Остров

Страница: 27 из 34

толкнула меня в сторону. Я пискнула и увидела, как на голову Аманды опустилась палка. Девушка качнулась, и в следующий миг двое охранников схватили её и свалили на пол. Как она ни извивалась, но вырваться из их железных захватов не смогла. Вскоре она была крепко связана и прижата к полу.

— Спасибо, девочки! — сказал Хассан и повернулся к своим головорезам, — Эту косоглазую унесите и посадите на цепь, чтобы не вырвалась.

Охранники подхватили под руки Аманду и вынесли из зала, а из маленькой дверцы выскочили Линда и Дора и набросились на меня. В миг сорвав с меня одежду, они связали мне руки и ноги, но не ремнями, а грубыми веревками, которые тут же впились мне в кожу. Хассан, молча, наблюдал за этим, потом бросил этим девкам резиновый шаровидный кляп и еще один моток вепевки.

В миг мои руки были притянуты к ногам, а рот заткнут огромным шаром. Тяжело дыша, будто они всю ночь разгружали уголь, девицы встали поодаль. Двое здоровяков подняли меня с пола и поставили на колени. Хассан улыбался, как мартовский кот, рассматривая меня.

— Ко мне в подвал, — распорядился он, — заткните её там и прикуйте к стене. Пусть почувствует себя полноценной рабыней.

Снова в клетке

Как же болит спина! Эти гады связали меня, как кабана, приготовленного на бойню! Сволочи! А эта сучка Линда, шавка услужливая! Что я ей сделала плохого? От зависти свихнулась. А Дора, дрянь, еще советы давала, как лучше и больнее мне сделать.

Ничего не вижу. Мешок на голову натянули. Даже не знаю, где нахожусь. Знаю только, что теперь я, как переходящий приз, досталась Хассану, этому ублюдку и извращенцу. Уж он-то из меня все жилы вытянет. Это точно! А интересно, кому-нибудь удалось вырваться из этой бойни? Почему убили Лили? Она ведь не рабыня, а свободная девушка. Хотя, с другой стороны, она им просто могла помешать, как свидетель. Свидетель чего? Ах, ну, да! Она же всё знала. А Клара? Про неё я и думать не хочу. «Госпожа» драная! Никогда ей не прощу эти издевательства. Еще в латекс вырядилась, глиста вонючая!

А вот Аманду жалко. Хорошая девочка, хоть и со странностями. А кто без них?! Ну, считала себя рабыней Гюнтера. И что? Может, ей так легче жилось? Всё лучше, чем в своём Тайланде с голоду подыхать. Наверное, тоже где-нибудь здесь сидит, как я, связанная и прикованная. А здорово она этих отморозков раскидала! И где только научилась?

И Ма тоже жаль. И Джину. Им вообще не повезло. «Сосками» сделали, как ту бедную девушку, которую на меня положили эти кретинки. Развлечение нашли, шлюхи дешевые! Ничего, этим мерзавкам воздастся!

А где были Роберт и Энди? Может быть, их убили? Даже подумать страшно. Ведь Энди говорил, что за меня он готов жизнь отдать. И Роберт тоже. Хорошие они ребята!

Боже! Как болит всё тело!

***

Железная дверь со страшным скрежетом открылась, и в камеру зашли двое. Я притихла и даже зажмурила глаза, не смотря на то, что на голове по-прежнему был плотный мешок. Эти двое встали надо мной, но ничего делать, кажется, не собирались. Или собирались? И делать они намеревались что-то ужасное. Ткнув меня ногой в бок, один из вошедших противно захихикал и стал ощупывать мои плечи, живот, грудь. При этом он причмокивал языком. Второй стоял рядом, и я слышала его хриплое дыхание. Возбудился, наверное, вот и хрипит.

Наконец, первый убрал руки и процедил сквозь зубы:

— Хорошая сучка! Давай, пока нет никого, оттрахаем её! Смотри, какие сиськи. Плотные, упругие, просто мечта!

— Тебя потом хозяин так оттрахает, — возразил второй, — Что неделю сидеть не сможешь!

— Да пошел он! — огрызнулся первый, — Кто ему скажет-то? Ты, что ли?

— Ага! Охота была! — буркнул второй, — Еще и меня за компанию поимеет.

Тут я услышала звонкие постукивания женских каблучков.

— Ну? Что стоим? — сказал голос, который показался мне знакомым.

— Да мы, это, — начал оправдываться первый, — Только что пришли. А она, это, не двигается, короче. Может, откинулась?

— Ты сейчас сам у меня откинешься! — рявкнула женщина, — Развязывай ей ноги, идиот! И цепь от ошейника отомкни. Велено доставить к хозяину.

В пару секунд меня отстегнули от стенной цепи и развязали ноги. Когда эти двое, что пришли первыми, попытались поставить меня на ноги, затекшее и окоченевшее тело скрючилось, и я, не удержавшись, повалилась обратно на пол.

— Мать вашу! — проревела женщина и огрела плетью почему-то меня, — Держать не можете?

— А мы держать не нанимались, — оскалился второй, — Тебе надо, ты и держи.

— Молчать! — завизжала женщина.

Я содрогнулась, но не от крика, а от того, что узнала её. Это была «Рыжая» из карантина. У меня неприятно заныло в животе. Я еще хорошо помнила, как эта стерва со своей подружкой совсем недавно «развлекались» со мной. И как бы всё обернулось, не появись там госпожа Селина.

«Рыжая» засопела от злости. Потом подхватила меня под руки и снова поставила на подгибающиеся конечности, но теперь пригрозила:

— Забью до смерти, если еще раз попытаешься упасть!

Сказав это, она пристегнула к моему ошейнику поводок и дернула его. Я поплелась за поводком и чуть не грохнулась, споткнувшись об порог камеры.

— Тихо ты! — рыкнула «Рыжая», но тянуть перестала.

Мы вышли в коридор, и меня обдало холодом. В камере, правда, было не на много теплее, но там, хотя бы, я не чувствовала сквозняка. Что же тогда происходит на улице?

«Рыжая» вывела меня по ступенькам наверх. Как ни странно, но ветерок был слабый и теплый. Мне даже удалось немного согреться. Мы медленно шли по асфальтированной дорожке. Мне показалось, что моя конвоирша не торопилась доставить меня новому господину. А может быть, она сама хотела неного прогуляться по свежему воздуху.

Как я успела заметить, почти все помещения этого комплекса находились под землей, даже личные апартаменты, не говоря уже о камерах для рабынь и хозяйственных постройках. В этом был свой смысл. Какой-нибудь легкий самолетик мог пролететь над островом, и пилот без труда разглядел бы что-нибудь необычное. Потом расскажет друзьям, а то и журналистам. И жди гостей! Внешняя охрана, понятное дело, задержала бы любопытных, но не смогла бы справиться с отрядом спецназа.

— Размечталась! — осадила я сама себя, — Не такая уж и важная я персона, чтобы за мной «морских котиков» посылать. А если госпожа Селина добралась до берега и рассказала обо всём? Только господин Гюнтер был прав. Кто же ей поверит? Сочтут, что девушка сильно ударилась головой, и в психушку определят. А там рассказывай хоть сутками. Да-а! Уж не знаю, что имел в виду Роберт, когда говорил, что надо немного потерпеть.

Пока я так рассуждала, «Рыжая» уже открывала дверь очередного бункера. Мы куда-то спустились, но привычного казематного холода я не почувствовала. Опять ступеньки, опять коридор, и меня сильно дернули за поводок. Я остановилась.

Опять тихо заскрипела дверь, и девица грубо втолкнула меня внутрь какого-то помещения. Не устояв на ногах, я грохнулась на пол.

— На колени, рабыня! — прошипела «Рыжая».

Я подчинилась.

— Сними с неё мешок, — услышала я голос Хассана.

Он сидел за огромным деревянным столом и что-то писал. Бросив короткий взгляд в нашу сторону, он махнул рукой и сказал:

— Свободна.

— Хозяин! — «Рыжая» шагнула вперед.

— Чего тебе? — не отрываясь от бумаг, пробубнил Хассан.

— Вы обещали отдать её мне! — раздраженно заявила девица и пнула меня ногой в бок.

— Я передумал, — холодно ответил Хассан, — Пшла вон!

«Рыжая» что-то рыкнула, развернулась на каблуках и быстро вышла из комнаты, со злости шарахнув дверью. А я осталась стоять на коленях в этой огромной зале, забитой мебелью, как склад невостребованных товаров.

Хассан откинулся назад, небрежно бросив ручку на бумаги, и уставился на меня. Смотрел он долго, но не произнес ни слова. Потом встал, обошел меня пару раз и снова сел за стол.

— Теперь ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх