Возвращение на Скалистый

Страница: 10 из 13

До нее доходит, что сейчас произойдет. Я чувствую, как она на миг напрягается, но в следующую секунду, охваченная страстью, сама с силой насаживается на мой инструмент. Головка упирается в сжатое мышечное колечко, норовя сплющится, но затем рывком проскакивает сквозь него внутрь. Анус смыкается вокруг основания, сдавливая мой орган и даря новое, ни с чем не сравнимое ощущение. Крышу сносит окончательно. С хриплым рыком я двигаю тазом вперед, полностью погружаясь в невероятно тесное отверстие. Ухватив Настю за бедра, я начинаю яростно сношать ее, постыдно позабыв, что возможно доставляю ей боль. Но, к счастью, дырочка девушки была уже хорошо подготовлена к такому испытанию. Потому что Настя, хоть и кричала, но делала это не от боли, а от наслаждения. При этом она активно помогала себе рукой, мастурбируя в бешеном темпе и приближая себя к развязке. Я вновь почти кончил, но девушка опередила меня. Едва она начала судорожно сотрясаться от оргазма, как я, от греха подальше, вышел из нее. «Соберись! Сначала Лена! Ты не должен кончать!», — заклинал я себя и, чтобы отвлечься, начал думать о прокладке резервной линии передачи данных до маяка.

Я думал об этом и тогда, когда Лена опрокинула меня на спину и оседлала сверху. И лишь когда я заметил, что она уже близко к финалу, я позволил себе вновь вернуться к событиям на сексодроме. Посмотрел налево: Света с Настей, обнявшись, смотрели на нас. Посмотрел на Лену. Закусив губу, она, как дикая, скакала на моем члене, а ее грудки смешно подпрыгивали. Я протянул руки и сжал их в ладонях: крепкие, упругие. Девушка тут же положила свои руки поверх моих, прижав их к груди еще сильнее. Настолько сильно, что я кожей ощутил частое биение ее сердца. А затем вибрацию ее грудной клетки, когда она закричала от оргазма.

— Ты не кончил, милый?, — ласково шептала жена, целуя меня своими губами, имеющими столь знакомый вкус Леночкиной киски.

— Нет... Я потом... , — тяжело дыша, ответил я

— Кончи на нас. На всех троих...

Собравшись с силами, я слез с кровати и встал перед нею. Мои девочки, прижавшись головами, приблизили свои похотливые личики к моему побагровевшему члену, открыли рты и высунули языки. Я обхватил его ладонью и начал дрочить. И всего через несколько движений из него с сумасшедшим напором вырвалась струя белесой жидкости. И сразу еще одна. И еще... Я забрызгивал их лица, а они жадно пытались поймать ртами вылетающее из меня семя. Но туда почти ничего не попало. И тогда, когда мой поток иссяк, девочки принялись жадно облизывать друг дружку.

Наша ночь любви на этом не закончилась, а продолжалась почти до утра. Описать все, что было — не хватит времени. Да и вспоминаются эти события с трудом. В памяти все перемешалось: сплетения рук и ног, части тела, крики, стоны... Ясно помню только одно: после того, как я восстановился от первого раза, Лена потребовала, чтобы я уделил внимание и ее попочке. «А то несправедливо — Наську трахнул туда, а меня?!»

И проспали мы после всего до самого вечера 1-го января. Я ожидал, что и следующая ночь пройдет в том же ключе, но Светик мягко обломала меня.

— Хорошего по-маленьку, любимый. Пусть все останется, как раньше. А эта ночь — это был наш подарок. Мы же сказали тебе.

Ну нет, так нет. Возражать я не стал...

* * *

Наступила долгожданная весна. Ломающийся с треском лед не давал нам спать по ночам. Но вскоре акватория вокруг острова очистилась, и сразу после этого на берегу появились тюлени-Ларги, использующие Скалистый в качестве одной из остановок по пути на север. Мы с удовольствием наблюдали за ними, укрывшись за скалами. А девочки даже начали снимать фильм об этих созданиях. Обе учились на экологов и планировали использовать материал в качестве основы для курсовой работы.

Как то раз мы со Светланкой занимались нехитрыми домашними делами, когда в дом ворвалась до смерти перепуганная Лена:

— Мам, Коль!!! Там это... Браконьеры! Ларгов бьют!!!

Жена сориентировалась первой. Схватила висящий на стене карабин и устремилась к выходу. Я еле успел перехватить ее. Вырвал из рук оружие и грубо отшвырнул внутрь:

— Дома сидеть!!! Закройтесь! И передайте погранцам радио. Настя где?!

— Я тут!, — раздался сзади запыхавшийся голос старшей дочери.

Ее я тоже пихнул в дом, выскочил наружу и с треском закрыл за собой дверь. До лежбища тюленей было метров 200, и я преодолел это расстояние за полминуты. Но добежав до края обрыва остановился, и осторожно выглянул из-за обломка скалы. На берегу творилась настоящая бойня. На залитых кровью камнях бились в конвульсиях уже побитые туши. А несколько человек метались с баграми между неловко расползающихся по сторонам еще живых тюленей и били, били, били. В хриплых криках Ларгов только глухой не услышал бы страха, боли и отчаяния. Это переполнило меня гневом. Я выскочил из-за скалы и пальнул из карабина в воздух.

— Стоя-а-ать, суки-и!!! Наза-ад!

Фигуры браконьеров замерли и синхронно посмотрели на меня. Судя по лицам, это были то ли китайцы, то ли японцы. И лица эти были совсем не дружелюбными. Я выстрелил еще раз, а затем навел ствол на самого здорового азиата.

— Пошли на хуй отсюда, твари!!!

Их было шестеро, и они распределились по берегу так, что я не мог охватить одним взглядом всех. Поэтому движение крайней справа фигуры я заметил слишком поздно. Когда же увидел направленный на меня пистолетный ствол, я даже не успел испугаться. А потом вспышка, толчок в грудь и чернота...

Часть 3

Первое, что я увидел, открыв глаза, было озабоченное лицо какого-то мужика на фоне белого потрескавшегося потолка.

— И правда очнулся!, — сказал он улыбнувшись и обнажив ровные желтые зубы.

— Где я?, — спросил я голосом, показавшимся мне чужим.

— В больнице, где ж еще? И молчите. Вам нельзя разговаривать, — ответил доктор и начал светить мне в глаза фонариком.

Я зажмурился и хотел отодвинуть в сторону этот назойливый источник света, но руки не слушались.

— И не шевелитесь!, — строго добавил врач, — Вы еще очень слабы.

— Где Света? Девочки? С ними все в порядке?

— Какая Света?

— Моя жена...

— Жена?, — искренне изумился мужик, — Нет у Вас никакой жены. Мы наводили справки. И в управление Ваше запрос делали. Пришел ответ, что родственников у Вас нет.

— Как нет?!, — дернулся я и попытался сесть.

— Лежите смирно, любезный! Сестра!!

Доктора я видел четко, а вот вокруг был сплошной белый туман. Но тут из него проявилась миловидная девушка в белом колпаке и со шприцом в руках.

— Сделайте ему укол. Рано ему еще. Пусть поспит. И питание поставьте внутривенно.

Руки коснулось что-то острое, но боли не было. А потом туман начал наползать и темнеть, вновь скрывая доктора и медсестру. Последнее, что я услышал, был казавшийся далеким мужской голос:

— Удивительно, но судя по всему мозг не поврежден. И это спустя столько времени...

* * *

Потом я просыпался еще несколько раз. Звал людей. Ко мне подходила или та девушка-брюнетка, которая была с доктором в первый раз, или другая — блондинка. Со мной они не разговаривали и на вопросы не отвечали. Твердили все время одно и то же: «Не разговаривайте, не шевелитесь». Затем ставили новый укол, и я снова засыпал.

На пятый или шестой раз меня впервые покормили. Какой-то теплой безвкусной жидкостью, которую брюнетка назвала бульоном. Бульон это был или нет — неважно. Но уже после следующего пробуждения я ощутил в себе силы шевелить руками. Уколов после этого мне больше не ставили, а кормить стали 4 раза в день. Но еще целых три дня держали в неведении, что со мной произошло. За это время я осмотрелся и изучил каждый предмет и каждую трещинку в палате, где я лежал. Я каждый раз требовал позвать врача, но желтозубый доктор пришел сам на 4-й день.

— Как самочувствие, больной?, — бодро осведомился он

— Хреново. Мне кто-нибудь скажет, наконец, что происходит?

...  Читать дальше →
Показать комментарии (22)

Последние рассказы автора

наверх