Гуси-лебеди. Часть 1

Страница: 5 из 9

раньше выражение. Он задерживает взгляд на моей мальчишеской фигуре.

— Красивая стрижка, — отмечает изменившийся образ. — Тебе очень идет.

Проводит рукой по плечу, спускается ниже по груди, которой почти незаметно, по талии к пояснице и нежно сжимает ягодицу.

— Отменная попка, малыш, — бормочет, как в трансе.

Но все равно разворачивается, а ночью, как обычно, опускается лицом между моих раскинутых ног. И я почти отчаиваюсь, понимая, что все напрасно. Все то, что я сделала с собой, не помогает. Мне никогда не стать мальчиком в его глазах.

Но что-то идет не так. Его ласки более настойчивы, чем обычно. Его язык ведет себя непривычно, все чаще спускаясь ниже, чем всегда. Большой палец плотно прижимается к кольцу ануса, нежно массирует мышцы и кажется, что Олег раздумывает: не попытаться ли проникнуть внутрь.

Странное чувство охватывает меня: и приятно, и боязно. Пытаюсь отвлечься от волны удовольствия, которое дарят его губы и язык, и сосредоточиться на чувствах мужа. Я понимаю, что ему хочется попасть туда, где его плоти привычно. Где он сможет представить на моем месте своего любовника, с которым ему хорошо.

В своей сумасшедшей жажде любви я и так зашла слишком далеко, чтобы сейчас останавливаться. Поэтому решительно переворачиваюсь спиной к нему и бесстыже предлагаю то, к чему рвется его тело.

— Я не смогу, малыш, — шепчет муж. — ТАК не смогу.

Завтра игра.

В запасные я не попадаю.

Капитан команды противника только покрутил пальцем у виска, когда Сергей попросил взять меня в команду.

— Только бабы мне на поле не хватало, — бросил он нам, когда мы упрашивали его попробовать меня хотя бы в начале матча.

Напрасно вратарь пытался объяснить ему, насколько я могу быть хороша. Как быстры мои ноги, как точен удар и великолепна защита. Что я не плакса и не буду ныть из-за поломанного ногтя. И никто даже не поймет, что я не мужчина.

— Виталик, — уверяет Сергей, — ну, посмотри на нее. Ну, какая она баба. Пацанка пацанкой. Сисек нет, задницы тоже. Выпусти хоть на пять минут. Вопрос жизни и смерти.

— Да пошли вы оба, — окончательно отказывается футболист. — Совсем с ума сошли. Баба в мужской команде! Да как ее ни одень, баба останется бабой. Хочет в футбол играть, пусть валит в женскую команду.

И мне остается только вцепиться в ограждение поля и смотреть на игру. Наши уверенно выигрывают, Олег великолепен, как никогда. Сергей изредка подмигивает мне и ослепительно улыбается.

А после победы и поздравлений, когда я вижу их на скамейке, и рука Олега лежит на бедре вратаря, я делаю последний отчаянный шаг. Иду ва-банк, вкладывая в свой идиотский поступок последнюю надежду на мужа.

Подхожу к Сергею, кладу ему руку на плечо и отвлекаю того от разговора с Олегом.

— Поцелуй меня, — говорю, твердо глядя в веселые карие глаза.

Муж смотрит на нас, ничего не понимая:

— Что?!

Сергей сбрасывает его руку с бедра, неспешно поднимается и рывком обнимает меня. Я прижимаюсь к нему, стараясь унять предательски бьющееся сердце. Крепкие руки подхватывают мое тело, слегка приподнимают над землей и губы футболиста жадно целуют лицо. Он набросился на меня так, будто хотел съесть. Я лезу ему под футболку, ощупываю потное после игры тело, беспорядочно шарю по спине и груди. Меня возбуждает этот терпкий запах. Запах самца. Я давно поняла, что вратарь — бисексуален.

— Эй, — со скамейки поднимается Олег, — это моя жена. Слышишь? Моя. Жена.

Сергей отвлекается от меня. Тяжело дышит, как конь на финише. Дерзкие глаза оглядывают меня так откровенно, что я на мгновение теряюсь.

— Зачем тебе женщина, чемпион? — отвечает он мужу. — Отдай эту пацанку мне. Я покажу ей, что такое настоящий мужик. Поди ж еще целочка.

— Я люблю ее, урод!

— Да ты понятия не имеешь, что значит любить женщину!

Вратарь отпускает меня, разворачивается к Олегу и открывает рот, чтобы сказать еще что-нибудь обидное. Но не успевает. Муж выбрасывает правый кулак, и голова Сергея откидывается назад от удара.

Я сжимаюсь в комок на скамейке и смотрю на драку. Грязную, жестокую и безо всяких правил. Олег разбивает Сергею лицо, вратарь сплевывает тягучей кровавой слюной и одним ударом в живот заставляет мужа согнуться пополам. Тот выпускает воздух с громким шипением. Сергей подходит ближе и хватает Олега за голову, намереваясь ударить лицом об колено. Но Олег неуловимым движением головы бьет вратаря в грудь и тот отлетает. Падает на землю, и тогда я кричу, набрав полные легкие воздуха.

— Хватит!

Они, наконец, вспоминают обо мне. Олег бросается с места, хватает меня за воротник рубашки и грубо волочет к машине. Я едва не падаю, не успевая за его размашистым шагом. Бросаю взгляд на Сергея и вижу, как он задумчиво смотрит нам вслед, приподнявшись на локте.

По дороге домой муж не произносит ни слова. Я украдкой поглядываю на него и с ужасом замечаю, что глаза потеряли изумрудность, превратившись в серую сталь. Что я натворила?!

Он выглядит ужасно. Почти весь покрытый своей и Сергея кровью. Грязный и взлохмаченный, он похож на самого Дьявола. Молча заводит меня в квартиру, толкает в комнату и проходит сам, не разуваясь.

В таком состоянии я вижу его впервые. Мне страшно. Так страшно, что чувствую, как начинают подрагивать колени. Я не знаю, чего ожидать от этого незнакомого мне мужчины.

— Раздевайся, — бросает он свистящим от злости шепотом.

Я мотаю головой, показывая — не буду.

— Ну! — приказывает муж. — Не заставляй меня заставлять тебя. Иначе, пожалеешь.

Пальцы-предатели никак не могут расстегнуть пуговицы. Третья сверху и вовсе запуталась в петле и не желает поддаваться. Тогда Олег подходит вплотную, берется за отвороты рубашки и разрывает ее пополам. Пуговицы летят к черту; муж, рыча как зверь, сдирает с меня бинты и штаны. Раздевается сам, и я ошалело смотрю на то, чего не видела никогда: его дикое, необузданное желание меня. Он такой... крупный. Взвившийся в неимоверном напряжении член выглядит пугающим и опасным.

Олег толкает меня на постель и наваливается сверху. По-моему, он даже не понимает, что сейчас, наконец, лишает меня девственности. За собственными криками и грязными площадными матами, летящими в мой адрес, Олег не слышит, как от боли кричу я. Он врывается в мою нетронутую плоть безо всяких ласк и прелюдий. И начинает просто трахать. Девственная кровь, оказывается, неплохая смазка. Она позволяет уменьшить боль от бешеного напора мужа. Я закрываю глаза, закусываю губы и просто терплю, когда закончится пытка.

С коротким вскриком Олег финиширует, упав лбом мне на плечо. По его телу проходят последние судороги этого странного яростного оргазма.

— Запомни, — хрипит он мне в ухо неуспокоенным голосом, — никто и никогда кроме меня не прикоснется к тебе. Никто и никогда.

Поднимается с постели и уходит в ванную. Я остаюсь лежать вся измазанная своей и чужой кровью. Голова абсолютно пуста. Мыслей нет, сил тоже. Что это было?!

***

«Это» оказалось сказкой. Только потом. Через несколько дней, когда боль от его первого секса прошла, я почувствовала себя на седьмом небе от счастья. Секс... У нас появился настоящий секс.

Языком он меня больше не ласкал, нет. Я наелась этого. Хватит. Я хотела его внутри себя. До отказа, до чувства полного заполнения.

Олег оказался сильным и выносливым любовником. Осечек не было. Проигрывать он не умел. И так же как раньше, я взлетала вверх, но только уже от его полноценной страсти.

— Оле...

Он сидит в одних расстегнутых джинсах и без трусов на краю постели, а я — голая на его коленях и прижимаюсь своей грудью к его. Нервом чувствую холод пряжки ремня, и это сносит мне крышу напрочь. Видя, как я потихоньку теряю разум, Олег чуть двигает бедрами.

Пальцами сжимает мою похудевшую грудь, подушкой большого ласкает сосок.

— Если хочешь, — выдыхает Олег мне в плечо,...  Читать дальше →

Показать комментарии (36)

Последние рассказы автора

наверх