Любовь по-польски

Страница: 6 из 10

— Ты пролетела десять тысяч километров только для того, чтобы задать мне этот вопрос?
Верочка рванула к выходу, но Влад перекрыл дверь рукой.
— Я работаю, Инга, — продолжал он, — у меня завтра съемки.
— В таком случае, — язвительно сказала жена, — я посмотрю. Думаю, комментарии специалиста не помешают.
— Владислав Казимирович, — пролепетала красная Верочка, — отпустите меня, пожалуйста.
Каскадер освободил выход и закрыл за ней дверь. Девушка прижалась спиной к стене, она чувствовала себя так, как будто на нее выплеснули ведро с дерьмом. Ей было стыдно, и горько, и обидно одновременно. В номере нарастал скандал, голоса набирали высоту, кто-то шваркнул об стену то ли бокал, то ли саму бутылку. Актриса стояла и зачем-то все это слушала.
— Влад, — услышала она вскрик Инги, — ну, прости меня. Тебя месяцами не бывает дома.
— Ты знала за кого выходишь замуж, dziwka.
— Прекрати материться по-польски, — взвизгнула жена.
Голоса начали стихать, переходя в неясный шепот. Верочка вздрогнула, когда услышала томный женский стон, и бросилась по коридору в свой номер.

Режиссер устало присел на тумбу с канатами.
— Влад, — мягко начал он, — я все понимаю. К тебе жена приехала, не до репетиций. Но работать надо, понимаешь меня? Работа у нас такая. Ну, соберись, каскадер, а то Арнольдовна уже буянить начинает. Мне даже послать ей нечего, ты как бревно лежишь.
— Верочка, — обратился он к актрисе, — ну, помоги ему. Женщина ты, в конце концов, или где? Договорились? Попробуйте сами, без сценария. Может, что и получится. Камера, мотор.
Сцена № 280, дубль двадцатый.

Девушка собрала все свои неопытные силы в кулачок, отважно зажмурилась и прижалась к его губам. Через минуту Дзаровский впустил ее язык внутрь, обхватил затылок своей рукой, прижимая ближе к себе. Она гладила его тело, целовала шею, играла с мочкой уха, чувствуя бедром, что ее усилия не проходят даром. С тихим стоном он перевернул ее на спину.
— Молодцы, ребята, — вскрикнул режиссер, — оператор, камеру ближе.
Но его уже никто не слушал. Горбунов завистливо крякнул. Верочка едва не потеряла сознание, когда каскадерский язык прикоснулся к ее соскам, и прочертил влажную дорожку от груди до живота. Там, где касались его губы, тело горело огнем. Она чувствовала, как внизу живота начинает разгораться пожар, который то тушили, то зажигали последние несколько дней. Влад взглянул ей в глаза:
— Готова?

Она молча кивнула в ответ, сама раздвигая бедра. Они почти не отходили от сценария. Он аккуратно устроился между ее ног, она обхватила его бедра, на уровне природных инстинктов подаваясь навстречу и чувствуя, как его желание входит внутрь ее.
— Матка Боска, — Влад поднялся на руках, когда она закусила губы, чтобы не закричать и вцепилась ногтями ему в плечи, — ты что, в первый раз?
Он остановился, режиссер чуть не взвыл:
— Ну что опять такое?
— У нас проблемы, — отозвался Дзаровский, — у Верочки месячные.
— Тьфу, идиотка, — сплюнул Петр Сергеевич, — стоп камера. Ну, хоть Арнольдовне материал будет.

Влад сидел на кровати в Верочкином номере и пристально смотрел на нее. Девушка страшно нервничала. Она постоянно хлюпала носом, двигала бровями и все время пыталась за что-то оправдаться.
— Зачем ты это сделала? — наконец, спросил он ее. — Чего ты хотела добиться? Это просто работа. Это — съемки, понимаешь?
И тут она разрыдалась окончательно, уткнувшись носом в колени.
— О, Господи, — Дзаровский закатил глаза.
— Я хотела... — пыталась объяснить она, — я еще раньше хотела, но вы никак не репетировали. А потом к вам жена приехала и вы помирились. Я все слышала. А я все это время хотела вам сказать...
Влад подошел к креслу, на котором она сидела, присел на корточки, взял в ладони ее лицо.

— Инга уже уехала и будет заниматься разводом. А что ты мне сказать хотела?
— Что я... что я... что я люблю вас, Владислав Казимирови-и-и-ч. С самой первой нашей репетици-и-и-и. А вы на меня даже внимания не обращали. Верочка-то, Верочка-се.
— Дурочка, — он прижал к себе ее голову и почувствовал, как слезный водопад промочил рубашку на плече, — пойдем.
Он мягко поднял ее с кресла.
— Куда? — она в очередной раз хлюпнула носом, и заморгала мокрыми ресницами.
— На кровать, куда же еще? — он казался удивленным ее непонятливостью. — Надо же с тобой закончить. Не могу же я ломать тебя тридцать дублей подряд на глазах у всех. Это будет жестоко даже для меня.
Она стояла перед ним, как подсвеченная изнутри своей радостью. Маленькая, хрупкая, вздрагивающая от каждого его прикосновения. Отдающая себя без остатка так, как может отдаваться женщина своему первому мужчине. Первому и любимому, вдобавок.
Когда Верочка, которой уже не надо было сдерживаться, закричала от боли и радости одновременно, Дзаровский вдруг подумал:
«Спасибо, Вася из Крыжопля. Ты, действительно, написал шедевр».

Сцена № 280, дубль двадцать первый.
— Снято, — закричал режиссер, — молодцы, ребята. Поздравляю.
Горбунов подбежал первый.
— Наконец-то, — хлопнул он Дзаровского по плечу, — я уж и отчаялся.
Ирка что-то шептала счастливой Верочке. Режиссер переговаривался с оператором, обсуждая снятый материал.

Премьера «Челюстей» вызвала фурор. Шквал эмоций, бурю аплодисментов. Единственный недовольным человеком оказался Вася, так и не простивший Дзаровскому своевольничанье на съемках. Но режиссер, с присущим ему тактом, доступно объяснил, что сценарист написал шедевр, после чего Вася всерьез задумался о бессмертной «Эммануэль». С продюссершей уже обо всем договорились, актерский состав в голове режика сложился твердый, осталось только раскачать крыжопольца.
Группа откупоривала шампанское, Верочка счастливо дышала Дзаровскому в подмышку, когда Петр Сергеевич вдруг сказал:
— Т-с-с, Влад. Светлана Арнольдовна собственной персоной. Тебя поздравить.
— Владислав Казимирович?

Протяжный грудной голос принадлежал очень высокой, почти с каскадера ростом, платиновой блондинке. Она двигалась по коридору как огромная кошка, подходя все ближе. Голубые глаза окидывали Влада с такой откровенностью, что покраснел даже герой-любовник Горбунов. Петр Сергеевич быстренько собрал группу и повел к выходу. Несчастная Верочка опять почувствовала себя лишней.
— Ну, ладно, че ты? — прошептал ей на ухо Серега. — Эт дело такое. Работа у нас плядская, понимаешь? Привыкай.

Ятаган 07. 10. 2013 17: 07 « № 9
Блондинка подошла вплотную, обдав поляка тонким ароматом и ее глаза оказались почти вровень с глазами каскадера.
— Предлагаю отпраздновать удачную премьеру в более подходящей обстановке.
Дзаровский удивленно поднял брови. Его начала забавлять эта ситуация. Паспорт уже украшал штамп развода, а Верочку перехватил Горбунов. В серьезность ее чувств Влад почему-то не поверил.
— За коллег не волнуйтесь, им я заказала ресторан.
Для того, чтобы сказать эти слова ему на ухо, ей не пришлось даже тянуться. Она просто приподняла голову и провела рукой по волнистым кудрям.

— Благодарю, Светлана Арнольдовна, — так же тихо ответил он.
Честно говоря, на ее месте он ожидал увидеть климактерическую даму, развлекающуюся тем, что просматривает отснятый материал. Появление грациозной красавицы в длинном белом платье и наброшенном на плечи манто привело его в некоторое замешательство. Настойчивость, и откровенность, когда она вела его за собой, разбудили внутри поляка авантюрную жилку.
На выходе их ждала машина с амбалом у дверцы. Дзаровский профессионально оценил подготовку, экипировку и преданность. Телаш услужливо распахнул дверцу, блондинка скользнула внутрь, Влад за ней. Машина была не маленькая, но Светлана Арнольдовна умудрилась сделать так, что им вдвоем стало тесно. Подняла перегородку между сидениями, открыла бар, предложила каскадеру. На повороте рука прикоснулась к ширинке, пальцы едва ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх