посреди кухни на фоне незнакомого вида из окна. Я даже смутился.

Света одним махом выпила свою порцию кофе, сложила бутерброды в полиэтиленовый пакет и стала носиться по комнате, судорожно выуживая из общей кучи одежды свои вещи.

— Свет, ну, может, ты сегодня дома останешься? — ныл я.

— Извини, не могу, — прыгая на одной ноге и пытаясь втиснуть другую в сапог, ответила она. — Ты забыл, где я работаю? У меня ученики. К тому же сегодня педсовет.

Я вздохнул и растянулся на постели:

— Во сколько тебя ждать?

— Педсовет у нас в час пятнадцать, длится он, как правило, минут сорок. Значит, около двух... — она смешно закатила глаза к потолку и приложила пальчик к подбородку. — Ты будешь здесь или пойдешь домой?

Я пожал плечами:

— Пока не знаю.

— Просто у меня только один ключ, — пояснила Света. — Я оставлю его в прихожей на трюмо.

— Угу, — кивнул я.

— Закрой за мной, — она звонко чмокнула меня в щеку и, цокая каблучками, выбежала из квартиры.

Я вышел за ней в прихожую и щелкнул пальцами. Дверь послушно закрылась, и замок провернулся.

Я вернулся в спальню, лег на кровать и закутался в одеяло. Я чувствовал какое-то необъяснимое облегчение, будто с моих плеч свалилась гора. Под одеялом было тепло и уютно, солнце ласково пригревало лицо. Я закрыл глаза и позволил трепетной утренней дремоте навалиться на меня.

Мне снился чудесный сон. На мягкой ярко-зеленой подушке изо мха сидела обнаженная Светлана. Рядом с ней стоял наполовину скрытый от моих глаз Единорог. Света нежно перебирала его тонкую белоснежную гриву и гладила его шею, а он, благодарно прикрыв синие глаза, вылизывал шелковистым розовым языком ее щеки, плечи и грудь. Она смущенно улыбалась и краснела всякий раз, когда разгоряченный язык нашего покровителя касался ее взбухших сосочков...

Из сладостного сна меня выдернул странный звук — будто в замочной скважине проворачивался ключ. Я резко раскрыл глаза и сел на постели, отгоняя остатки видения. Замок щелкнул еще раз и дверь тихонько скрипнула. Солнце было еще довольно низко, значит, это не может быть Светлана. Кроме того, ее единственный ключ лежит на тумбочке в прихожей.

Я быстро наложил на себя заклинание невидимости, забросил вещи на постель и накрыл их одеялом. А затем выглянул в прихожую.

Он стоял возле двери, поставив грязную клетчатую сумку на пол, и разувался, оперевшись левой рукой о стену. Мне совсем не понравилось, что в ее квартиру вот так в ее отсутствие может войти посторонний мужчина, но я решил подождать, что произойдет дальше.

Он разулся, поставил свои грязные стоптанные ботинки у двери и шагнул в комнату. Это был среднего роста очень полный мужчина с редкими темно-русыми жирными волосами, уложенными на пробор, и невнятным лицом. На нем был желто-коричневый свитер, брюки того же гнусного цвета и дешевые драные носки. Незнакомец воровато огляделся, заглянул в кухню и замер возле комода. Дрожащими руками он вытер пот со лба, а затем выдвинул средний ящик, опустился перед ним на колени и вынул оттуда нечто. Я сначала не понял, что он делал, но когда он знакомым жестом поднес это нечто к лицу, у меня внутри все прямо вскипело от негодования. Да как он смеет, долбаный извращенец!

Я вышел в ванную, снял заклинание, обернул вокруг бедер полотенце и вернулся в комнату.

— Что здесь происходит? — грозно спросил я, глядя на него.

Он аж подпрыгнул от неожиданности и развернулся ко мне, все еще сжимая в руке ее трусики.

— Кто вы такой? — проговорил я, глядя на него из-под нахмуренных бровей.

Он вдруг осел на пол, уперся спиной в комод и закрыл выдвинутый ящик.

— Я... я... — мямлил он.

Мне хотелось заставить его ползать на коленях, размазать по полу, убить. Этот смертный посмел покуситься на мою невесту! Он прикоснулся к ее вещам, осквернил своей похотью ее нежный образ! Не будет ему пощады!

— Кто вы такой? — медленно повторил я, а мои руки непроизвольно сжались в кулаки.

— Я... я... — продолжал мямлить он, закрывая голову и лицо руками. — Я... хозяин...

Стоп! Нельзя. Нельзя убивать его. По крайней мере, здесь точно нельзя. Если Света узнает — а она узнает — она меня больше видеть не захочет. Черт! Но и безнаказанным его отпускать нельзя.

Что делать? Где же дед со своими человеческими советами?

Я мрачно протянул руку. Толстяк в недоумении посмотрел на мою ладонь, потом на свою, в которой он все еще сжимал ее трусики. И вложил этот кусочек ткани в мою руку.

— А теперь выметайся отсюда, и чтобы я тебя больше здесь не видел в отсутствие Светы.

Он часто закивал, встал на четвереньки, несколько секунд стоял так, будто соображая в какую сторону ему идти, затем вдруг резко подскочил, выбежал в прихожую, собрал свои манатки и босиком выскочил на лестницу.

Я усмехнулся и закрыл за ним дверь.

— Браво, малыш, — услышал я из спальни голос деда, — свой первый экзамен на человечность ты сдал на отлично.

— Ты все это время был здесь, — улыбнулся я, войдя в комнату и найдя его парящим над постелью в полулежачем положении.

— Ну да, — он улыбнулся мне в ответ. — Я же должен присматривать за вами. А зная твой вспыльчивый нрав, с тебя вообще глаз нельзя спускать.

— Ты знал, что она согласится?

— Я не знал, что ты решишь дать ей возможность выбрать. Это само по себе уже о многом говорит. Это значит, что я, как минимум, не просчитался, когда поставил на эту лошадку. А судя по тому, что на часах полдень, а ты все еще в ее квартире и уходить, по-видимому, не собираешься, она тебе действительно понравилась. В противном случае здесь бы уже было с полдюжины проституток разного возраста и калибра...

— Не называй ее лошадкой, — прервал я его.

— Прости, — он довольно ухмыльнулся. — Мне приятно это слышать. В другой ситуации ты бы не обратил ни малейшего внимания на то, как я о ней отозвался.

— Зачем тебе все это?

— Разве не очевидно? — он сел в воздухе и пожал плечами. — Я хочу женить тебя.

— Зачем? — я откинул одеяло и стал одеваться.

— Мне не нравится твое отношение к женщинам, — вдруг проговорил он серьезно. — Они для тебя вещи, инструменты для исполнения твоих желаний. С таким отношением ты никогда не женишься. Я бы не особо беспокоился об этом, если бы не одно обстоятельство — ты наследник престола, будущий король. Рано или поздно тебе все равно придется жениться. Разумеется, жену бы тебе подобрали советники, ты бы с удовольствием показался с ней пару раз на людях, возможно, даже переспал бы с ней разок для проформы, но потом... Ты бы не смог хранить ей верность и вместо государственных дел просиживал бы сутками в публичных домах. Это недопустимо, Шейн. Фигура такого масштаба обязана если не быть непогрешимой и идеальной, то, по крайней мере, соблюдать внешнюю пристойность. Вспомни, хотя бы своего прапрадеда.

— Ага, образец пристойности, — прыснул я

— Не нравится, вспомни Рэндома.

— Ладно, уговорил. Но я ведь и ей не смогу хранить верность вечно. Рано или поздно она тоже мне надоест.

— Возможно...

— К тому же, она в любом случае умрет раньше меня...

— Кто сказал?

— Ну, она же смертная, — я посмотрел на него с недоверием. — Или нет?

— Но ты ведь заметил ...  Читать дальше →

Показать комментарии (25)

Последние рассказы автора

наверх