Возвращение на Скалистый

Страница: 5 из 13

назад. Но Виталий, сжав кулаки, сделал шаг мне навстречу. Выстрел, прозвучавший у него за спиной, заставил мужчину присесть. Я посмотрел в сторону дома, и увидел бегущую к нам Свету с карабином наперевес.

— А ну-ка отошли от него, ублюдки! Положу всех на хуй!

— Э-э, хозяйка, ты чего?!, — испуганно прокричал тот-же моряк, что объявил меня победителем.

— Пятеро на одного?! Герои хреновы!

— Да ты успокойся, женщина! Мы за своего заступились!

— За этого козла?! Который бросил тут меня одну с двумя грудными детьми, а теперь разводом грозит, и тем, что половину денег хочет забрать?!

Новый выстрел. Пуля со звоном ударила прямо под ноги Виталия. Тот присел еще ниже, закрыв голову окровавленными руками, и я заметил, как спереди на джинсах у него начинает образовываться и расплываться темное пятно. Это же заметили и остальные.

— Ах-га-га-га!, — заржал средних лет матрос с разбитыми губами, — Виталя обоссался! Во, баба дает!!!

Остальные тоже заухмылялись, а опозоренный муж гуськом засеменил к катеру. Олег, видимо самый опытный и рассудительный, решил замять инцидент.

— Хозяйка, ты извини нас. Мы ж не знали, что такое дело. Он сказал, что это ты, ну... вроде гулять начала, вот он и ушел.

— Я?! Гулять?! С тюленями что-ли?! Он сам ушел и 18 лет почти ни слуху ни духу. А тут заявился. Гулять! Вы видите все это?, — она обвела рукой вокруг себя, — Тут гольные камни были, маяк, да дом недостроенный. А теперь что?! Вот тут я и гуляла одна с двумя детьми. Ублюдок! Денег ему давай! Да хуй ему на все рыло!!!

Матросы дружно загоготали.

— Все нормально, хозяйка, будет. Не боись. Мы Виталю на место поставим. Подпишет тебе развод и от всего откажется. Слово даю!, — авторитетно заявил Олег, — Живите тут спокойно.

В знак примирения, он протянул ей руку, и Света ответила на пожатие.

— А мужик у тебя классный. Правильный. Я в этом понимаю. Держись за него.

Потом он повернулся ко мне, хотел что-то сказать, но просто тоже протянул руку. Остальные последовали его примеру.

— Ну мы это... Пойдем тогда. Простите, если что не так...

* * *

Только когда «Петропавловск» выбрал якорь, ко мне вернулись чувства. Как же было больно! Я ощупал лицо. Оно было липким от крови и опухшим. Все тело саднило, как будто меня прогнали через камнедробилку. Резко заболела левая нога, так, что я не мог на нее ступить. Идти я мог, только опираясь на хрупкое с виду, но очень крепкое плечо моей любимой женщины. Уже в доме на помощь подоспели девочки. Последние метры меня уже буквально несли на руках. Затем уложили на койку и только тогда начались ахи, вздохи и причитания вперемешку с восхвалением моего героизма. Меня раздели до трусов. Было очень приятно чувствовать, как тебя обхаживают сразу 6 женских рук. Обмывают, обтирают, накладывают какие-то повязки и примочки. Как нежные Светины губы касаются каждой моей ранки и синяка. Очень приятно! Но еще больше — больно. Чертовски больно!

На следующий день внепланово пришла вертушка со врачом и умученным участковым, чей участок был, как пол-Франции. Их вызвал капитан «Петропавловска». Врач тщательно обследовал меня портативным УЗИ-аппаратом и констатировал, что повреждений внутренних органов нет (спасибо ватнику!), а все остальное «до свадьбы заживет». Потом он наложил повязку, фиксирующую сломанные ребра, передал коробку с медикаментами и назначил лечение. Участковый же был очень доволен, когда я наотрез отказался писать заяву (одним геморроем для него меньше). Вскоре оба отчалили в приподнятом бутылкой настойки настроении. Мы же остались здесь, на Скалистом, зимовать до следующей весны...

3 дня я лежал пластом без движения, окруженный даже иногда назойливой свободой. Утром четвертого дня я проснулся от привычного ощущения, что головку моего члена обхватывают мягкие, теплые, влажные губки. Боль еще спала, и я блаженно приоткрыл глаза.

— Какого черта?!, — воскликнул я, увидев перед собой склонившуюся Настю.

Член, чпокнув, выскочил из ее ротика, девушка подняла голову и озорно посмотрела на меня.

— Ветер ночью два щита сорвал на огороде, и мама попросила, чтобы я о тебе позаботилась.

— Я не об этом. Что ты делаешь?!

— Забочусь. Так же, как она. Знаем мы все про ваше «кофе с молоком». Какие могут быть секреты на нашей подводной лодке, — хихикнув, сказала Настя, а потом добавила: — Ты не дергайся, Коль. Я же в первый раз это делаю и сама боюсь. А дернешься — вдруг укушу.

— Твоей маме это точно не понравится. И мне тоже!

— А по тебе незаметно, — усмехнулась проказница, обхватив ладошкой мой окрепший ствол.

А затем вновь обхватила его губами. Навыка у нее, похоже, действительно не было. Она делала миньет неумело, но очень старательно. И в соответствии со своими представлениями, как это нужно делать. Как будто перед ней был не мужской пенис, а палочка фруктового льда. Настя то облизывала член со всех сторон, то всасывала его в себя, смешно втягивая внутрь свои пухлые щечки. И я не стал тратить свои и без того слабые силы, чтобы остановить ее, а просто смотрел и получал удовольствие. Мой пристальный взгляд, в конце концов заставил ее покраснеть. Макушкой она что ли его чувствовала? Настя оторвалась от своего занятия и капризно спросила:

— Я плохо делаю, да?

— Плохо, но... очень хорошо.

— Тогда не смотри на меня так!

— Я не могу не смотреть. Прости.

— Как хочешь, — надула она губки, но в следующую секунду снова опустила голову.

Я долго не мог кончить. Но Настины самоотверженность, старание и терпение принесли свои плоды. Без предупреждения я выстрелил прямо ей в рот. Девушка, несомненно, ждала такого результата, но он все равно стал для нее неожиданным. Она поперхнулась от первой же порции моего семени и машинально отпрянула назад. Вторая струя попала на ее вьющиеся волосы и на лоб. Следующие порции легли каплями на щеку, губы и подбородок. Ее совсем юное, все забрызганное спермой лицо было чертовски сексуальным. И глядя на него, я сразу простил ей все.

Света зашла ко мне минут через 20 после ухода дочери. Румяные от ветра щечки делали ее еще привлекательней.

— Привет, милый! Проснулся? Настя тебя покормила?

Я тщательно продумал до этого, что отвечу на любой ее вопрос. Однако сейчас, глядя в ее веселые и любящие глаза, я понял, что соврать этой женщине я не смогу.

— Нет... Скорее я ее... Свет, прости.

— Ты о чем? Не поняла...

— Она сделала мне «кофе с молоком», только без кофе, и я... Я не смог ей отказать...

Света опустилась на стул, сложила руки на колени и отвернулась к окну. По ее лицу я, сколько не вглядывался, ничего не мог понять.

— Я знала... , — тихо сказала она после бесконечно долгой паузы, — Рано или поздно это должно было случиться.

— Почему?

— А ты слепой? Они же обе влюблены в тебя без памяти! Как и я...

— Но...

— Ха! Вот ведь зараза какая! Я должна была догадаться, когда она спрашивала: «То есть я как ты должна о нем позаботиться?». А у самой глаза хитрющие! Понравилось хоть?

— Да, — честно признался я.

— Что уж, лучше меня?

— У нее это впервые было, как она сказала. Нет, Свет, не лучше. По-другому...

Света еще сильнее вывернула шею и всхлипнула. А меня вдруг захлестнула такая волна эмоций, что я, подсознательно боясь передумать, выпалил:

— Свет, я люблю тебя! Выходи за меня замуж!

Не ответив, она вскочила со стула и быстро вышла из комнаты.

* * *

Прошло еще 2 месяца. Наш остров покрылся ровной снежной шапкой, прорезанной дорожками от дома до остальных строений. Море вокруг встало гладким слоем льда, без торосов и трещин. Я полностью оправился от полученных травм. То, что случилось с Настей, больше повторялось. Ни с ней, ни с ее сестрой, ни даже со Светой. Она не демонстративно, но настойчиво избегала оральных ласк, не лишая меня, впрочем, доступа к остальным ее дырочкам. Но ...  Читать дальше →

Показать комментарии (22)

Последние рассказы автора

наверх