Возвращение на Скалистый

Страница: 3 из 13

..

Дважды просить ее было не нужно, и она продолжила. Я давно был близок к финалу, и мне не потребовалось много времени, чтобы начать изливаться в тесную мокрую дырочку. Почувствовав, как ее нутро толчками наполняется моей влагой, Света кончила в третий раз. Но сейчас все произошло по-другому. Женщина соскочила с меня и погрузила пульсирующий и еще исторгающий семя член в свой ротик. Она долго не выпускала его, желая высосать все до последней капельки. А затем объяснила:

— Забыла этот вкус. Очень хотела попробовать...

— Я понимаю.

Света вытянулась по простыне и вновь прижалась ко мне, обвив руками и ногами.

— Ты прости меня за мое поведение. Я не шлюха. Я живой человек. Просто с тех пор, как сгинул муж, я все время одна. Заходил несколько раз один морячок лет пять назад во время путины, и с тех пор — ничего. Ты не злишься, что я тобой так бессовестно воспользовалась?

Мне стало искренне жаль эту несчастную обделенную женщину и, не находя слов, я начал нежно поглаживать ее по волосам. А она вдруг тихо засмеялась:

— И мозоли на моих пальцах не только от тяжелой работы.

— Ты удивительная женщина.

— Я знаю... И еще могу быть очень извращенной. Хочешь?

— Даже не знаю...

— Мне лет 10 назад с одной шхуны видеодвойку подарили. И кассет кучу. А знаешь, какие кассеты у морячков?

— Представляю...

— Нет, там были и нормальные. «Любовь и голуби», Гайдая фильмы, боевики со Шварцем и все такое. Но штук 10 — порнуха. Я их до дыр пересмотрела. Уже ни цвета, ни звука не осталось. Так что теоретически я очень подкована. А вот с практикой — беда.

— А тот, с сейнера?

— Он приходил и просто брал меня раком в бане. Потом кончит за секунду, шлепнет по заднице на прощанье, и вся любовь. Но я и от такого кончать умудрялась, с голодухи-то.

— Мда...

— Коль, можно я... с тобой буду?... Ну, пока ты здесь?

— Я не против.

— И так, если захочешь... В любое время. Просто подойди и скажи... Да можешь даже не говорить! Просто сделай, что хочешь, и все. Я и в попу согласна, и в рот. Как угодно!

— А дочки?

— А я им объясню... завтра... Они поймут... наверное... может быть... Ну не поймут сейчас, так потом поймут!

* * *

Приставать к матери на виду у дочерей я все же постеснялся. Днем я чинил оборудование, а потом полночи кувыркался со Светой в постели. Любовницей она была потрясающей! И в плане жадности до секса, и во всех остальных планах. Невероятно ласковая, нежная и вместе с тем фантастически развратная. Она действительно позволяла мне иметь себя в любую свою дырочку, получая при этом неподдельное удовольствие от всего, что я с ней проделывал. Она не брезговала подолгу облизывать мой член после того, как я трахал ее в попу. Она восторженно принимала, когда я заливал спермой все ее лицо. Она сама придумала трахать меня в анус своим острым язычком, и делала это с радостью. К нашей третьей ночи она уже не стеснялась голосить от оргазма на весь дом, не заботясь о том, что ее услышат. («Девочки все поймут»). Она удивляла меня каждый день своей ненасытной похотью. Но на четвертое утро она удивила меня по-настоящему. Сделав мне утренний миньет (это, кажется, становилось нашей традицией), Света огорошила меня предложением:

— Коль, останься с нами здесь, на Скалистом.

Я хотел что-то сказать, но она закрыла мне рот ладонью.

— Дослушай. Не перебивай. Я думаю, что мы сможем здесь жить счастливо. Вчетвером. Ну кто нам еще нужен? И что нам еще нужно? Ты — мужчина, и будешь здесь хозяином. Будем вместе работать. Построим хлев, заведем коровок, свиней. Причал построим, лодку заведем. С той стороны есть маленькая бухточка, и если руки приложить, ее можно бонами от любого шторма оградить. А в свободное время мы будем ухаживать за тобой, и ублажать тебя, как захочешь. Я и девочки. Они, если хочешь, тоже станут твоими женами. Они совсем невинны, и ты можешь сделать из них все, что захочешь. Как из пластилина можешь вылепить их под себя. Сам их всему научишь. А они тебе деток родят. Я-то уже не могу — застудилась давным давно. А если спрашивать будут — скажем, что от моряков проходящих залетели. Все поймут. Никто слова не скажет. Коль, ну пожалуйста! Останься!

Я высвободился от ее удушающей ладони.

— Свет, ты чего такое говоришь?!

— А я дама с приданым, — не обращала она внимания, — Знаешь, какая я богатая? У меня счет в банке, где почти вся зарплата за 15 лет лежит. С компенсациями за отпуска и премиями. Я начальство попросила, они все в долларах перечисляют. Так что после кризисов там ваших ничего не пропало.

— Причем тут деньги?!

— Не знаю. Просто хочу, чтоб ты и это знал. Ты так из-за девочек противишься? Думаешь, я тебя испытываю? Нет. Может где-то на материке меня и назвали бы ужасной матерью, но здесь, на Скалистом, я лучше знаю, что лучше.

Выскользнув из ее жарких объятий, я быстро оделся и выскочил из дома. Весь день я провел на верхней площадке маяка. Что только не передумал. Меня никто не тревожил. Понимают... Вернувшись в дом только к ужину, я улучил момент, чтобы сказать Свете:

— Я останусь. Вот только дочек под меня подкладывать не надо. Неправильно это.

— Как скажешь, — просияла хозяйка и радостно бросилась мне на шею.

Позже я лежал в своей комнате с книгой, ожидая прихода Светы. Но вместо нее ко мне без стука заявилась Леночка. Села прямо на пол напротив моей головы, подперев коленками подбородок и бесстыдно светя белоснежными трусиками. Сидела она молча и просто смотрела на меня.

— Чего тебе?, — наконец, не выдержал я

— Просто так... Хотела тебе свои новые трусики показать, которые ты привез. Мама с материка заказала. Нравятся?, — ангельски улыбнулась она и немного раздвинула коленки.

— Нравятся, — буркнул я, отведя взгляд.

— Они такие мягкие и удобные. Хочешь потрогать?

— Знаешь, Лен. Сдается мне, что ты совсем не такая невинная овечка, как мама тебя описывала, — раздраженно ответил я

— Может быть... Зато ты — такой же козел, как и все остальные!

— Почему «такой же»?

— Да как все норовишь юным девочкам под юбку заглянуть, а потом залезть туда.

— Я никуда не заглядывал бы, если б ты сама не показывала.

— Какая разница? И чего в тебе мама нашла? Хотя, судя по тому, как она орала этой ночью, я знаю ответ.

— Что ты можешь знать?

— Больше, чем ты думаешь!, — она резко сомкнула ноги, — Мы с Настей не хотим, чтобы ты оставался!

— Положим, это не вам решать, но все же интересно: почему?

— Потому что все мужики — извращенцы! Вам только одно надо! Мы все слышали, что она тебе предлагала. Про нас с Наськой. «Можешь сделать из них то, что хочешь...», — довольно удачно сымитировала она Светин голос

— Значит, не все слышали. Я останусь, но не ради вас. Именно так я вашей маме и сказал.

— Да?, — недоверчиво переспросила девушка.

— Представь себе.

— Все равно не верю. Знаешь, скольких мы таких повидали? Мы когда в 11-м учились в Николаевске, Наська лет на 14 выглядела, хотя ей уже 18 было. Так старперы всякие, как мухи вокруг нее крутились. Мы их на бабки потом разводили. Наська заманивала, а я появлялась с фотиком в самый интересный момент. Ты бы их видел! Потели, блеяли, как овцы, и сами любые деньги предлагали...

— В Николаевске? Это, который на Амуре?, — удивился я

— Ага! А ты думаешь мы в той дыре пропадали, куда нас мама отправила? Да хрен там! Мы еще в 8-м классе в Николаевский интернат перебрались. Маме ничего не говорили, чтобы не парилась.

— Как перебрались?

— Да так же точно. Директор в старом интернате у нас был — похотливый ублюдок. Он физру вел по совместительству и все время девочек лапал за все подряд. Ну мы его с сеструхой прижали за это, он сам нам перевод и организовал. Еще в 8-м классе.

— Мда... , — почесал я затылок, — А я вас чуть-ли не монашками представлял.

Лена задорно ...  Читать дальше →

Показать комментарии (22)

Последние рассказы автора

наверх