Остров

Страница: 11 из 34

Потом, порывшись в своей скмке, достала оттуда узкий ошейник, такой же, какой я видела на шее у Ма.

Она обхватила им мою шею, но застегивать пока не стала.

— Так не душит? — спросила она.

— Нет, — сказала я, поморщивщись от одного сознания, что эта штуковина будет находиться на моей шее.

Марта усмехнулась, и я услышала тихий щелчек. Ошейник сел на своё место.

— Когда ты будешь совсем здорова, — сказала она, — На тебя наденут цепи.

— Как у Ма? — задала я глупый вопрос.

— Как решит хозяин, — как-то грустно сказала девушка.

Посидев еще немного рядом со мной, она медленно поднялась.

— Я сейчас вернусь, — сказала Марта.

Она вышла и вскоре вернулась, держа в руках самый обычный ночной горшок. Я даже усмехнулась, а девушка очень серьезно посмотрела на меня и сказала:

— Далеко ты пока ходить не можешь, так что пользуйся пока этим.

Она сунула горшок под кровать и ушла. Дверь за ней глухо закрылась. Я осталась одна.

***

Сколько я просидела взаперти, даже трудно представить. Но вот дверь открылась, и в комнату, еле переставляя ногами и всхлипывая, вошла Ма, а следом за ней, постукивая хлыстиком по ноге, шагала госпожа Селина. Я поглядела на свою соседку и увидела её разбитый в кровь нос и пунцовую щеку, на которой отпечаталась чья-то пятерня.

Ма плюхнулась на свою койку, а госпожа Селина подошла ко мне.

— Разрешишь? — спросила она.

— Да-да, садитесь, госпожа, — я немного подвинулась, освобождая ей место.

— Я вижу, тебя уже окольцевали, — Селина ткнула хлыстиком в мой ошейник, — Не жмет?

— Нет, госпожа, — буркнула я.

— Ладно, — Селина посмотрела на сидевшую напротив Ма, — Хватит хныкать! Сама виновата. Ложись на спину и запрокинь голову.

— А что я такое сделала? — захныкала Ма.

— А ты не догадываешься? — строго спросила Селина.

— Нет, госпожа, — сквозь слезы ответила Ма.

— Скрлько раз я тебе, дуре, говорила, — назидательным тоном заговорила Селина, — Держи язык за зубами. Сойдешь за умную. Ведь доиграешься, а меня рядом не окажется.

Ма не стала возражать, и легла, как советовала госпожа. Я осторожно тронула Селину за плечо.

— Что-то хочешь спросить? — она повернулась ко мне.

— Да, госпожа, — я посмотрела в большие серые глаза девушки.

— Я сейчас приду, и мы поговорим, — пообещала Селина, вставая с моей кровати.

Когда за ней закрылась дверь, я посмотрела на Ма. Соседка неподвижно лежала на своей койке, и слезы тоненькими струйками стекали из её глаз.

Вернулась Селина с сумкой и каким-то белым кульком.

— Положи себе на нос, — велела она Ма, протягивая кулек — Кровь быстрее остановится.

Потом повернулась ко мне.

— Ложись, девушка, — мягко сказала Селина. — Вечерняя процедура. А потом я отведу вас ужинать.

Я разлеглась, выставив попку, словно просила, чтобы мне всыпали, и госпожа принялась мазать меня какой-то вонючкой, которая сразу же начала щипать.

— Полежи так, — велела Селина, — Пусть мазь впитается.

Я послушно кивнула. Селина убрала всё в сумку и посмотрела на меня.

— Что ты хотела спросить?

— Госпожа, — начала я, — Вместе со мной привезли мою подругу. Где она, и что с ней сделали?

— «Соской» её сделали, — серьезно ответила госпожа, — Не самое приятное занятие.

— Госпожа Марта сказала мне, что я смогу увидеть её, когда поправлюсь, — я с надеждой посмотрела на Селину.

— Попробуем, — ответила та, — Хотя, я ничего обещать не могу. Я тоже не всесильная, а ты — рабыня. Понимаешь?

— Да, госпожа, — тихо ответила я.

— Всё! — Селина быстро встала, — поднимайтесь и следуйте за мной, рабыни!

Она протянула Ма тонкий поводок и приказала:

— Возьми её на цепочку.

Мы вышли из комнаты и направились в столовую. Впереди шла Ма, держа в левой руке цепочку от моего ошейника, а я плелась сзади, стараясь не отставать и не натягивать цепь. Госпожа Селина шла сбоку от нас, поигрывая хлыстиком. Шли мы не слишком долго и вскоре добрались до большого зала со столами и скамейками, на которых могли уместиться сразу шесть человек.

Народу было немного, и госпожа Селина повела нас в дальний угол за небольшой стол.

— Стоять! — вдруг раздался резкий женский голос, — Ты кого привела?

Я от неожиданности даже вздрогнула, а Ма съёжилась и втянула голову в плечи. Я посмотрела на Селину, не зная, что мне делать.

— Этой еще здесь не хватало, — буркнула та.

— Что вылупилась, тварь поганая? — крикнула женщина, — Отвечать!

— Сидите тихо, — прошептала Селина и направилась в середину зала.

Мы сели за стол, и мне удалось немного рассмотреть горлопанку. Женщина была высокой и стройной, но не худой. Одета она была в короткий черный приталенный мундир, стянутый портупеей, и белую рубашку с черным галстуком, на котором я заметила белый кружок с фашистской свастикой. Вместо юбки на ней были обтягивающие черные брюки-лосины, по краям которых хорошо просматривались широкие белые лампасы. Ноги были обуты в высокие кожаные тупоносые сапоги на среднем каблуке с позолоченными шпорами.

Волосы этой приверженницы нацизма были, скорее всего, коротко подстрижены и запрятаны под форменную кожаную фуражку, на которой вместо какарды ясно проглядывался череп с перекрещенными костями. Из-под короткого козырька на нас смотрели маленькие глазки, излучавшие необузданную злобу.

В руках эта крикунья держала длинную кожаную плётку, всю усеянную металлическими заклепками, а на самих руках у неё блестели лаковые перчатки.

Меня поразила фигура этой эсэсовки. То ли мундир ей был узковат, то ли бюст был слишком большим, но выглядела она уж очень сексуально. Её груди торчали, как буфера у старого паровоза. А бедра образовывали широкий эллипс. Я даже усмехнулась, подумав, что такие пропорции могли бы подойти самой крутой порнодиве.

Селина повернулась к эсэсовке и что-то сказала. Узкое веснущатое лицо скандалистки сразу же покрылось пятнами, а торчавший, как шило, нос стал пунцовым. Мымра взмахнула рукой с плетью, но бить не стала, а резко оттолкнула нашу госпожу в сторону и уставилась на нас.

Мариэлла тут же сползла со стула, встала на колени и опустила голову. Я хотела проделать то же самое, но не успела. Эсэсовка вытянула руку с плетью и уперла рукоять мне в живот.

— Так, так, так! — криво улыбаясь, процедила она, — Никак, вонючая америкашка почтила нас своим визитом! Так, так, так!

Она подошла ко мне ближе и вдруг рявкнула не хуже цепной собаки:

— На пол! Пузом! Лизать мне сапоги, мразь!

— Прекрати, Эльза! — попросила Селина, — Добром это не кончится.

— Заткнись, вонючка! — огрызнулась эсэсовка и снова повернулась ко мне, — Я кому сказала, свинья!

Я оцепенела от ужаса и обиды. Еще никто не осмеливался обвинить меня лишь в том, что я — американка. Видно, моё замешательство распалило эту фурию, и она решила всё же поиграться плетью. Но, как только эта психичка подняла руку, перед моим лицом вдруг выросла белая рубашка Марты. В следующую секунду Эльза откинула голову назад, а её ноги полетели вверх. Раздался глухой шлепок и следом за ним протяжный стон.

Выглянув из-за плеча Марты, я увидела распластанное на полу тело эсэсовки.

— Уведи девчонок! — резко сказала Марта, не сводя глаз с Эльзы.

Госпожа Селина быстро подхватила нас под руки, выволокла из комнаты и увела в нашу комнату. Ма сразу же забилась в угол, но Селина, к моему удивлению, ей ничего не сказала. Вскоре пришла Марта. Медленно опустившись на кровать Ма, она обхватила голову руками и сказала:

— Пора валить отсюда. Эта стерва так просто не отстанет.

— Мы-то уйдем, — задумчиво сказала Селина, — А девчонки? Что с ними будет, ты подумала?

— Вместе уйдем, — Марта вскочила на ноги и стала нервно ходить по комнате.

— А внешняя охрана? — Селина пристально посмотрела на подругу.

— Придумаем ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх