Юлька

Страница: 5 из 8

тепла, тем самым сгладив невольную бестактность с её стороны. Я благодарно улыбнулся и сжал её пальчики в ответ — всё, мол, нормально, прорвёмся как-нибудь. А про себя же подумал: нет, не зря я её высматривал на остановке все эти недели...

— Вы долго вместе жили? — тихо спросила девушка.

— Три года... Ладно, давай не будем. — Я с усилием отнял свою руку, хотя мне так не хотелось этого делать. — Ну а ты с кем-нибудь встречаешься?

Как же я хотел, чтоб её ответ был отрицательным! Как я на это надеялся!... Юля смущённо глянула на меня, затем отвернулась к окну и после некоторого раздумья произнесла:

— Ну... как бы нет...

— Это как понять? — почти весело спросил я, хотя в тот момент мне было не до веселья — просто уж очень забавной показалась эта формулировка в устах юной девушки.

— Ну... есть один знакомый, — с паузами в голосе произнесла Юля. — Мы с ним общаемся. Иногда проводим вместе время... Иногда целуемся.

— Так это и называется «встречаться», — невольно удивился я девичьей наивности, хотя в душе неприятно заныло. Девушка как-то странно, почти исподлобья на меня посмотрела и снова отвернулась.

— Да какое там «встречаться», — проговорила она через время. — «Встречаться» — это когда всё серьёзно, по-настоящему. А тут...

Я хмыкнул:

— Дааа, странные же у вас, у девчонок, понятия бывают, если честно... Он тебе нравится?

— Нууу... — как-то неуверенно протянула девушка. — Он прикольный, весёлый. Сильный. С ним интересно...

— Ну так всё же ясно, Юль...

Девушка оторвала взгляд от окна и испытующе посмотрела на меня:

— Ясно... А мне вот, например, ничего не ясно.

Я пожал плечами:

— Странно. Что ж тут может быть sexytales.org неясного, если вы с ним даже целуетесь?

— Ну и что, что мы целуемся? — с еле уловимым раздражением проговорила Юля. — Это что, разве что-то значит? Мы вон, девчонки, у себя в группе друг с другом по десять раз в день целуемся — так что, мы теперь лесбиянки, что ли?

— Юль, ты такая смешная, — не удержался я. — Целоваться с девочкой при встрече и с парнем, гуляя с ним — это всё-таки разные вещи. Сколько ж тебе лет, что ты так рассуждаешь, а?

— Не маленькая, не бойся, — огрызнулась девушка. — Не надо считать меня наивной дурочкой, я этого не люблю. — С языка у меня уже готово было сорваться что-то типа «Так не веди себя так, чтоб тебя такой считали», но я сдержался. А девушка продолжала: — Мне просто нравиться целоваться. Особенно с хорошими людьми. Это классно и приятно. И улучшает настроение. А у меня оно не всегда хорошим бывает... И потом — поцелуй ведь ничего не значит.

— Что, совсем-совсем ничего?

Девушка не ответила, допила свой чай и... Дальше произошло то, чего я никак не мог ожидать: Юля изящно соскользнула со стула, подошла ко мне, слегка наклонилась и нежно поцеловала в губы. Затем, оторвавшись и глядя прямо в глаза глазами с зажегшимися внутри них странными огоньками, тихо проговорила: «Видишь? Ничего ж не значит... « После чего весело рассмеялась и выскочила из кафе.

Я проводил её фигурку обалдевшим взглядом, и только когда она скрылась в зимней темноте, посмотрел на часы и пулей вскочил с места: вот-вот должна была подъехать моя маршрутка. Чертыхнувшись, я выскочил из кафе, и вовремя: Юлин силуэт уже скрывался в подъехавшей машине. Я быстро перебежал дорогу и успел вскочить в маршрутку в самый последний момент, подставив ногу в закрывающуюся дверь. Схватившись за поручень, первым делом окинул салон взглядом, пытаясь увидеть девушку, но в темноте и привычной толчее это оказалось практически невозможно...

* * *

Я видела, как он заскочил в маршрутку. Я даже представила себе этот взгляд, которым он искал меня. Хорошо, что она была забита, как обычно, и он не увидел меня — я не собиралась ничего ему объяснять, даже если бы и знала, что сказать. Хорошо, что я маленькая и худенькая — в любую форточку пролезу. Иные девки плачутся на то, что их парни не замечают — то грудь, мол, маленькая, то ещё что-то — а мне — всё в самый раз. Никогда на свою внешность и формы не жаловалась. И хорошо, что даже в селе живут воспитанные парни — один из них, мой знакомый, уступил мне место в этой давке, и я смогла слиться с темнотой и затеряться среди пассажиров. Всё было хорошо, кроме одного...

Зачем я его поцеловала? Что я хотела доказать? Дурочка...

Вот он стоит, чуть сутулясь, придавленный к двери маршрутки, в трёх рядах от меня, пытается пристроить свою рабочую сумку так, чтобы она никому не мешала, и при этом умудряется время от времени окидывать взглядом салон и близстоящих людей. Но мне повезло — я хорошо спряталась. Какой он смешной всё-таки... и милый. Даром что ему... да под тридцатник, наверно. Вот интересно, как мужчины умудряются быть одновременно такими серьёзными и смешными?

И интересно, он когда-нибудь улыбается? Мы виделись с ним всего три раза, и я не помнила, чтобы он хоть раз улыбнулся. У него всегда очень серьёзное лицо — наверно, такие лица бывают у людей, которые давно ни во что не верят. Ну, я это понимаю — расставание с женой по-разному переживается. Мне кажется, что я могу сравнить — ведь при живых родителях я тоже в одиночестве. А ведь ему бы очень шла улыбка. Особенно в сочетании с вот этим жестом, когда он протягивал мне стаканчик с чаем — тогда, в ноябре...

От воспоминания об этом случае у меня так закружилась голова, что я прикрыла глаза. Нет-нет, никаких фантазий, никаких таких глупостей типа любви с первого взгляда и прочее там, никакого обморока от умиления — но вот эта... человечность... когда все привыкают быть сами за себя, и по-другому нельзя... Ведь поневоле запомнишь человека, который пытается тебя согреть в то время, когда ему самому нужно тепло.

Интересно, спросила я себя, а мой Валерик бы так смог?

Хм... А ведь и вправду интересно. Ну да, он какой-то... грубоватый. За словом в карман не лезет. Но какой-то безбашенный. С ним и в омут весело прыгнуть. И вообще весело... Но вот смог ли бы он вот так вести себя с незнакомой девушкой?... Или — просто с незнакомым беспомощным человеком?

Я так и не смогла себе ответить на этот вопрос, даже когда ощупью шла по обледеневшей дороге к маминому дому. И, уже поев, перекинувшись несколькими словами с мамой и её новым мужем и ложась спать, вдруг подумала: интересно, а каково жене того Сергея было с ним жить?..

И как только я поняла, что всерьёз об этом думаю, я тут же постаралась заснуть и выбросить все эти мысли из головы. Всё, хватит! Романтики понемножку! Я и так, по-моему, залезла не туда, куда надо...

* * *

Только после этого случая я вдруг осознал, что никогда не встречал Юлю в утренней маршрутке. В принципе, в этом было мало удивительного: полусонный мозг, хоть и пытается обработать увиденное, но уж никак этого не осознаёт. Но мне вдруг захотелось узнать — когда же она возвращается от матери?

Для чего, зачем? — чёрт возьми, да просто мне её хотелось видеть! И чем чаще, тем лучше — в этом я уже мог себе признаться.

Однако Юля снова исчезла — и снова появилась ровно через две недели.

Как и в прошлый раз, увидев знакомый силуэт, я невольно ускорил шаг... и, лишь подойдя поближе, понял, что в картине присутствует незапланированный персонаж. Широкие плечи, коротко стриженый, среднего роста... во времена моей неформальной юности таких называли «быками». Как их сейчас называют, особенно девушки, я не знал, и владеть этим знанием мне особо не хотелось.

Этот самый «бык» — персонаж стоял спиной ко мне, по-хозяйски обнимая Юлю. Она буквально тонула под его руками. Нравилось ей это или нет — её лица я разглядеть не мог, да, собственно, и не пытался. Стараясь не смотреть на них, я боком прошёл к противоположному краю остановки и встал так, чтобы высматривать маршрутку, в то же время не выпуская их из поля зрения. По правилам хорошего тона я вообще не ...  Читать дальше →

Показать комментарии (30)

Последние рассказы автора

наверх