Гуси-лебеди. Часть 1

Страница: 3 из 9

мало, и я чувствую, как его палец прижимается к влагалищу и мягко массирует кожу.

— Ну, давай, Оле, — шепчет Олег, — еще разок. Для меня.

Это выше моих сил и очередная волна животного наслаждения заставляет меня выкрикивать его имя.

Теперь я понимаю, что такое наркоманский «приход». Это когда каждый нерв тает от удовольствия, каждая клетка получила свою дозу и сейчас млеет от небывалых ощущений.

Олег стоит передо мной на коленях между моих раскинутых ног и загадочно улыбается. Он полностью одет, но я заметила это только что. Мне кажется это странным, но не более того. Я очень хочу раздеть этого мужчину.

Приподнимаюсь, подаюсь к нему ближе и протягиваю руки, чтобы расстегнуть ремень джинсов. Что за черт? Опять он меня останавливает.

— Не так, малышка, — шепчет мне, — не так. Послушай меня...

Держа меня за запястья, смотря прямо в глаза гипнотическим взглядом, он объясняет мне КАК это надо сделать. И вновь я испытываю лишь слабое удивление. Он стал для меня Богом, ему позволено все.

Он садится на постели спиной ко мне. Снимает резинку с волос, и я зарываюсь лицом в пушистые пряди поседевшего каштана с терпким запахом соленого океанского ветра.

Прижимаюсь к джинсе рубашки горячей грудью и стараюсь унять неуспокоенное дыхание. Одной рукой обнимаю его за живот, а второй медленно исследую мышцы груди, опускаясь все ниже. Дойдя до границы, обозначенной пряжкой ремня, мои пальцы вздрагивают, Олег направляет их сам. Туда, где живет его страсть.

Осторожно расстегиваю ремень и ширинку, пытаюсь проникнуть внутрь и боюсь сделать ему нечаянно больно. Оттягиваю резинку трусов, чтобы наконец-то взять в руки то, что мне полагается по праву, и...

Обнаруживаю, что он абсолютно не возбужден. Это становится шоком. Настолько, что я пытаюсь отстраниться, но Олег удерживает меня, опять схватив за запястья.

— Не останавливайся, пожалуйста, — выдыхает хриплым шепотом. — Только молчи. Ради Бога, молчи.

Я ласкаю его долго, осторожно стискиваю пальцами, подушечками касаюсь головки. Учащающееся дыхание мужа показывает, что моя работа не проходит даром. Возбуждение приходит к нему медленно. Я чувствую, как кожа отходит, обнажая гладкую плоть, и под моей рукой выделяется смазка.

Олег дышит все резче, выпуская воздух из легких сквозь сжатые зубы короткими стонами.

Через несколько секунд моя ладонь наполняется его влагой, и муж негромко вскрикивает. Вздрагивает, отстраняется от меня, встает с постели и застегивается, так и не повернувшись.

— Полотенце под подушкой, — говорит спокойно.

— Олег...

— Молчи, пожалуйста.

Все. Он выходит из комнаты, и я слышу, как в ванной максимальным напором льется вода.

***

На родительской кухне уютно, как в детстве. Мама заваривает чай и смешно суетится. Она осталась совсем одна, бедняжка.

Мне становится стыдно. Я пришла впервые после свадьбы.

— Как у вас дела? — спрашивает мама. — Надеюсь, доживу до внуков?

Она тихо смеется, но я вздрагиваю. Сказать о том, что я до сих пор девственница? Боюсь, ее милое доброе сердце не выдержит.

В тот первый вечер после нашей странной близости Олег вышел из ванной в одних трусах. И я впервые увидела его без одежды. Он был прекрасен.

— Я могу только так, — ответил он на все невысказанные вопросы. — Извини, Оле, знаю, что должен был предупредить, но слишком люблю тебя. Боялся, что это оттолкнет тебя навсегда. Если уйдешь, я пойму.

Я не ушла тогда, не собираюсь сейчас и вряд ли уйду после. Я тоже слишком люблю его.

Через неделю я узнала, что он играет в футбол. Полузащитником. Приходила на каждый матч и любовалась.

А все продолжалось. И я так же оставалось нетронутой. Девственно чистой и умирающей от наслаждения каждую ночь.

— Все хорошо, — отвечаю я. — Мы пока хотим пожить для себя, а потом подумаем о детях.

— Ваше право, — легко соглашается матушка.

И только в автобусе у меня на глазах выступают слезы. Что не так? С кем из нас не так? С ним? Но он возбуждается, хоть и тяжело, и доходит до развязки, как положено. Значит, может. Тогда почему? Почему я ни разу не чувствовала его желания к себе? Неужели я так дурна собой, что не способна вызвать у мужчины страсть?

Дома включаю свет в прихожей. Странно, Олег уже должен был вернуться. Но на вешалке нет куртки, а на полочке — кроссовок. Неужели сегодняшняя игра так затянулась? Я впервые не пошла на матч, потому что мама очень просила приехать.

Удивленно пожимаю плечами: на улице уже темнеет, кто же гоняет по полю в темноте? Решаю все-таки пойти к стадиону и захлопываю за собой дверь.

В фиолетовом сумраке июльской улицы слегка успокаиваюсь. Имеет право мужчина на бутылку пива с друзьями? Конечно, имеет.

Может мужчина отметить в баре победу в игре? Само собой, может.

Тогда почему мне так неспокойно? Почему на душе будто собаки воют? Почему в голову лезут всякие глупые мысли?

Останавливаюсь под фонарем и достаю из сумочки зеркальце. Нет, решаю через несколько секунд, я все-таки не уродина. Пусть и не выдающаяся красавица, но...

Запускаю пальцы в копну черных волос, что водопадом заволокли спину. Провожу пальцем по бровям над голубыми глазами. Не уродина, черт побери!

Стадион, конечно же, пуст. Сомнений в этом у меня не было еще у подъезда. Но идиотское желание найти мужа перевесило логику, с которой я и так не особо дружу.

Однако у обочины стоит припаркованный внедорожник и лицо мое расплывается в улыбке. Ну, конечно же... Или спит в машине, или слушает музыку. А я уже нагородила себе в голове черти что. Вплоть до давней любовницы.

Ускоряю шаг, подхожу ближе и уже хочу распахнуть дверцу машины, чтобы весело сказать:

— Привет. Не ожидал?

Однако странные звуки изнутри заставляют меня замереть. Не может быть? Все-таки я права, у него другая женщина. То, что доносится до моего слуха, ни с чем не перепутаешь. Это вскрики мужского наслаждения. Знакомые короткие стоны, с которыми мой муж приближается к экстазу. Сначала хочу убежать, чтобы залезть дома под горячий душ и смыть с себя эту мерзость. Но мазохистка внутри требует подойти и увидеть все своими глазами. Я хочу посмотреть, как мой муж ТРАХАЕТСЯ. Пусть не со мной, пусть с другой, но я хочу это видеть.

Подхожу к машине осторожно, как кошка на охоте за мышью. Летний вечер становится моим защитником. Он скрывает меня в ласковой темноте и позволяет приблизиться почти вплотную. Прижать лицо к стеклу машины и жадно заглянуть в ее нутро. Я впервые жалею, что у меня хорошее ночное зрение.

Мужа я вижу сразу. Он только в красных спортивных шортах, в которых играет в футбол. Мой цепкий взгляд отмечает каждую деталь: от его покрытой потом груди до дикого возбуждения, которое вот-вот разорвет собою ткань.

И я знаю, кто сейчас на разложенных задних сидениях покусывает соски моего мужа, заставляя того постанывать и мотать головой из стороны в сторону. Я знаю, в чьи волосы вплел пальцы Олег и ласково управляет процессом, приносящим ему неведомое мне удовольствие. Я знаю, кто запустил руку в шорты МОЕГО мужчины и медленными верными движениями доводит его до пика, куда мне приходится идти долгой тропой. Это вратарь их команды — Сергей.

Он поднимает голову, и они с мужем целуются. Олег снимает с него шорты, наклоняется и захватывает ртом блестящую от смазки головку чужого члена. Ласкает сам себя через ткань и мне видно, какое это приносит ему наслаждение.

Я отшатываюсь в сторону и прижимаю к груди ладонь, стараясь успокоить колотящееся сердце. Господи, Боже мой! Я знала, что ОНИ есть, но никогда не видела.

Не помню, как добежала домой.

Мечусь по квартире в бессильной ярости и бросаю в сумку первые попавшиеся вещи. В голове бродят самые обидные слова, которые хочу сказать мужу. От «подонок» до «пидор».

Но потом успокаиваюсь, сажусь на кровать, обхватываю голову руками и тихо вою от злости. Слезы ...  Читать дальше →

Показать комментарии (36)

Последние рассказы автора

наверх