Возвращение на Скалистый

Страница: 1 из 13

От автора

Этот рассказ, надеюсь, будет интересен тем, кто любит длинные сюжетные повествования. Потому что сюжет здесь на первом месте. Хотя сексуальные сцены, и весьма откровенные, присутствуют.

Часть 1

На Скалистый я попал случайно. Сломавшаяся там метеостанция относилась совсем к другому департаменту. Но их электронщик был в отпуске, и наше начальство между собой договорилось, что починю все я. Меня, само собой, никто даже не спросил. Но я все же поехал, и дело было так:

Я как раз написал заявление об увольнении. Пришел с ним к шефу. Тот подписал с двухнедельной отработкой, которую я и должен был оттарабанить на Скалистом. Мои возражения шеф отбил красиво. Мол, тебе все равно 2 недели работать. И я могу тебя здесь оставить, и только руку на прощанье пожать. А можем подписать увольнение по соглашению сторон. И получишь тогда не только за эти 14 дней в двойном размере, но еще и оклад сверху. Умел он, сука, замотивировать! Но я все же поторговался. Попросил 2 оклада, и в итоге сошлись на полутора.

В тот же день я получил все документы и расчет (не возвращаться же потом за ним!), и вертолет понес меня за горизонт...

Метеостанция острова Скалистый была одной из самых старых. Открыли ее еще при Сталине. Потом дважды модернизировали. В середине 90-х — закрыли, а спустя 10 лет запустили в эксплуатацию вновь. Я знал, что живет и работает там женщина, которая попала в эти ебеня в 1990-м году после техникума. Тогда ей было всего 19. Поехала она туда с мужем за романтикой. Ну как же! Большой и теплый дом, приусадебный участок, и только они одни посреди бескрайнего сурового океана. Свежий морской воздух, рыбалка и практически полная свобода.

Через несколько лет она родила муж двух дочек-погодков, и семья стала полноценной. Но потом финансирование прекратилось, снабжения практически не было, и муж подался на сейнер на заработки. Да так и сгинул в неизвестном направлении. Она уехать не могла: не бросать же своих коз и уточек. Осталась сначала с дочками, живя натуральным хозяйством. А потом, когда девочек забрали на материк в школу-интернат, совсем одна.

Но сейчас, как мне рассказали, штат метеостанции был расширен до 4-х человек. С хорошей зарплатой и льготами вроде бесплатных путевок в южные санатории и богатой медстраховки Светлана Сергеевна, так звали эту мужественную женщину, была начальником станции, а ее вернувшиеся после окончания школы дочки — сменными специалистами. Не хватало только электромеханика, чтобы чинить оборудование...

Я сошел с трапа, а затем помог пилотам выгрузить оборудование для ремонта и несколько ящиков с неизвестным содержимым. Винтокрылая машина легко взмыла в воздух и быстро удалилась в сторону материка, чтобы вернуться за мной лишь через 2 недели. Я огляделся.

Остров был почти круглой формы и возвышался над водой метров на 20—25. Насколько я мог судить, со всех сторон его края круто обрывались вниз. Почва была каменистой. Тем удивительнее было видеть неподалеку ухоженный огородик соток на 20. Плантация была разбита на безукоризненно ровные грядки, проросшие сочной зеленью, и со всех сторон обложена насыпью из валунов. Между огородом и старым давно не действующим маяком располагалась группа капитальных каменных строений, сложенных из светло-серого, почти белого камня. Меня никто не встречал, хотя о моем прибытии здесь точно было известно. Не став дожидаться, я подхватил самый тяжелый ящик и пошел по огороженной хлипким кустарником дорожке в сторону приземистого здания под низкой двускатной крышей, бывшего, очевидно, жилым домом.

Я был уже почти у самого порога, когда мне навстречу вышла молодая симпатичная женщина в голубом рабочем комбинезоне. На вид ей было лет 28—30. «Боже, — подумал я, — что же с ними тут суровый климат делает?!». Я решил, что это одна из дочерей начальницы станции. Зная, что девушке должно быть лет 18—19, я искренне посочувствовал ей из-за того, что выглядела она минимум на 10 лет старше. Поставив ящик на землю, я, как можно жизнерадостней, поздоровался:

— Здравствуйте. Вы, должно быть, дочь Светланы Сергеевны? А где Ваша мама? Я электромеханик. Николай Павлович. Можно просто Николай.

Девушка заразительно захохотала, продемонстрировав белоснежные зубы, и долго не могла успокоиться. Я же пребывал в полном недоумении, относительно причин такой реакции.

— Не... не обращайте внимания, — давясь от смеха проговорила незнакомка, — Это... Ой порадовал... Не могу...

Она пыталась вновь стать серьезной, но мой озадаченный вид смешил ее все больше и больше. На шум из дома выбежала совсем юная девчушка в легком светлом платьице. Ветер подхватил подол и начал нещадно трепать его, обнажая почти целиком стройные белые ножки.

— Мам, что случилось?!

— Мама?!, — вырвалось у меня.

Женщина, наконец, взяла себя в руки и, вытирая рукавом выступившие слезы, объяснила девушке.

— Знакомься, Настен, это нам механика прислали. Николай. Представляешь, Насть, за дочку меня принял!

— А-а-а. Здрассте, — улыбнулась Настя, и тут же, заробев, убежала обратно в дом.

— Это моя младшая. Мужчин редко видела, вот и стесняется.

— Так Вы — Светлана Сергеевна?

— Можно просто Света, — улыбнулась женщина и протянула мне руку.

Ее руки... Они объяснили многое, но не все. Рукопожатие Светы было не по-женски сильным, а кожа на ладонях — грубая и мозолистая. Ясно было, что этим рукам досталось в жизни немало. Но зато все остальное...

— Да уж, — грустно сказала женщина, прочитав по моему изменившемуся лицу мои мысли, — Руки не уберегла. Зато все, что Вы тут видите, вот этими самыми руками сделано.

— Вы простите. Женщин не принято спрашивать о возрасте, но...

— Мне 44, — не дала договорить Светлана, — Моложе выгляжу?

— Намного!, — с неподдельным восхищением ответил я

— Да уж верю, раз за дочку меня приняли. Еще раз спасибо. Польстили.

— Но как?!

— Алеуты сюда иногда заходят, рецепт подсказали. Здесь в августе тюлени стоянку устраивают во время миграции. Вот я и пользуюсь случаем, запасы пополняю. Крем делаю из смеси жира детенышей и спермы взрослого самца. Ну и еще кое-какие ингридиенты. Бью две туши, не больше. Так что вред минимальный. Зато польза, как говорится, налицо.

— Не то слово, Светлана!

— Ладно, заговорились. Скоро штормить начнет...

— Откуда вы знаете?, — перебил я ее, глядя на мирное безоблачное небо.

— Поживите тут с мое, тоже узнаете. Часа через полтора затянет. Так что тащите оборудование на станцию, — она махнула в сторону маяка, — а остальное — в дом. Помогать Вам, уж извините, не стану. Есть другие дела. Зато в качестве компенсации гарантирую вкуснейший ужин. Идет?

— Само собой!, — согласился я и поднял с земли ящик.

Пока я сновал туда-сюда, сгибаясь по пути наверх под тяжестью ноши, я все время замечал в окне дома две любопытные мордочки, с интересом наблюдавшие за мной из-за занавески. Вторая дочка, как я заметил, тоже была очень симпатичной, и мне не терпелось с обеими познакомиться.

Я закончил как раз тогда, когда небо покрылось серыми рваными тучами, усилился ветер, и начал накрапывать дождик. Светлана все время, пока я работал, тоже не сидела без дела. Она копошилась на огороде, укрывая посадки от грядущего шторма дощатыми щитами, и закрепляя их здоровенными камнями. Дом встретил меня теплом, уютом и щекочущим ноздри приятным запахом еды. Ужин действительно был роскошным. Богатые дары моря дополнялись молодой картошкой и неимоверным количеством разнообразных домашних заготовок. А также очень ароматной крепкой настойкой, улучшающей настроение и развязывающей язык.

— Спирт я сама делаю, из картошки, — пояснила хозяйка, — разбавляю дождевой водой и настаиваю на шишечках.

— Каких шишечках?

— Кусты тут видел? Колючие такие. Вот с них шишечки. Тут, кроме этих кустов, да травы пожухлой ничего и не росло раньше. А все деревья, что Вы видели, вот ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (22)

Последние рассказы автора

наверх